Центробанку санкции и спад не страшны

Банковская система РФ выдержит и санкции Запада, и экстремальный спад экономики на 5% при девальвации рубля на 30%. Об этом говорят в Центробанке (ЦБ). Какой ценой будет выживать банковская система, не уточняется.

Возможно, ценой половины банков. Эксперты замечают: главный вопрос не в том, выдержит ли система кратковременный резкий спад, а в том, как долго она сможет выживать. Иран после введения санкций не продержался и двух лет при спаде на 1,5–2% в год. РФ, по экспертным оценкам, продержится дольше – 3–5 лет при спаде на 3–4% в год.

Российский банковский сектор может выдержать многое. Об этом рассказал в пятницу первый зампред ЦБ Алексей Симановский. Во-первых, по его словам, последствия возможных санкций Запада в отношении России не будут для банковской системы фатальными. 

Причем речь идет о более жестких санкциях в отношении отдельных секторов экономики, в том числе банковского. «Банковская система РФ выживет», – уверен Симановский.

Как потом уточнил советник президента РФ Сергей Глазьев, куда больше проблем от санкций будет у Европы. «Если американцы постараются реализовать модель, которая была применена к Ирану, а это практически отключение страны от мировой финансовой системы в ее долларовой части и части евро, то, по нашим подсчетам, потери Евросоюза могут достичь одного триллиона евро», – заявил он в пятницу тележурналистам.

Во-вторых, подчеркивает Симановский, российская банковская система вполне сможет выдержать экстремальные экономические условия. Для подтверждения своих слов Симановский сослался на результаты стресс-тестов, которые проводятся регулятором раз в полгода и учитывают два сценария – пессимистический и экстремальный. Пессимистический сценарий предполагает замедление роста российской экономики до 1,2% в год, падение нефтяных цен на 25–30%, девальвацию рубля на 20%. Экстремальный сценарий учитывает падение экономики РФ сразу на 5% и ослабление рубля на 30%. «Предварительно банковский сектор в целом выдерживает в том числе экстремальные сценарии», – цитирует Симановского «Прайм».

Удивительно, но руководство ЦБ снова и снова наступает на одни и те же грабли: пытаясь убедить общественность в устойчивости банковской системы, оно произносит фразы, которые, наоборот, могут еще больше расшатать и без того чувствительный финансовый сектор.

В конце января этого года другой первый зампред ЦБ Ксения Юдаева уже ссылалась на стресс-тесты и уверяла, что российские банки вполне переживут ослабление рубля еще на 25–30%. Такие заявления тут же спровоцировали панические реакции и населения, и игроков на рынке. «Многие чиновники и представители ЦБ бросились объяснять временный характер обесценивания рубля. Однако вернуть ожидания на прежний уровень может быть не так просто», – указывали в своем обзоре специалисты Центра макроэкономических исследований Сбербанка.

Но весь цинизм ситуации даже не в том, что подобные оптимистичные заявления представителей ЦБ могут иметь невеселые последствия, а в том, что регулятор не уточняет, какой ценой будет выживать банковская система, если экстремальный сценарий действительно реализуется. Например, девальвация рубля на 30% означает, что примерно на эти же 30% подорожает импорт.

По данным Федеральной таможенной службы, в 2013 году Россия импортировала продукции примерно на 318 млрд долл. По методологии платежного баланса, импорт составил в 2013 году 344 млрд долл., сообщает Росстат. В структуре товарных ресурсов розничной торговли доля импорта достигает 44%. Приведет ли в условиях санкций Запада девальвация рубля на 30% к отказу страны от импорта и к тому, что в структуре потребления ему надо будет искать замену? Обеспечит ли потребителей всем необходимым чахнущий отечественный производитель? Или импорт останется, но его стоимость для большинства граждан и предприятий будет запредельной?

Не совсем понятно из заявлений представителей ЦБ, как они видят дальнейшее развитие событий в своих сценариях. Отскочит ли российская экономика после 5-процентного спада, и если да, то за счет чего? Или она на долгие годы заляжет на дно? Или падение продолжится? И выживет ли тогда банковский сектор?

Опрошенные «НГ» эксперты указывают, что регулятор не совсем верно ставит вопрос. Проблема не в том, выживет ли банковская система при кратковременном резком спаде, а в том, как долго она сможет выживать даже при незначительном падении экономики.

«Центробанк не учитывает важнейшее обстоятельство – то, что падение не будет кратковременным. У нас и без санкций, и без геополитики было бы снижение экономики в течение ряда лет. А геополитика обостряет этот сценарий. Наш прогноз на 2014 год без учета Украины – спад примерно на 1–2%. Сейчас мы подтверждаем прогноз уже по верхней границе – спад на 2% в 2014 году. В следующем году будет похуже. По предварительным оценкам, падение составит уже 3–4%», – говорит директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

Эксперт предлагает посмотреть на опыт других стран. «Иран не выдержал и нескольких лет после введения санкций. В 2011-м экономика Ирана, по оценкам Международного валютного фонда, пока росла – на 3%. А в 2012-м было уже падение на 1,9%. В 2013 году спад на 1,5%. И в начале марта Иран публично отказался от амбиций по ядерному оружию. Санкции снимаются, – напоминает Николаев. – Иран не выдержал фактически и двух лет. В течение этих двух лет экспорт нефти упал на 60%, резко снизился уровень жизни, обесценилась их валюта, инфляция сильно выросла». Конечно, российская экономика – не иранская, но она точно так же зависит от экспорта энергоресурсов, так что есть повод для сравнений.

Российская экономика, по мнению эксперта, продержится дольше иранской. «Думаю, нас хватит на три–пять лет ежегодного падения примерно на 3–4%», – говорит Николаев. А потом вполне логично наступит острая фаза кризиса со всеми ее «прелестями» – замораживанием, снижением и задержками зарплат, безработицей, инфляцией. «Это будет тупик», – делает вывод Николаев.

Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин указывает, что регулятор в стресс-тестах прописал хоть и неприятный, но не катастрофичный сценарий и учел не те показатели, которые сейчас надо учитывать. «Было бы неплохо протестировать, что будет с российской экономикой в случае падения на 30% фондового рынка. Это да, серьезно. Но я думаю, что из-за оторванности фондового рынка от реального сектора даже это не очень страшно», – считает эксперт.

Наконец Делягин отметил, что регулятор говорит о выживаемости банковской системы в целом, а не конкретных кредитных организаций. «Речь идет о сохранении банковской системы как системы кредитования, расчетов, обеспечения сбережений и инвестиций. А банковская система как таковая в России – это минимум около 20 банков, максимум – 200», – поясняет эксперт. Скорее всего именно об их выживаемости и рассуждает регулятор. «То есть, грубо говоря, если сегодня обанкротится половина российских банков, то для экономики в целом это не будет катастрофой. Это будет безумной неприятностью для десятков миллионов людей, это будет большой проблемой для бизнеса, но это не будет катастрофой», – уверен Делягин. Однако, заметим, перспективы тоже нерадостные. 

И как бы то ни было, в сложившихся условиях, по мнению Делягина, было бы большой удачей, если спад российской экономики за ближайшие два года не превысит 5%.