Экономика: нет поводов для роста

Макроэкономические данные Росстата за 2013 г. не преподнесли сюрпризов. Год завершился спадом в строительстве (кроме жилищного); капитальные инвестиции, несмотря на возобновление слабого роста в ноябре - декабре, по итогам года сократились (на 0,3%) впервые с 2009 г. (годом ранее выросли на 6,6%).

В начале декабря Минэкономразвития понизило прогноз роста инвестиций с 2,5 до 0,2%, но оценка Росстата будет выше - еще вчера, за пару часов до выхода статданных, выражал надежду министр экономического развития Алексей Улюкаев. Правда, данные по инвестициям предварительные и могут быть пересмотрены. Хотя, бывает, пересмотр происходит в сторону снижения - как, например, по итогам 2012 г. (первая оценка была 6,7%).

Рост в сельском хозяйстве перекрыл позапрошлогодний спад, но лишь чуть больше чем на 1%: вклад отрасли в ВВП во втором полугодии, на что надеялись экономические власти, оказался не таким значительным.

Темпы роста розницы в сравнении с 2012 г. замедлились в 1,6 раза (до 3,9%), платных услуг населению - в 1,8 раза (до 2,1%), отражая замедление роста благосостояния населения (в сравнении с позапрошлым годом темпы роста реальных доходов сократились с 4,6 до 3,3%, реальных зарплат - с 8,4 до 5,2%).

В нынешних условиях рост экономики может быть основан только на инвестиционном росте, цитирует Улюкаева "Прайм": рост чистого экспорта ограничен мировым спросом, рост частного потребления достиг своего потолка.

Безрадостная динамика инвестиций 2013 г. связана со спадом государственных инвестиций, тогда как частные продолжали расти, а в 2014 г. будут расти быстрее, ожидает Улюкаев. Прогноз Минэкономразвития по росту инвестиций в 2014 г. - 3,9%, но они, по мнению министра, способны расти на 5-7%. Тогда рост капвложений обеспечит экономике естественный для нее рост в 2,5-3%, сказал Улюкаев.

Добиться такого роста инвестиций - комплексная задача, подчеркнул министр: надо снимать инфраструктурные ограничения, развивать поддержку несырьевого экспорта, улучшать условия для малого бизнеса и бизнес-климат в целом. "Инвестор пуглив, и, если вы делаете какие-то неловкие шаги, он и текущих решений не принимает, и, скорее, делает обратные шаги", - заметил Улюкаев (цитата по "Интерфаксу").

Рост в 2013 г. Минэкономразвития оценило в 1,3-1,4%; потенциал его ускорения есть, хотя, скорее всего, не в I квартале, а попозже, говорил замминистра Андрей Клепач.

По динамике базовых отраслей рост экономики в 2013 г. получается 1,4%, посчитал Николай Кондрашов из Центра развития ВШЭ. По оценкам Лизы Ермоленко из Capital Economics - 1,5%: за последние 15 лет это второй после кризисного 2009 года наихудший итог.

Минувший год был переходным - от оптимизма к пессимизму, заключает Кондрашов. Инвестиции частных компаний планировались еще на оптимистичных прогнозах, статданные тоже не показывали резкого торможения, а сейчас, когда власти признали, что роста на 3-4% не будет, то и компании пересматривают свои инвестпланы, сомневается он в реалистичности надежд Минэкономразвития на высокий рост частных капвложений. Начавшееся ослабление рубля заставляет компании, и так накопившие рекордную наличность (17,5 трлн руб. на депозитах и текущих счетах), принять выжидательную стратегию: ясно, что никакой потребности спешить с инвестициями нет, пишет Дмитрий Полевой из ING. К тому же, по подсчетам Альфа-банка, до половины капвложений направлялось на строительство не производственных, а торговых площадей и замедление розницы делает невыгодным их дальнейшее наращивание прежними темпами. А инвестиционные планы промышленных предприятий в январе остаются, как и последние полгода, на посткризисном минимуме, следует из опросов Института Гайдара.

Замораживание тарифов может позитивно сказаться на рентабельности компаний, но остается вопрос, поможет ли она повышению финансовой устойчивости бизнеса и тем более инвестиций, рассуждает Кондрашов. Зато монополисты из-за замораживания тарифов вполне могут инвестпрограммы сократить. Только госрасходы на инфраструктуру могут помочь стабилизировать ситуацию с инвестициями, хотя эффективность госвложений и продолжительность их влияния на экономический рост все еще требуют изучения, отмечает Полевой.

В отношении потолка частного потребления Улюкаев прав, соглашается Кондрашов. Подогревавший спрос рост зарплат в бюджетном секторе замедлится - с порядка 10 до 3% в 2014 г. (в реальном выражении), в итоге темпы роста всех зарплат в экономике в 2014 г. могут сократиться еще в 1,5 раза. Рост потребкредитования также замедляется (с 35% на 1 июля до 28,8% на 1 декабря): снижение платежеспособного спроса обострило проблему перекредитованности населения и плохих долгов, банки сокращают кредитование из-за роста рисков невыплаты долга, говорит Кондрашов. Объемы платных услуг населению почти не росли уже с конца I квартала прошлого года, а розница показала необычно слабый рост в декабре - видимо, замедление экономики сказалось на суммах премиальных, составляющих значительную долю декабрьских доходов, рассуждает он: прибыль компаний снижается. Замедление роста зарплат в частном секторе, рост безработицы, замораживание зарплат в госсекторе - перечисляет причины замедления потребления Полевой.

Поскольку экономика столкнулась с ограничениями со стороны не спроса, а предложения, ускорение темпов роста маловероятно - в ближайшие два года он будет на уровне 2%, полагает Ермоленко: чтобы повысить инвестиции и, соответственно, среднесрочный потенциал темпов роста экономики, нужны широкие экономические и политические реформы. Центр развития прогнозирует рост экономики в 2014 г. на 1,6%, Альфа-банк - на 1,3% (самый низкий прогноз). С 3 до 2% недавно снизил прогноз роста России в 2014 г. МВФ. Минэкономразвития ожидает роста на 2,5%.