Время и место

16.03.2011 05:28

День Банкира — не просто место встречи, где профессиональное сообщество заслуженно чествует лучших — лауреатов премии «Большие Деньги». День Банкира — это еще и площадка для дискуссий. Вот лишь некоторые фрагменты…

Первый заместитель председателя правительства РФ Игорь Шувалов:

— Я не буду подводить итоги уходящего года и строить прогнозы на год наступающий. Сегодня вместе с журналом «Итоги» и его партнерами мы в девятый раз отмечаем День Банкира, и, наверное, нужно посмотреть, что сделано за целое десятилетие, чего нам за эти годы удалось добиться. Если говорить о том, как выросли активы всей банковской системы, то в номинале мы видим повышение в 10 раз. Прибыльность сектора за десятилетие выросла в 20 раз.

Если же вспомнить, что пережили российские банки в 2008—2009 годах, то можно сказать, что это был не просто стресс-тест, это было серьезное испытание для всех нас — для банкиров, для правительства, для тех, кто пользуется услугами банков. И испытание было пройдено успешно. Некоторые относят к потерям снижение количества банков. Но мы в правительстве считаем, что это не потеря, а приобретение. Банки становятся крепче и лучше. Мы знаем, что структура активов в каких-то из них достаточно стабильна и крепка, где-то банки должны заниматься сложной работой по укреплению своего кредитного портфеля. Но в целом переход на стандарты «Базель II» идет достаточно спокойно.

Нам известно, на что жалуются банкиры: требования чрезмерно жесткие — и по достаточности капитала, и по нормативам… Но мы поддерживаем Банк России в том плане, что в контексте внедрения базельских требований мы не будем отставать от других стран, в том числе и по существу регулирования банковской деятельности.

Сейчас в рамках открытого правительства обсуждается вопрос изменения регулирования. Предложения звучат разные. Но уже ясно: регулирование со стороны Банка России усилится, какие бы финальные решения ни принимались. Надеюсь, что в 2013 году эта работа завершится. И если это произойдет, то в полном объеме новая система регулирования заработает — уже имея в виду имплементацию всего пакета законодательства — с 1 января 2016 года. И мы с вами будем иметь совершенно другую систему надзора за банковским сектором и за финансовым.

Так что впереди у нас сложный период. Нужно будет научиться жить по-новому не только Банку России и банкирам, но и всем другим участникам, включая управляющие компании и негосударственные пенсионные фонды, и всем тем, кто связан с финансовыми услугами в России. Амбициозные планы по созданию международного финансового центра в Москве, безусловно, связаны с тем, насколько хорошо и комфортно почувствует себя банковская среда, как она станет развиваться и как вместе с банками будет развиваться регулятор.

Могу вам сказать, что это не из области маниловщины. Это реальные планы. Если вспомнить наши банки десятилетней давности, то ведь почти все они были карликами. Сегодня многие банковские структуры даже без государственного капитала могут свободно конкурировать — и утверждая свой статус, и в ходе борьбы за рынок — с крупнейшими международными финансовыми структурами. Надеюсь, что пройдет еще пять — десять лет, и мы с вами займем достойное место в этой нише международных банковских и финансовых услуг.

Первый заместитель председателя Банка России Алексей Улюкаев:

— Я немного встревожен тем, что сейчас услышал от Игоря Ивановича, и боюсь, что через пять минут мне придется покинуть это собрание и побежать готовиться к той миссии, функции, которая ЦБ, видимо, будет доверена…

Несмотря на високосность, это был хороший год для банков. Они заработали хорошие деньги. Думаю, что финансовый результат банковского сектора будет в триллион рублей. Это впечатляющая цифра. Надеюсь, что по меньшей мере половина этих средств пойдет на увеличение капиталов банков. А они понадобятся, потому что банки высокими темпами кредитуют экономику. Мы надеемся, что такие темпы сохранятся и в следующем году.

У нас есть некоторое беспокойство по отдельным сегментам. Но в целом объем кредитования, активных операций банковского сектора адекватен темпам экономического роста. Если мы хотим иметь не меньший, чем сейчас, рост в 3,5—4 процента в год, темпы должны быть именно такими.

Вместе с тем мы надеемся, что высокие темпы кредитования не означают перегрева и накопления рисков. И в этом смысле наша работа по регулированию, по пруденциальному надзору не выглядит как простое выполнение неких нормативов. При этом Банк России, безусловно, отвечает за устойчивость не только банковской системы, но и денежно-кредитной сферы в целом. В этом смысле мы полагаем, что наши усилия по переходу к инфляционному таргетированию, по обеспечению ценового паритета, ценового контроля также в этом году реализуются. Наверное, годовая цифра инфляции по индексу потребительских цен будет немного выше, чем в 2011-м. Но тем не менее она будет колебаться между 6 и 7 процентами — на мировом уровне такой показатель является неплохим результатом на фоне тех темпов роста, которые у нас есть…

2013 год вот-вот наступит. Со школы я помню, что экономические показатели СССР все время сравнивали с 1913 годом. А ведь вполне возможно, что нашим детям и внукам тоже придется удивляться, когда их период развития будут сравнивать с 2013-м. Друзья, давайте сделаем так, чтобы это сравнение было серьезным. 2013 год должен стать неким оселком. И еще: нет противоречия между развитием и стабильностью. У каждой медали есть две стороны. Наши с вами медали — это высокие темпы роста, надежность и устойчивость банковской системы и экономики в целом.

