Вклады постигло осеннее обострение

22.03.2011 01:20

Повышать страховку по ним или нет, решится уже в октябре

Будет повышение страхового возмещения по вкладам с 700 тыс. до 1 млн руб. или нет, может окончательно решиться уже в октябре. К 15 октября правительство ждет предложений от министерств и ведомств по механизму этого повышения. Шансы на реализацию столь популистской идеи достаточно высоки, но их снижает отсутствие адекватных предложений по компенсации рисков перетока вкладчиков в банки, завышающие ставки до рискованного уровня. Правда, это будет головной болью государства, а не вкладчиков.

Большая определенность в вопросе возможного повышения размера гарантированных государством страховых выплат по вкладам может появиться уже в октябре. Масштаб возможного повышения — с 700 тыс. до 1 млн руб. По сведениям «Ъ», профильным министерствам и ведомствам поручено подготовить свои предложения о целесообразности такого повышения и компенсации рисков, с ним связанных, до 15 октября. В эти же сроки будет назначена дата нового совещания у первого вице-премьера Игоря Шувалова, на котором этот вопрос будет обсуждаться снова и более детально. Либо тема будет закрыта, что маловероятно, но не исключено, либо ей будет дан ход, указывают собеседники «Ъ». Правда, по их словам, окончательное решение все-таки за высшим руководством страны.

Первое обсуждение этого вопроса состоялось еще в августе. Причем, по словам собеседников «Ъ», присутствовавших на совещании, актуальность тема повышения страховки по вкладам приобрела достаточно неожиданно. Агентство по страхованию вкладов (АСВ) ежегодно проводит анализ достаточности выплатного фонда, целесообразности повышения размера возмещения с учетом инфляции и необходимости пересмотра размера страховых взносов, которые платят в фонд банки. По результатам августовского анализа целесообразности срочного повышения ставок выявлено не было. Однако спустя достаточно непродолжительное время такая инициатива все-таки возникла. Однозначно обозначить ее источник собеседники «Ъ», знакомые с ходом обсуждения вопроса, отказались. По одной из версий, инициатива исходила от обычно осторожного главы ЦБ Сергея Игнатьева, по другой — от не менее осторожного главы АСВ Александра Турбанова. Как бы там ни было, вопрос дошел до аппарата правительства, который и инициировал официальный процесс его обсуждения.

Впрочем, процесс, несмотря на поддержку на самом высоком уровне, идет не слишком просто, и даже не потому, что у него есть не только сторонники, но и противники. Повышение страхового возмещения до1 млн руб. с сегодняшних 700 тыс. руб. (эта планка была установлена в кризис 2008 года) само по себе не проблема. Для этого, по словам собеседников «Ъ», не понадобится даже повышения размера взносов от банков в фонд страхования вкладов. Проблема состоит в том, что пока не придуман адекватный механизм страховки рисков государства от возможного перетока вкладчиков в банки, ведущие рискованную политику и предлагающие вкладчикам завышенные ставки.

Очевидные варианты далеко не идеальны. Например, введение дифференцированной шкалы выплат, когда, допустим, по вкладам свыше 700 тыс. руб. государство после отзыва у банка лицензии выплачивает вкладчикам все 100% только в пределах 700 тыс. руб., а по остатку — только 90%, тем самым перекладывая часть риска на вкладчика, с тем чтобы заставить его более взвешенно относиться к выбору банка для своих сбережений. Минусы этого варианта, прежде всего, репутационные: его реализация может быть воспринята населением как отказ от реализации 100-процентных гарантий по вкладам. Кроме того, поскольку большинство вкладов населения находятся в пределах 700 тыс. руб., риск утраты 10% своих накоплений сверх этого уровня выглядит нематериально. «Гораздо более эффективным введение дифференцированной шкалы выплат было бы при одновременном снижении порога 100-процентных гарантий, но это антисоциальный шаг, на который никто не пойдет»,— говорит один из собеседников «Ъ».

Другой вариант — компенсировать банкам, ведущим менее рисковую политику, ущерб от перетока вкладчиков к более агрессивным конкурентам, а последним повысить стоимость этой агрессии. Это можно сделать за счет снижения взносов первых или увеличения взносов последних в фонд страхования вкладов, но такой метод тоже небезупречен. Дело в том, что объективную базу для такой дифференциации очень сложно определить. «По каким критериям устанавливать, что банк ведет рискованную политику? Ответа на этот вопрос нет»,— рассуждают источники «Ъ». «Нельзя же в конце концов исходить из того, что Сбербанк или ВТБ никогда не обанкротятся, поскольку они государственные и потому должны платить меньшие взносы…» — отмечает один из них.

Кстати, Сбербанк, пожалуй, основной реальный противник идеи повышения страхового возмещения, обладающий достаточным административным ресурсом, чтобы если не заблокировать ее, то хотя бы отсрочить. «Именно Сбербанк в случае реализации идеи станет одной из наиболее пострадавших сторон — платя половину взносов всех банков в фонд страхования вкладов, он фактически будет оплачивать переход клиентов к конкурентам»,— указывает один из собеседников «Ъ». Впрочем, пока свой ресурс госбанк не задействовал. На августовском совещании его главы Германа Грефа, по словам источников «Ъ», не было. Из других аргументов, которые приводят противники идеи повышения,— ее несвоевременность. По их словам, такие популистские механизмы правильнее задействовать в кризис, чтобы прекратить начинающийся отток вкладов из банков. Израсходовав этот инструмент в мирное время, потом, если ситуация ухудшится, можно оказаться с голыми руками либо проводить второе повышение, но уже с ростом нагрузки на банки в и без того непростое для них время.

Есть и третий вариант страховки рисков недостачи фонда страхования вкладов от перетока вкладчиков в высокорискованные банки — обязать ЦБ моментально вводить запрет на вклады в банках, ставки по вкладам которых превышают максимально допустимый ЦБ уровень. Для этого можно внести поправки в уже находящийся в думе законопроект, возвращающий ЦБ право ограничивать банкам завышенные ставки по вкладам. Впрочем, это вариант вряд ли получит одобрение самого Банка России: именно ему потом придется судиться с владельцами банков за излишнее проявление собственного волюнтаризма.

Впрочем, учитывая социальный аспект предлагаемого повышения и к тому же отсутствие необходимости дополнительных расходов из бюджета для его реализации, велика вероятность, что оно все же будет поддержано. Правда, по словам собеседников «Ъ», непосредственно вкладчиков оно затронет не слишком скоро. «Если предложения от министерств и ведомств будут только к середине октября, потом нужно время на межведомственное согласование, то в Госдуму проект поправок попадет дай бог в ноябре, что не гарантирует его принятия до Нового года,— рассуждает один из них, но оговаривается: — Если только на то не будет воли высших политических сил».