Не расплатился по кредиту - банкротить будут гуманно

В России могут существенно измениться механизмы банкротства физического лица. Соответствующий законопроект готовит к рассмотрению Минэкономразвития РФ. Долговой ямы и тюрьмы вроде бы не ожидается, но и мало не покажется.

 

Конечно же, возрождение института банкротства граждан напрямую связано с кредитным бумом. В кредит сейчас можно купить практически все что угодно - от дешевых пылесосов и мобильников до дорогущих авто и роскошных коттеджей. По официальным данным, доля просроченных кредитов не превышает всего несколько единиц процентов (если точно - около 2,6 процента) общего объема выданных ссуд. Но есть банки, у которых доля невозвратов доходит и до 20 процентов. Она, естественно,  маскируется, чтобы не мозолить глаза проверяющим и избежать антирекламы кредитной организации. Ну а что еще могут сделать банкиры? Их метод борьбы с зависшими долгами оказался прост, как все гениальное: риск невозврата ссуды изначально заложен в немаленькие проценты платы за кредит. То есть в действительности за "плохих" заемщиков расплачиваются вполне добропорядочные.

Поэтому, чтобы не останавливать процесс кредитования - ведь это стимул для развития экономики, - в ближайшем будущем ситуация изменится, и в России появятся, как утверждают эксперты, "достаточно жесткие", но при этом "цивилизованные" процедуры выяснения отношений с должниками.

Строго говоря, в действующем российском законе "О банкротстве" и сегодня есть глава 10, посвященная банкротству физического лица. Но, по словам экспертов, она практически не применяется. Суть в том, что в ней прописаны практически все те же процедуры, что и при банкротстве юридического лица: назначение арбитражного управляющего, формирование конкурсной массы, сбор требований кредиторов. Когда в США или Западной Европе объявляют банкротом миллионера, это может сработать. Но попробуйте найти арбитражного управляющего для обанкротившегося гражданина, который задолжал за мебельный гарнитур. Сумма вознаграждения управленца прямо связана с суммой активов должника, которые менеджер сумеет разыскать и привлечь в процесс. Так что энтузиазма управляющих ожидать не приходится.

Поэтому сегодня к должникам банков применяются механизмы исполнительного производства. Кредитор вчиняет судебный иск своему должнику и по решению суда взыскивает с него деньги. При недостатке у должника средств его имущество арестовывают судебные приставы, оно идет с молотка на специальных торгах, а вырученные деньги за вычетом судебных издержек передаются кредитору в счет долга. Механизм в принципе понятен и достаточно прост. Но в нем обнаруживается множество подводных камней.

Во-первых, должник может иметь не одну задолженность. А шансы на удовлетворение претензии имеет лишь тот кредитор, который первым обратился в суд. На остальных просто не хватит средств.

Во-вторых, у недобросовестного заемщика есть возможность прикинуться голодранцем, у которого из имущества - старая кровать и шкаф, а все остальное он якобы "проел". Прием довольно эффективный, так как в тюрьму за невыплату долга банкам у нас не сажают.

Чиновники Минэкономразвития считают, что предлагаемая ими сейчас прозрачная и эффективная процедура взыскания долгов окажется выгодной для всех. Банкам она поможет сократить риски и снизить чрезмерно высокие сегодня процентные ставки по потребительским кредитам. Гражданам облегчит доступ к механизму покупок в кредит в более широком объеме и снизит процент "добросовестного" невозврата за счет снижения стоимости кредитов. В то же время новые правила защищают человека от долговой кабалы - необходимости выплачивать постоянно набегающие на старый долг проценты, штрафы и пени в течение десятков лет.

Во-первых, существенно упрощается процедура рассмотрения долговых дел в отношении физических лиц. Должник должен составить план погашения долгов (сроком до пяти лет), в нем фиксируются суммы и периодичность выплат. Не требуется арбитражного управляющего, но согласованный с кредиторами план утверждается судом, как и все коррективы, возникающие по мере изменения финансового состояния должника. Таким образом, банк теперь не сможет без санкции суда повысить размер выплат должника, если, например, тот найдет работу.

Если должник окажется заведомо неспособным погасить долги, то поправки дадут ему возможность начать жизнь с чистого листа. Для этого нужно будет погасить предельно возможную часть долгов за счет продажи всего имущества. При этом по закону все имущественные сделки банкрота за последний год, например переписывание на родственников и друзей квартир, машин, дач, признаются недействительными – это имущество тоже пойдет на продажу. Когда все, что отыскано, будет продано и выручка разделена между кредиторами, все претензии к банкроту по закону снимаются. С него нельзя будет требовать старых долгов, даже если он вдруг разбогатеет.

Возможно ли злоупотребление теми гуманными нормами, которые содержатся в новых поправках? Конечно. Можно, например, купленную в кредит мебель якобы продать и деньги якобы пропить. А после банкротства вернуть имущество на место. Но авторы поправок считают, что в таком случае должник должен попасть под уголовное законодательство - как мошенник. Но едва ли не главный эффект новой процедуры - моральное воздействие на банкрота. О том, что в отношении должника открывается дело о банкротстве, будет сообщаться в местных СМИ. После банкротства этому лицу в течение пяти лет будет запрещено занимать должности финансового директора, главного бухгалтера и ряд других. Да и в принципе бывшему банкроту трудно будет устроиться на ответственный пост: работодатели проверят кандидата на предмет банкротств.

В прежние времена, когда репутация была дороже денег, многие действительно предпочитали самоубийство как наиболее достойный выход из процедуры банкротства или же брали на себя обязательство даже после формального освобождения от всех долгов добровольно возвращать все, что можно, своим кредиторам.

В итоге, если правительство одобрит, а Госдума примет предлагаемые поправки в закон "О банкротстве", то замшелый юридический механизм российского долгового производства претерпит многочисленные и достаточно серьезные изменения, которые значительно приблизят его к современному, принятому в цивилизованном мире. Глава Конфедерации обществ потребителей (КонфОП) Дмитрий Янин заявил, что считает основной целью закона как раз "описание четкой последовательности действий банка по отношению к заемщику, не могущему вернуть долг".

В последние 5 лет задолженность по ссудам, предоставленным банками физическим лицам, возросла более чем в 20 раз, достигнув по состоянию на 1 ноября 2006 года 1874,2 миллиарда рублей.

По словам Анатолия Аксакова, президента Ассоциации региональных банков России (АРБ), анализ структуры потребительских кредитов и спектр предоставляемых продуктов дают возможность утверждать, что этот рынок далек от насыщения, но уже сегодня перед банками стоит проблема массового невозврата кредитов. Ради сохранения высоких темпов роста объемов кредитов многие из них делают ставку на сокращение времени и издержек, необходимых для предоставления ссуд, и таким образом создают себе дополнительные риски, которые чреваты угрозой банковского кризиса.

По мнению АРБ, сегодня приоритетными стали проблемы защиты прав кредитора и заемщика, повышение ответственности граждан за принятые на себя обязательства по возврату кредитов, создание более благоприятной правовой среды для развития инфраструктуры кредитования в России, повышение эффективности залога, совершенствование законодательства о несостоятельности (банкротстве) и целый ряд других мер.
 
 
 
Источник: www.NewsInfo.ru  (19.04.2007)