Госбанкиры придумали ответные санкции Западу

В ответ на экономические санкции Запада Россия должна перейти с торговыми партнерами в Европе и Китае на рублевые расчеты. И в первую очередь это должны сделать экспортные госкомпании. С таким призывом выступил вчера глава государственного ВТБ Андрей Костин. Его идея, однако, утопична, считают эксперты.

Чтобы Европа покупала российский экспорт за рубли, она для начала должна эти рубли каким-то образом получить. Рубль должен стать более конвертируемой валютой, чем сейчас. А для этого российским властям придется поработать над его репутацией как устойчивого платежного средства. Рублевые расчеты будут выгодны прежде всего российским банкам, ведь именно к ним обратятся европейские партнеры – если, конечно, они не передумают покупать российскую продукцию, что, по мнению экспертов, не исключено.

Начинать переход к внешним расчетам в рублях вместо долларов и евро надо немедленно, сейчас это первоочередная задача для банковской системы, Центробанка и правительства, заявил глава ВТБ Андрей Костин на съезде Ассоциации российских банков. 

Рублевые расчеты, по его словам, должны использоваться не только с Таможенным союзом и СНГ, но и с Западной Европой и Китаем. И тогда получится «снизить зависимость от капризов властей США и ЕС», грозящих России санкциями. «Уже месяц мы слышим со стороны высокопоставленных западных руководителей призывы изолировать Россию, практически уничтожив российский банковский сектор, используя современное «ядерное оружие» в области финансов – долларовые расчеты», – пояснил Костин.

Опасения банкира не беспочвенны. Во вторник вечером МИД РФ сообщил, что американский банк JPMorgan Chase заблокировал долларовый перевод посольства России в Астане в адрес страховой компании «Согаз». Сделано это было «под предлогом антироссийских санкций».

В первую очередь на рублевые расчеты должны перейти российские экспортные компании – особенно государственные. По словам Костина, половина российского экспорта и менее половины российского импорта приходятся на страны еврозоны. А на долларовую зону – в частности, на США как таковые – лишь 2% импорта и 5% экспорта. «Суммарные экспортные поставки «Газпрома», «Роснефти» и «Рособоронэкспорта» составляют почти 230 млрд долл. в год, или 44% от совокупного объема экспорта товаров», – говорит глава ВТБ.

Готовность крупнейших российских экспортеров перейти на рублевые расчеты не вызывает у Костина сомнений. «Я говорил с руководителями этих компаний, они не против того, чтобы вести экспорт в рублях, им просто нужно дать соответствующий механизм», – цитирует главу ВТБ Интерфакс.

Возникает вопрос: почему с такой передовой идеей – перевести экспортные расчеты на рубли – выступают банкиры, а не экспортеры? Ответ, по мнению экспертов, прост: потому что рублевые расчеты будут выгодны именно банкам.

«Идея расчетов в рублях за экспортируемые товары, безусловно, придется по душе банкам, так как иностранным покупателям нужно будет покупать рубли для будущих сделок. С точки зрения компании-экспортера мало что изменится, зато расчеты с бюджетом можно будет проводить напрямую, без обязательной продажи валюты», – поясняет финансовый аналитик Lionstone Investment Services Ltd Яна Трубникова. «Для продажи чего-либо в Европу за рубли необходимо, чтобы у покупателей были в наличии эти самые рубли», – продолжает эксперт компании «Налоговик» Сергей Литвиненко. 

Однако для таких изменений необходимы все же дополнительные усилия со стороны российской власти. «Надо придать рублю достаточную репутацию устойчивого платежного средства, чтобы каждый продавец, принимая оплату в рублях, был уверен в платежеспособности и стоимости этих денег», – говорит эксперт. Для этого властям потребуется провести реформы в сфере денежного обращения.

Теоретически последствия от перехода на рублевые экспортные и иные расчеты могут быть для российского финансового сектора положительными. Однако не исключены и негативные последствия – причем для всей экономики. «Для покупателей российского экспорта переход на рубли приносит массу неудобств, вплоть до невозможности осуществлять сделки, от чего, в свою очередь, пострадают и компании-экспортеры», – замечает Трубникова. «Стоит понимать, что рубль не является международной валютой расчетов и слишком подвижен, как и любая другая сырьевая денежная единица. Соответственно экспортеры не смогут четко прогнозировать финансовые потоки», – обращает внимание старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова.

Перевод российских госкомпаний на расчеты в рублях по экспортным поставкам будет достаточно сложным и противоречивым процессом, предупреждает управляющий активами Concern General Invest Владислав Метнев. 

«Это предполагает, что компании лишатся валютной выручки. Как результат, компании не смогут привлекать кредиты от западных банков и размещать облигации на западных рынках. Получится, что, например, «Роснефть» лишится механизма предэкспортного финансирования. Плюс большая часть экспортных поставок идет через дочерние трейдинговые структуры российских компаний, зарегистрированных в Европе. Не совсем понятно, что произойдет с ними. В свою очередь, западные партнеры российских компаний будут вынуждены либо формировать рублевые резервы, что маловероятно, либо покупать рубли за евро или доллары США на спотовом рынке у коммерческих банков или ЦБ РФ. Но так как коммерческие банки лишатся большой части валютных счетов госкомпаний, единственным весомым участником валютного рынка станет ЦБ, – описывает последствия эксперт. – Таким образом, произойдет полная национализация экспорта, а по большому счету и импорта, так как для оплаты импорта опять же придется обращаться к ЦБ РФ за валютой». 

В итоге качество финансового рынка в России приблизится к уровню Венесуэлы, считает Метнев. Идея сделать экспортные расчеты рублевыми перестанет быть утопичной только тогда, когда рубль станет мировой резервной валютой.

Часть экспертов при этом уверены, что власти не будут торопиться с внедрением рублевых расчетов на практике. Но будут снова и снова напоминать западным партнерам о такой возможности. «Не исключено, что схема экспортных расчетов в рублях заработает тогда, когда это потребуется политической власти. А пока такой механизм будет своеобразным козырем в рукаве», – полагает Анна Бодрова. Ведь у России не так много вариантов зеркальных санкций для Запада.