Как не попасть в ловушку среднего дохода

Ректор РЭШ Симеон Дянков — о том, почему России стоит обратить внимание на поддержку образования и несырьевого экспорта.

 На Гайдаровском Форуме три недели назад премьер-министр Дмитрий Медведев, говоря о проблемах экономического роста, признал, что Россия рискует попасть в ловушку среднего дохода. Уже многие страны, достигнув определенного уровня развития, оказывались в ней и резко замедляли темпы роста. Премьер сослался на исследование экономиста Барри Эйхенгрина из Университета Калифорнии в Беркли, который считает, что после преодоления ВВП планки в $15 000 на душу населения экономический рост замедляется в среднем с 6% до 2% в год. Эту закономерность подтверждают данные за очень длительный период — с 1956-го до 2010 года.

 Тревожный вывод для России, поскольку она, по прогнозу МВФ, достигнет указанного рубежа в этом году.

 Означает ли это, что на фоне роста зарплат и, как следствие, снижения конкурентоспособности, страну ждет период застоя? Кроме аргумента Айхенгрина, существует еще, как минимум, три причины так думать.

 Во-первых, экономика России в значительной степени зависит от энергетики, в частности нефти и газа. А, как известно, последние технологические достижения, например резкий рост добычи сланцевого газа, сильно затрудняют прогнозирование будущих доходов от энергетического экспорта. Кроме того, в европейских странах повышается эффективность использования энергии, и к 2020 году 16% энергопотребления ЕС должно быть обеспечено за счет возобновляемых источников.

 Во-вторых, неблагоприятные демографические тенденции приведут к тому, что к 2030 году численность трудоспособного населения в России сократится примерно на 15%. Это означает увеличение числа пенсионеров в расчете на одного работника, и, следовательно, увеличение пенсионных расходов, что ограничивает возможности инвестиций для государства. К тому же это дополнительный фактор роста стоимости рабочей силы и, следовательно, снижения конкурентоспособности российского экспорта.

 В-третьих, мы видим общее разочарование инвесторов в перспективах стран со средним уровнем дохода. Индексы развивающихся рынков, в частности стран БРИК, демонстрируют плохую динамику. Например, в 2013 году показатель чистой прибыли на развивающихся рынках в целом упал на 3%, в странах БРИК на 4%, в то время как в США рост составил 33%, а в Европе более чем 20%. И это не только в прошлом году. Если сравнивать чистую прибыль за три или за пять лет, развивающиеся рынки проигрывают и США и странам ОЭСР. Несколько крупных стран со средними доходами демонстрируют нестабильную макроэкономическую динамику, что беспокоит инвесторов. Поэтому так резко упали в начале года валюты Аргентины, Индии, Индонезии и Турции. И хотя Россия отличается высоким качеством денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики, недомогание других развивающихся экономик может быть «заразно».

 Но у России есть способы избежать ловушки среднего дохода.

 Исследование профессора Айхенгрина указывает два способа. Во-первых, рост инвестиций в среднее и высшее образование. И, во-вторых, наращивание вложений в исследования и разработки (R&D), что позволит увеличить экспорт. Страны, которые использовали эту стратегию, смогли избежать торможения, здесь можно вспомнить, прежде всего, недавние примеры Южной Кореи и Чили.

 Российское правительство готово активнее вкладываться в высшее образование. Я сам свидетель развития инициативы «Топ-500», предполагающей предоставление правительственных грантов ведущим российским университетам на продвижение в мировом рейтинге лучших вузов. Эта инициатива начинает приносить плоды. Сделав акцент на международном конкурсе, правительство, скорее всего, будет добиваться повышения стандартов обучения и исследовательской работы до уровня лучших образцов. В свою очередь, это поможет привлечь лучших студентов, которые сейчас стараются получать образование за рубежом.

 Увеличение высокотехнологичного, основанного на R&D экспорта является более сложной задачей. Для этого нужно наладить связь между центрами прикладных исследований и производством, прежде всего в тех секторах, где Россия традиционно сильна: программное обеспечение, авиация и космос, ядерная отрасль, химия.

 Третий способ (уже отвлекаясь от Эйхенгрина) — быстрое улучшение бизнес-среды. Корея смогла избежать ловушки среднего дохода во многом благодаря созданию хороших возможностей для ведения бизнеса, не связанного с крупными корпорациями. Корея занимает 7-е место в ежегодном исследовании Всемирного банка Doing Business, что было бы невозможно без наличия благоприятной среды для малых и средних компаний. Россия сделала большой шаг в этом направлении. В последнем рэнкинге Doing Business она поднялась почти на 20 пунктов, и теперь впереди остальных стран БРИК. Россия также улучшила на три пункта свою позицию в рейтинге Экономической Свободы. Это можно назвать успехом, если тенденция сохранится в течение нескольких лет. После того, как условия ведения бизнеса в России станут сопоставимыми, например, с Центральной Европой, инвесторы наверняка это оценят.

Может ли Россия избежать ловушки среднего дохода? Конечно. Все ингредиенты ясны, было бы желание предпринять для этого согласованные действия.