ВВП оказался худшим за все путинские годы

30.12.2013 13:23

Экономические итоги уходящего года оказались одними из самых худших в новом тысячелетии.

Прирост ВВП не дотянул до 2%, инвестиции в основной капитал снизились, а бюджет сведен с дефицитом. Более провальные макропоказатели были у России только в 2009 году. Но тогда это можно было объяснить острым периодом мирового кризиса и низкими мировыми ценами на нефть – чуть выше 60 долл. за баррель. В уходящем году цены на нефть были высокими (108–110 долларов), ведущие мировые экономики демонстрировали подъем, а российская – почему-то свалилась в стагнацию. И власти, похоже, даже не смогли разобраться в причинах происходящего.  

 

Сейчас мировая экономика припала – и наша за ней немножко присаживается.
По итогам 2013 года Минэкономразвития (МЭР) надеялось получить рост ВВП примерно на том же уровне, что и в 2012-м. Но после обновления поквартальной статистики правительство начало пересматривать свои прогнозы, снижая ориентиры на этот год – сначала до 2,4%, потом до 1,8%. Затем в правительстве заговорили, что хорошо, если российская экономика вырастет в 2013-м хотя бы на 1,5%. В декабре МЭР снизило прогноз уже до 1,4%. Точно так же ухудшается ситуация с инвестициями в основной капитал (минус 0,8%) и промпроизводством (минус 0,1%). 
  
«Основная цель правительства на ближайший период – обеспечить переход на траекторию устойчивого экономического роста, во всяком случае на уровне не ниже 5% ВВП. К этому нужно стремиться, на этой основе добиться стабильного роста благосостояния российских граждан», – объявил Дмитрий Медведев в середине января 2013 года на авторитетном экономическом форуме. Эти слова премьера опирались на расчеты экономистов и вовсе не были плодом легкомыслия руководства страны. Более того, рост ВВП на 5–6% в год считали необходимым условием развития и другие эксперты.
 
Указы президента Владимира Путина о создании 25 млн высокопроизводительных рабочих мест, об увеличении производительности труда в 1,5 раза и т.д. возможны при росте ВВП не ниже 6% в год. Об этом свидетельствуют расчеты Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. А советник президента Сергей Глазьев утверждал, что рост ВВП должен быть не ниже 8% в год. Ничего близкого к ожиданям чиновников в реальности не произошло. 
  
Следствием замедления экономики стали недобор налогов и очевидные проблемы с реализаций бюджетных планов. Впервые за годы своего правления Владимиру Путину пришлось урезать бюджетные проектировки, со ссылкой на внешние причины объяснять гражданам, что это урезание никакой не секвестр. «Сейчас мировая экономика припала – и наша за ней немножко присаживается.
 
Это означает, что, поскольку она не растет такими темпами, как мы ожидали, не будет соответственно и доходов, которых мы ожидали, а мы уже программу нарисовали, мы уже, исходя из предполагаемого ранее роста экономики, наметили расходы бюджета. И что делать? – описывал ситуацию президент в сентябре. – Сейчас правительство стоит перед непростым выбором, где-то придется уже заранее исходить из реалий и где-то подрезать наши предполагавшиеся ранее расходы». 
  
К концу года у многих граждан и специалистов сложилось убеждение – власти не понимают причин резкого замедления экономики и не знают, как ее оживить. В своем Послании Федеральному собранию президент перечислил «новые факторы развития»: высокое качество профессионального образования и гибкий рынок труда, благоприятный инвестиционный климат и современные технологии. Совершенно иное заботит его помощника – экс-министра Андрея Белоусова. В середине декабря он вдруг призвал проанализировать, «почему не работают меры поддержки экономического роста» и почему не сокращаются процентные ставки, которые тормозят инвестиционную активность.