Залог подождет

10.03.2013 05:52

Мошенничествам с автокредитами дали срок

Законодательная защита банков и граждан от мошенничества с залоговыми автомобилями и иным имуществом откладывается на неопределенный срок. Базу данных о таких залогах депутаты по неясной причине решили создать не на основе уже существующих реестров ЦБ или ГИБДД, а с нуля — в Федеральной нотариальной палате. Банки и их клиенты за эту инициативу поплатятся не только временем, но и деньгами.

Неожиданное развитие давняя идея о создании единой по России базы данных о залогах движимого имущества — прежде всего купленных в кредит автомобилей — приобрела по итогам пятничного заседания Госдумы. На нем депутаты приняли поправку к пакету изменений законодательства о нотариате, предусматривающую, что вести этот реестр будет Федеральная нотариальная палата РФ. Первоначально (в другом законопроекте на эту тему, разрабатывавшемся Минфином) предполагалось, что система регистрации залогов движимого имущества будет создана на базе центрального каталога кредитных историй при Банке России (ЦККИ ЦБ).

По сведениям «Ъ», теперь законопроект Минфина больше не имеет статуса даже альтернативного.

Поправка эта техническая только на первый взгляд. На самом деле она радикально меняет — в худшую сторону — ожидания участников банковского рынка относительно перспектив и сроков снижения мошенничеств с проданными в кредит автомобилями. «Мошеннические схемы с автокредитами можно разделить на два вида. Первый — это реальное мошенничество, при котором в банк представляются документы на получение кредита без цели последующей оплаты; первоначальный взнос осуществляется по минимальной ставке; затем предмет залога реализовывается; получается кэш — и мошенник исчезает,— поясняет начальник отдела по возврату просроченной задолженности Райффайзенбанка Владислав Котельников.— Такие кредиты составляют не более 1% в портфеле банков. Так называемое софт-мошенничество доходит до 10% портфеля, и суть его состоит в том, что заемщик совершает несколько аннуитетных платежей и выходит из состава уголовного преступления в гражданско-правовое поле, при этом он также продает автомобиль за полную стоимость». В результате обеих схем потерпевшим может оказаться как банк, так и добросовестный приобретатель автомобиля. Проблема принятой депутатами версии поправок в том, что, в отличие от базы данных по кредитным историям ЦБ, которая уже несколько как создана и обновляется на регулярной основе, базу данных по залогам движимого имущества нотариальной палате только предстоит создать. На это, по оценкам экспертов, может уйти несколько лет и, по оценкам Минфина — до 1 млрд руб. Эти опасения подтверждает и текст самого законопроекта. Закрепленная в нем норма о регистрации в единой базе данных залогов движимого имущества вступит в силу не ранее 2014 года.

Более того, кроме первоначальной идеи бесплатной передачи банками данных об обременении проданных в кредит автомобилей, принятые Госдумой во втором чтении поправки предусматривают, что банки за собственную защиту от мошенничества должны будут платить. А вопрос защиты покупателей, не информированных о залоге приобретаемых автомобилей, и вовсе остается открытым. Плата за передачу данных об обременении каждого автомобиля составит, согласно законопроекту, принятому в пятницу во втором чтении, 300 руб. Это вдвойне удивительно, учитывая, что за аналогичные по сути действия — передачу в бюро кредитных историй данных — банки не платят ничего. Небезынтересно также, что, согласно одобренным депутатами поправкам, передача банками данных об обременении движимого имущества залогом в единую базу данных при нотариальной палате является не обязательной, а добровольной. В сочетании с платностью таких действий это может свести заинтересованность банкиров к минимуму, тем самым сделав инициативу практически абсолютно бесполезной, говорит гендиректор Национального бюро кредитных историй Александр Викулин.

Официальные объяснения того, как так вышло, есть. «Мы передали полномочия по разработке этой системы Минюсту (в его подчинении находится Федеральная нотариальная палата РФ.— «Ъ») — все-таки это не финансовый вопрос, а учетный,— говорит замминистра финансов Алексей Саватюгин.— И если эта система будет содержать и другую нотариальную информацию, например сведения о дарственных, завещаниях, купчих, то такая система будет намного интереснее, чем система, содержащая информацию только о залогах». По словам собеседника «Ъ» в Минюсте, создание реестра залогов в информационной системе нотариусов стало следствием исполнения соответствующего поручения президента. «Срок, указанный в законопроекте, необходим для перехода на новый механизм взаимодействия между участниками рынка и лицами, заинтересованными в получении информации о статусе автотранспорта»,— отмечает собеседник «Ъ».

Впрочем, по мнению участников рынка, официальные объяснения не выдерживают критики. «Вопрос о том, как подтвердить статус движимого имущества, сейчас стоит очень остро. Фактически, купив подержанный автомобиль, покупатель рискует впоследствии столкнуться с тем, что на него наложено обременение (если продавец приобретал машину в кредит и не расплатился с долгом), а банк, в свою очередь, с тем, что предмет залога по кредиту давно не принадлежит залогодателю»,— поясняет зампред правления ХКФ-банка Владимир Гасяк. «База нужна как можно скорее, чтобы снизить количество сделок, по которым собственник скрывает наличие залога,— отмечает и директор департамента кредитования розничного бизнеса и МСБ Абсолют-банка Елена Ковырзина.— Увеличение сроков реализации этого проекта отразится в том числе и на клиентах, которые заинтересованы в приобретении подержанной техники или транспорта». Затраты банков на передачу данных в единую базу данных залогов движимого имущества отразятся и на потребителях, а именно на ставках автокредитов, отмечает она.

Участники рынка недоумевают, каким образом вполне здравая, простая и не слишком затратная в реализации идея о ведении базы данных залогов движимого имущества в ЦККИ ЦБ или, как альтернативно предлагалось, в ГИБДД преобразовалась в принятый депутатами вариант. «И у тех и у других есть техническая возможность и опыт работы с такими базами, но теперь перспективы защиты банков и граждан от мошенничеств с залоговыми автомобилями крайне неясны»,— указывает госпожа Ковырзина.

Ольга ШЕСТОПАЛ, Александра БАЯЗИТОВА, Светлана ДЕМЕНТЬЕВА