Все еще ждут кризиса

16.06.2010 17:17

Банкиры устали от постоянного ожидания кризиса, однако в 2013 г., по их прогнозам, российский банковский рынок ждет продолжение стагнации и снижения доходов. Основные опасения вызывают нехватка капитала и застой экономики

Весь уходящий год банковский сектор жил ожиданием кризиса. Проблемы 2011 г. лишь нагнетались и обретали новую форму: на смену дефициту бюджета США пришел фискальный обрыв, а долговой кризис в Европе сменил застой в экономике теперь уже в России. По прогнозу Moody’s, на фоне слабого восстановления мировой экономики реальный прирост ВВП в России в 2012 г.

 замедлится с 3,8 до 2,8%.

При этом 2012год уже стал самым прибыльным за всю историю российской банковской системы — по прогнозам S&P, банки покажут по итогам года суммарную прибыль в 1 трлн руб. На таком рынке не растет только мертвый, говорят банкиры. И несмотря на то что оптимистов в этом году было мало, многие банки рассчитывают закрепить рекорд в 2013 г.

В 2012 г. рынок переживал бум потребительского кредитования, который во многом и обеспечил высокие доходы. В 2013 г. банкиры вновь надеются на население — кроме него, кредиты никому не нужны. Население в отличие от компаний активно занимает, в то время как прогнозы по росту корпоративного кредитования тают на глазах. Рост розничного кредитного портфеля к декабрю составил почти 33%, корпоративный портфель прибавил лишь 11%.

В итоге игроки пересматривают прогнозы на 2013 г., рост кредитов не превысит 15—20% — и все питают надежду заработать именно на рознице.

Откуда деньги

Среди ключевых вопросов будущего года, безусловно, ликвидность и капитал.

В уходящем году темпы роста банковских активов были хорошие, констатирует предправления «Юникредит банка» Михаил Алексеев: «О таком росте в Западной Европе можно только мечтать, да и фундаментальные показатели завидные: растут активы и капитал».

«Да, это мечта любого банкира в Чехии или Польше и других странах», — подтвердил глава Ситибанка в России Зденек Турек.

Однако банки гуляют не на свои — рост происходит на средства Минфина и ЦБ. Рост у таких заимствований более чем двукратный — объем уже приблизился к 3 трлн руб., т. е. к кризисному уровню, указывает Алексеев. Залоговое кредитование банков можно было бы удвоить, если бы не тот факт, что 60% залогов уже использовано. «Других средств у нас нет», — признает он: финансирование из-за рубежа прекратилось, оно доступно лишь крупным банкам.

Объем вкладов, по данным ЦБ, уже второй год не поспевает за ростом кредитного портфеля.

Внешние заимствования доступны не всем — и если раньше банки могли рассчитывать на деньги собственников, которые в кризис активно вкладывали деньги в капитал, то теперь они изымают 20—30% прибыли в виде дивидендов, подсчитал он.

«ЦБ вынужден будет расширить объем рефинансирования, потенциально увеличив свое присутствие в секторе до 4 трлн руб.», — считает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. И допускает, что в таком случае темпы роста корпоративного кредитования сохранятся в следующем году на уровне 15%, тогда как рост розничного кредитования будет сдерживать регулирование ЦБ.

Активы сейчас замедлили рост, что в целом для системы хорошо, считает Алексеев. Новые требования по резервированию обошлись банкам в 1,6% достаточности капитала, хотя ЦБ ожидал снижения на 0,3—0,5%. Достаточность капитала падает, и пополнять его тяжело. Будет кризис на внутреннем рынке или нет, будет видно в течение ближайших 12 месяцев, ждет он.

Президент Промсвязьбанка Артем Констандян считает, что банки сокращают кредитование, поскольку становится все труднее сохранять его прибыльность. С июля 2012 г. ЦБ ужесточил требования к оценке рисков, что повлияло на показатели достаточности капитала, напоминает он: «В масштабах страны это ужесточение оказало заметное влияние: предприятия недополучили сотни миллиардов рублей кредитов».

В этих условиях банки вынуждены бороться за дорогую ликвидность, из-за этого растет и стоимость кредитов — положительные ставки достигли примерно 6%, объяснял президент Сбербанка Герман Греф, предприятия не в состоянии занимать по таким ценам.

Экономический рост затухает, это особенно видно как раз по поведению корпоративных заемщиков — кредиты берут преимущественно торговые компании, которым деньги нужны, чтобы подготовиться к сезону продаж, розничная торговля — главный драйвер экономики, кивают банкиры в кулуарах. При этом растет стоимость кредитов и в жизненно необходимой банкам рознице.

Число игроков, повысивших ставки по розничным кредитам, впервые, по данным ЦБ, за последние три года превысило число банков, смягчивших условия. То есть доступность кредитов для населения уменьшилась. Более трети крупнейших банков (38%) повысили ставки по потребкредитам, 42% — ставки по ипотечному кредитованию, отмечают в ЦБ.

Опрошенные ЦБ банкиры ожидают умеренного повышения ставок по розничным кредитам: о возможном повышении до конца I квартала 2013 г. заявили только 20% опрошенных. Правда, банкиры ждут снижения и самого спроса на кредиты. Это вызвано как закредитованностью населения (долговая нагрузка на доходы россиян сейчас уже выше докризисной), так и ужесточением регулирования.

ЦБ боится роста

Потребительское кредитование (прежде всего необеспеченные высокодоходные кредиты) за девять месяцев выросло сильнее, чем прогнозировалось на весь этот год. Годовые темпы роста превысили 60%, констатировал ранее первый зампред ЦБ Алексей Симановский. Такой, как выразился Симановский, «высокий взлет» привлекает внимание регулятора: «Полеты наяву не у всех, но у кого-то из летчиков заканчиваются не самым приятным образом».

