Сергей Игнатьев обсуждал с Андреем Козловым письма с угрозами в его адрес

12.12.2011 10:46

Сергей Игнатьев обсуждал с Андреем Козловым письма с угрозами в его адрес

Глава Банка России Сергей Игнатьев признал, что обсуждал с Андреем Козловым письма с угрозами в его адрес в июле 2006 года. Сегодня председатель ЦБ Сергей Игнатьев, выступая в качестве свидетеля на заседании в Московском городском суде на слушании свидетельских показаний по делу об убийстве Андрея Козлова, сообщил: «ВИП-банк упоминался в анонимной записке, которую я получил от Андрея Козлова. В записке упоминалась фамилия Френкеля, утверждалось, что ряд банков, в том числе ВИП-банк, занимаются операциями по отмыванию денег в больших масштабах. Деятельность Козлова воспринималась группой лиц крайне негативно, и они были готовы на активные действия по отношению к Банку России и Андрею Козлову».По словам Сергея Игнатьева, сложилось впечатление, что в записке упоминалось о ряде мер в отношении Андрея Козлова, «вплоть до устранения физически». Игнатьев конкретных формулировок не помнит, но утверждает, что такое впечатление у него создалось после прочтения письма.

По его словам, они обсуждали с Андреем Козловым эту записку, но тогда не восприняли угрозу как нечто реальное и никаких действий не предпринимали. Деятельность руководства Банка России, считает его глава, может вызывать недовольство криминальной среды, что очевидно для всех. «И эта криминальная среда может реагировать весьма жестко», — сказал Игнатьев.

Читать еще

Международные резервы РФ за неделю сократились до 516,9 млрд долларов

Эксперты: арест счета за один день по запросу приставов вполне возможен

Компания «Ростэк-Лизинг» передала в финаренду металлообрабатывающие станки за 1,1 млн евро

Сергей Игнатьев полагает, что Андрей Козлов не воспринял угрозу как нечто реальное. «Мне показалось, что во время обсуждения этой записки Андрей Козлов не слишком серьезно отнесся к ней, поскольку это была не угроза, а намек на то, что некая группа людей может не остановиться перед убийством». Игнатьев сообщил, что в его беседе с Козловым не высказывал предположений, кто мог быть автором письма.