Президент РСПП Александр Шохин:

— Безусловно, есть вполне серьезные заделы, в том числе в виде проектов стратегических документов, которые рисуют нам перспективы на 5—10, а то и на 15 лет вперед. Но в то же время имплементация этих хороших идей по-прежнему отстает. Как говаривал поэт: «Суждены нам благие порывы, но свершить ничего не дано». Приведу в качестве примера события сегодняшнего дня (13 ноября. — «Итоги»). Многие из присутствующих ехали на совещание к премьеру обсуждать судьбу пенсионной системы. Но не доехали, поскольку совещание отменили. А министр финансов отсутствует на Дне Банкира, поскольку проводит согласительную комиссию с депутатами по бюджету. Частью этого бюджета является в том числе бюджет Пенсионного фонда. И очевидно для всех мало-мальски знакомых с ситуацией, что с 1 января пенсионная реформа начнется в том варианте, с которым ни бизнес не согласен, ни экономические министерства и ведомства. Задача практически отодвигается на неопределенный срок…

Остановимся вкратце на проблеме регулятора. Я рад, что Алексей Валентинович уже засучил рукава и готов регулировать не только банковский сектор, но и финансовые рынки. Но в то же время очевидно, что проблема не только в создании мегарегулятора. Эту тему, в частности проблему структуры, мы обсуждаем лет 15. На мой взгляд, для банковско-кредитной и для финансовой системы лучше, если существует высокая оперативность принятия решений. Поэтому целесообразнее конструкция, когда правоустанавливающий и надзорный орган соединены. Соединить их можно только в одном случае: если есть коллегиальность принятия решений. Это есть у ЦБ в виде совета директоров, назначаемого по достаточно сложной процедуре, включая, кстати, и участие Национального банковского совета. Такая структура до 2004 года существовала и применительно к финансовым рынкам — как некая комиссия по образу и подобию американской. В принципе можно было бы все это соединить в одном мегарегуляторе. Вернусь в этой связи к пенсионной реформе. Например, недостатки накопительной пенсионной системы не есть повод ее отмены. Это повод задуматься над тем, как повысить ее эффективность, расширить набор инструментов для инвестирования. А затем дать гражданам возможность выбора: между распределительной пенсионной системой и накопительной и так далее. Точно так же применительно к регулятору хорошо было бы сформулировать альтернативы и оценить эффективность той или иной модели.

Несомненно, двигаться нужно и многое менять и в системе регулирования, и в системе экономической политики. Но очень хотелось бы, чтобы 2013 год стал этапным. В плане того, чтобы старые технологии принятия решений ушли в прошлое вместе с календарем майя, и мы начали бы не только слушать, но и слышать друг друга, совместными усилиями двигаясь к светлому будущему, о котором мои коллеги здесь уже говорили.

Заместитель министра финансов РФ Алексей Саватюгин:

— Хочу напомнить, что Минфин занимается не только бюджетом, но и регулированием финансовых рынков. Нам тоже есть о чем подискутировать. Мегарегулирование — это не только вопрос изменения чиновничьей структуры. Это было бы слишком просто. Ну в принципе какая разница, какое конкретно ведомство и по какому адресу занимается регулированием и куда писать отчеты — на Неглинку, Ленинский проспект или на Ильинку. Вопрос куда серьезнее. Речь — об изменении унификации системы надзора и контроля, установлении новых форматов обратной связи между бизнесом и регулятором…

Помимо этой проблемы правительство предпринимает и другие инициативы. Это и законопроект о консолидированном банковском надзоре, и вопрос о введении мотивированного суждения в банковский надзор. Об этом спорят тоже не один год, но я думаю, что сейчас соответствующий закон будет принят хотя бы в отношении аффилированных лиц. Это и дискуссия об изменении системы страхования вкладов не только в плане повышения ставки возмещения до 1 миллиона рублей, но и изменения структуры отчислений в фонд обязательного страхования вкладов. Это и правительственный законопроект о банкротстве физлиц. Он вызывает неоднозначную реакцию. Думаю, ко второму чтению будут внесены серьезные поправки, инициированные в том числе сообществом банкиров. Это и введение понятия «металлический счет» на законодательном уровне. Мы тоже об этом говорили давно, надеюсь, сейчас это будет принято. Это и регулирование новых сегментов финансового рынка, до которых до сих пор руки не доходили, но которые быстро растут. Думаю, до конца ноября Минфин представит в правительство концепцию регулирования рынка Forex, к которому тоже есть неоднозначное отношение со стороны экспертного сообщества.

Председатель правления Азиатско-Тихоокеанского Банка Евгений Аксенов:

— Я региональный банкир, работающий на востоке России. И потому считаю, что именно региональные банки сейчас предпринимают массу усилий, чтобы не только остаться на рынке, но и сохранить на нем свою долю, продолжать ее увеличивать. Надеюсь, что со временем появится много региональных банков, но уже федерального масштаба.

Мы сегодня много говорили о новациях, связанных с регулированием, и мне кажется, что именно региональным банкам придется в следующем году тяжелее всего — нужно будет привлекать новый капитал. А сделать это, находясь в регионе, безусловно, сложнее. Но те, кто с этим справится, я уверен, будут на следующем Дне Банкира номинантами на премию «Региональный банк года»…

Лауреаты банковской премии «Большие Деньги»
Номинация «Иностранный банк года» — Райффайзенбанк

Номинация «Региональный банк года» — Челиндбанк (Челябинск)

Номинация «Достижение года» — Альфа-Банк

Номинация «Сделка года» — Сбербанк

Номинация «Банкир года» — Андрей Акимов (Газпромбанк)

Приз «За вклад в развитие отечественной банковской системы» присужден Виктору Геращенко