Динамичный рост розницы вызван высокой потребительской активностью населения, поэтому банки, специализирующиеся на потребкредитовании, вытесняют универсальные из списка крупнейших. Месяцем ранее ЦБ обновил список 30 крупнейших банков, в нем розничные банки «Восточный» и «Хоум кредит энд финанс банк» сменили более универсальные «Траст» и «Ханты-Мансийский».

Центробанк опасается концентрации банков на высокорисковом потребкредитовании при условии, что подпитывается эта деятельность вкладами населения. ЦБ решил наступать по всем фронтам. В конце сентября он объявил, что норма резервирования будет повышена для необеспеченных розничных кредитов.

После этого Симановский признавался, что обсуждается вопрос, как защитить систему страхования вкладов от элементов ценовой конкуренции, которая приводит к повышенным рискам отдельных участников системы страхования вкладов (ССВ). Конкуренцию разгоняют именно лидеры потребкредитования. С точки зрения ССВ претензий к розничным банкам быть не может — их модель бизнеса понятна и там вкладчикам беспокоиться нечего, говорит чиновник финансового ведомства: «Однако переток вкладов в эти банки разогревает ставки, и перед ЦБ сейчас дилемма, как сильно не навредить одним и поддержать крупные банки, которые вынуждены держать ставки, чтобы конкурировать за качественных корпоративных клиентов».

Есть такое мнение, что в прошлый кризис такие игроки пострадали меньше остальных, однако безудержное кредитование потребителей под 40—60% чревато накоплением кредитных рисков, убежден Алексеев, по некоторым оценкам, часть заемщиков не может платить по таким кредитам. Это, по его мнению, порождает вероятность локальных кризисов, для которых внешние шоки и не нужны — перегрев кредитных портфелей налицо.

Алексеев надеется, что меры ЦБ сработают и розничные банки начнут осторожнее подходить к управлению рисками. Определенное ощущение торможения роста у него есть. Это подтверждают данные опроса ЦБ — снизился и темп роста розничного портфеля банков: 9,2% в III квартале против 11,5% во втором. Для России, по убеждению Алексеева, рост портфеля на 10—15% в год — залог того, что вероятность наступления локального кризиса в перспективе 12 месяцев снизится.

Новые старые риски

Низкий спрос на кредиты и проблемы с фондированием обнажат проблемы качества активов, что неминуемо приведет к снижению капитала из-за того, что банкам придется создавать дополнительные резервы. Помимо резервов банкам придется тратить капитал на то, чтобы соблюсти новые требования ЦБ по коэффициентам риска. Достаточность базового капитала сейчас основная проблема, убежден заместитель директора департамента банковского надзора ЦБ Михаил Ковригин. Осложняется она еще и тем, что его сложно пополнить. Уже сейчас надо понимать, откуда банк будет его брать, чтобы покрыть убытки по сегодняшним кредитам, предупреждает он. В октябре банки разместили рекордное количество субординированных еврооблигаций с расчетом пополнить капитал. «Суборда» может и не хватить«, — предупреждает Ковригин.

Однако в отличие от 2008 г. сейчас риски дефолта, по мнению финансистов, гораздо ниже и сравнительно небольшой уровень просроченной задолженности, который вряд ли достигнет пика 2009—2010 гг., хотя, по данным ЦБ, на балансах банков скопилось примерно 700 млрд руб. кредитов, которые уже неоднократно пролонгировались.

Десятая часть заемщиков ограничена в средствах и не может вернуть кредиты, оценивает Алексеев.

С точки зрения рисков банковская система очень сильно фрагментирована, напоминает Констандян: «У разных банков разные риски: есть такие, кто без ЦБ не выживет, есть те, кто вынужденно идет за депозитами». Он тут же указывает еще и на риски контрагентов. «Мы не знаем, что бы произошло с «Ренессанс капиталом» (оказался в трудном положении на рынке репо из-за снижения рейтинга. — «Ведомости»), если бы группа «Онэксим» не пошла на покупку», — признает он. Кризиса Констандян не ждет — интереснее для начала понять, насколько снижение аппетита к риску у компаний отразится на реальной экономике.

Пока для России характерны риски растущего рынка, считает Ковригин, помимо кредитного риска и риска ликвидности, есть еще риск переоценки возможностей. Однако тут он полностью полагается на собственников и менеджеров банка — они сами должны определять, в какие ниши идти, а в какие — нет. Позиция большинства банкиров до сих пор была достаточно взвешенной, считает он, кроме разве что рынка потребкредитования. Быстрый рост розницы провоцирует гонку депозитных ставок, и ЦБ наступает на него по всем фронтам. На фоне нехватки капитала банкам просто тяжело будет финансировать население в нынешних объемах.

«На этом рынке не растет только мертвый», — напоминает Ковригин мотивацию лидеров рынка потребительского кредитования. Погоню за такими конкурентами он назвал неоправданной: банки активно чистили балансы в этом году, но в связи с бурным ростом розницы есть соблазн эту работу прекратить в расчете на то, что рост покроет убытки. В этом он видит один из самых опасных моментов для системы — проблемные активы никуда не денутся.

Деньги людям

7,6 трлн руб. — задолженность населения перед банками на 1 декабря

24,7% годовых — средневзвешенная процентная ставка по кредитам в рублях до года, свидетельствуют данные ЦБ на 1 октября

Татьяна ВОРОНОВА

Инфографику к статье можно посмотреть на сайте источника.