За что Смоленский Банк поплатился уголовным делом

17.11.2010 05:14

Банки нередко используют выражение «умный кредит» в рекламе своих продуктов, что предполагает простоту в получении займа и разумную переплату. Однако для некоторых кредитов больше подходит определение «хитрый». На сложной, но при этом законной схеме кредитования обжегся Смоленский Банк. Сегодня правоохранительные органы провели в банке обыски, сообщило «РИА Новости». В сообщении было сказано, что, по предварительным данным, некие граждане, представляясь сотрудниками банка, вводили в заблуждение клиентов и незаконно получали их квартиры. Под видом договора о получении кредита под залог жилья гражданам отдавался на подпись другой договор — о купле-продаже недвижимости, уточнили агентству в полиции.

Уголовное дело по факту мошенничества уже возбуждено, но в самом Смоленском Банке уверены, что оно должно «развалиться», так как состава преступления нет: заемщики знали, на что шли. Управляющий филиалом Смоленского Банка Павел Шитов рассказал Slon свою версию происходящего. В кризисные 2008—2009 годы кредитные брокеры, с которым работал банк, разработали такой продукт, как выдача кредита заемщику под покупку у него недвижимости с возможностью последующего обратного выкупа. Проще говоря, клиент мог взять потребительский заем в размере 60—80% от стоимости своего жилья, если продаст его брокеру, как только он погасит кредит, то сразу же выкупает его обратно. В течение срока кредитования он имеет право жить в проданной квартире. Для простоты оформления кредит выдавался не под залог недвижимости, а под залог векселя, выпущенного банком. После погашения долга заемщик мог получить эту ценную бумагу и предъявить ее для совершения обратного выкупа. «В России очень долгая процедура обращения к взысканию заложенного имущества, поэтому проще оформить вексель, тем более, что это законно», — пояснил Шитов. Если клиент долг не гасил, то лишался квартиры.

Также схема была удобна и для заемщика, пояснил банкир: клиент буквально за пару дней мог получить несколько миллионов рублей. Но за быстрые деньги он должен был заплатить еще и рублем, ставка по такому продукту составляла несколько десятков процентов. «Для банка такое кредитование тоже риск, годы были кризисные, надо было подстраховаться на случай обесценения купленного жилья», — поясняет Шитов.

Кредитов по этой схеме было выдано немного — несколько сотен, некоторые заемщики не смогли расплатиться. Именно они, по словам Шитова, начали информационную атаку на банк, написали 72 письма в самые разные ведомства, включая Центральный банк и администрацию президента. В банке говорят, что инициатором активных действий стал заемщик, который взял кредит, чтобы вложиться в свой бизнес, но «прогорел», теперь пытается вернуть квартиру, но пока безуспешно: в рамках гражданского права он уже проиграл дело.

Этот конфликт банка с заемщиками — явный пример того, как кредитная организация предложила дорогой и невыгодной продукт не очень перспективному клиенту. «Схема формально законна, но странно, что ее использовали сейчас, с такого кредитования некоторые банки начинали свой бизнес в 90-ы годы, — рассуждает начальник юридического управления СДМ-Банка Александр Голубев. — Применять такой подход в наше время нерыночно, даже в кризис. Заемщик с белым доходом, хорошей кредитной историей может занять дешевле по традиционным продуктам».

Татьяна АЛЕШКИНА

см.  Смоленский Банк