Запас кредит не тянет

08.04.2010 22:09

ЦБ ограничивает кредитование капиталом

Повышения одних резервных требований для ограничения роста потребкредитования мало, решили в ЦБ. Банкам необходимо будет также дополнительно запасать капитал по таким кредитам. Чем выше кредитная ставка, тем больше будет этот запас и тем меньше остаток, которым и определяется кредитная активность.

В проекте инструкции по банковским нормативам, опубликованном вчера на сайте ЦБ, регулятор предлагает устанавливать повышенные коэффициенты риска по потребительским кредитам с высокими эффективными ставками: от 25% годовых по рублевым ссудам и от 20% годовых — по валютным. При этом чем выше эффективная ставка, тем больше будет коэффициент риска по такой ссуде. Так, например, если для рублевых потребкредитов со ставками от 25% до 30% годовых коэффициент риска предложено установить на уровне 1,1, со ставками от 30% до 35% годовых — 1,3, то при ставках от 50% до 60% годовых коэффициент будет уже 2, а свыше 60% годовых — и вовсе 2,5.

По валютным потребкредитам ЦБ оценивает риски еще выше. Так, при минимально завышенной ставке от 20% до 25% годовых предложенный коэффициент риска — уже 1,7. Предполагается, что новшество вступит в действие с 1 марта следующего года.

Как пояснил зампред Банка России Михаил Сухов, уровни завышенных ставок ЦБ в своем проекте установил по результатам анализа информации, имеющейся от банков. «При стоимости фондирования на уровне 8—10% годовых для среднего банка по рублям, 25% годовых по выданным рублевым кредитам — максимум того, что банк может взять, чтобы покрыть издержки и получить нормальную прибыль, не рискуя сверх пределов разумного и не играя в рулетку с невозвратами за счет хороших заемщиков,— говорит господин Сухов.— По кредитам со ставками свыше 25% годовых в рублях удельный вес так называемой рулетки в факторах ценообразования по кредитам существенно возрастает». Более жесткий подход ЦБ к ограничению активности банков в валютном потребительском кредитовании он объяснил более высокими рисками невозвратов таких ссуд в кризисных ситуациях. «Учитывая, что доходы большинство российских граждан получает в рублях, при девальвации национальной валюты, не говоря уже об одновременном укреплении валюты кредита, как это случилось в кризис, например, с иеной, платежеспособность таких заемщиков по валютным кредитам резко снижается». По оценкам Михаила Сухова, доля валютных потребительских кредитов в общем портфеле розничных ссуд — около 5%, рублевых ссуд, выданных по завышенным, по мнению ЦБ, ставкам — сильно меньше половины. «Наша основная цель — не убить такой вид банковского бизнеса, как потребительское кредитование, а стимулировать банки, концентрирующие кредитные риски в этом сегменте, диверсифицировать бизнес»,— пояснил он.

Банки с таким подходом категорически не согласны и считают, что ЦБ пытается обложить их двойной регулятивной нагрузкой на капитал. Ранее ЦБ опубликовал проект поправок к своему положению по резервам на возможные потери по ссудам, который предполагает повышенные нормы резервирования по потребительским кредитам. «У нас таких кредитов — порядка 60%»,— говорит предправления банка «Ренессанс Кредит» Алексей Левченко. Оценивать дальнейшее развитие событий для своего банка он не стал, сославшись на необходимость внимательно ознакомиться с документом и просчитать его последствия для банка. «При этом желательно, чтобы мера, предложенная ЦБ, не увела целый пласт банковских клиентов из белого банковского пространства в серое поле ломбардов, кооперативов и просто ростовщиков,— предупреждает господин Левченко.— Заимствование гражданами в этом сегменте под 700% годовых — вряд ли та социальная цель, которой хочет достичь регулятор». «У нас кредитов с высокими, по мнению ЦБ, ставками,— много,— указывает и зампред правления ХКФ-банка Владимир Гасяк.— Сделать все банки универсальными и затормозить два крупных проекта госбанков в этом сегменте — странная идея». При этом цель диверсификации банковского бизнеса вряд ли будет достигнута, считает он: банки скорее снизят темпы роста портфелей и повысят ставки по потребкредитам, чем диверсифицируются: за четыре месяца создать новые процессы нереально. «По сути, это прямой административный запрет,— говорит предправления банка «Восточный» Сергей Власов, но переориентировать бизнес не собирается.— Будем продолжать потребительское кредитование, пока капитала хватит». Не удовлетворены предложенными мерами даже в Сбербанке. «На проблему надо смотреть шире: ограничение активности банков в потребительском кредитовании имеет более глобальную цель — снижение рисков вкладчиков, на деньги которых выдаются такие ссуды,— говорит финансовый директор Сбербанка Александр Морозов.— Через резервы и коэффициенты риска регулятор наказывает всех игроков: и плохих, и хороших, снижая капитал банковской системы в целом и таким образом пытаясь вылечить не ту болезнь не теми методами». По его мнению, правильнее было бы диверсифицировать взносы банков в фонд страхования вкладов в зависимости от профиля кредитного риска банка, его рейтинга и вероятности дефолта.

Светлана ДЕМЕНТЬЕВА