Вкладчик под колпаком

12.10.2012 04:27

В России пытаются отменить банковскую тайну. Росфинмониторинг подготовил законопроект, по которому банкам придется сообщать налоговикам о каждом действии своих вкладчиков. Отмена банковской тайны — мировой тренд, так что банки смирились с неизбежным и подсчитывают убытки, которые переложат на клиентов.

Минэкономразвития решило публично обсудить новый законопроект, вносящий изменения в налоговый кодекс и в закон о банках и банковской деятельности. Автором и инициатором проекта является Росфинмониторинг. Согласно предложенным поправкам, банки должны будут сообщать налоговикам об открытии и закрытии счетов и вкладов физлиц и прочих операциях по ним.

Информация должна передаваться в течение трех дней с момента совершения операции. Порядок передачи должен будет определяться Центробанком по согласованию с налоговой службой.

Налоговики смогут по прямому запросу в банк собирать сведения о сумме вклада и о движении средств по счетам физлиц. Сегодня налоговики могут получить такую информацию только по решению суда. Таким образом, банковскую тайну в России могут отменить. В самом Росфинмониторинге и Минэкономразвития комментировать инициативу отказались.

Это не первая попытка государства расширить полномочия налоговых органов. Например, в 1994 году президент Борис Ельцин издал указ «Об осуществлении комплексных мер по своевременному и полному внесению в бюджет налогов и иных обязательных платежей». Он обязывал банки информировать налоговые органы о совершении физлицами операций на сумму от $10 тыс. в эквиваленте. Тогда бизнес-сообщество сумело отстоять банковскую тайну, и впоследствии указ был отменен.

В этот раз, судя по настроению банкиров, шансов отбиться мало. Инициативу властей банковское сообщество восприняло в целом с покорностью. «Такая ретивость чиновников до добра довести не может,— считает президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков.— Все хотят поставить под контроль, а реально не поставят, только добьются того, что увеличится теневой оборот, а про увеличение безналичного электронного оборота средств можно будет забыть».

«Очень досадно, что предлагаются такие меры. Но, по-видимому, данный законопроект будет принят, иначе просто невозможно обеспечить бюджет. Думаю, сейчас налоговики собирают только половину из того, что должны собирать»,— рассуждает советник председателя правления Центробанка Павел Медведев.

Желание налоговиков контролировать всех и вся понятно. Без единой базы данных найти, в какой из 783 банков, принимающих вклады, ушли деньги интересующей их персоны сложно. Но хранить и обрабатывать такой огромный объем информации — задача организационно непростая и в решении затратная. В России проживает 143 млн человек, как минимум половина из них имеют счет в банке, а то и несколько. Очевидно, что для хранения и обработки такого массива информации потребуется строительство центра обработки данных (ЦОД). Сбербанку, например, новый ЦОД обошелся примерно в $1 млрд.

Кроме того, дополнительные расходы ждут банки, ведь им понадобится настроить свои операционные системы должным образом, обучить сотрудников и т. д. Очевидно, что новые затраты банки переложат на клиентов — не в первый раз. Стоимость банковских услуг для населения повысится.

«В России один банковский служащий обслуживает примерно €1 млн активов, в США — €4,4 млн, а в Голландии — €27 млн. Причина низкого КПД российских банковских работников в том, что они перегружены отчетностью для разных ведомств (банки отчитываются перед санитарным и пожарным надзором, другими службами). На сам банковский бизнес времени остается немного. Давайте сюда еще и налоговую добавим»,— возмущается президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян.

Чтобы не перегружать банковских клерков общением с налоговиками, банкиры предлагают компромиссный вариант: сообщать данные только по крупным клиентам. «Представляется разумным установить ограничения по суммам вкладов и ограничить обязанность банков по сообщению информации налоговым органам, только если речь идет, например, о суммах свыше 600 тыс. руб.»,— говорит директор юридического департамента Бинбанка Артем Коновалов.

Главное опасение банков вызывает не удорожание услуг, а возможное сокращение вкладов населения после введения тотального контроля счетов. Те, кто не готов делиться с государством информацией о своих сбережениях, будут хранить их дома или же в иностранных банках. Кто побогаче — в швейцарских, лихтенштейнских, прочие — в прибалтийских или же в странах СНГ. В Латвии, например, с января 2013 года (для россиян с 2014 года) как раз вводят очередные налоговые послабления для иностранных предпринимателей. «Нам при таком огромном оттоке капитала из страны наоборот надо усиливать банковскую тайну. Чтобы латыши, литовцы и поляки несли к нам деньги. Как в свое время Швейцария и сделала»,— уверен Анатолий Аксаков.

Уменьшение объема вкладов в банках — это сокращение ресурсной базы банков по кредитованию. Прибавим к этому увеличение теневого оборота, неизбежный рост инфляции — картина получается, мягко говоря, не радужной для всех, кроме налоговиков. Те уже начали считать, как повысят эффективность своей работы. Согласно существующему налоговому законодательству, датой получения дохода на счетах физического лица в банках является день перечисления денежных средств. «Таким образом, без сведений о движении денежных средств по счетам затруднительно проверить размер полученного физлицом дохода»,— сообщили «Деньгам» в Федеральной налоговой службе (ФНС).

Владея такой информацией, налоговики смогут, в частности, выявлять факты, когда доход, полученный от предпринимательской деятельности, зачисляется на личные счета индивидуальных предпринимателей. Кроме того, можно будет контролировать сделки между физическими лицами на предмет соответствия цены, указанной в договоре, фактически перечисленным по сделке средствам (например, при продаже недвижимости). Также налоговики полагают, что доступ к банковской тайне поможет им эффективнее бороться с фирмами-однодневками и с незадекларированными доходами, полученными россиянами за границей. К тому же в ФНС уверены, что «наделение налоговых органов Российской Федерации правом на доступ к сведениям о банковских счетах физических лиц будет дополнительным плюсом в формировании положительного имиджа России на международной арене».

И ссылка на международную арену — не пустой звук. Сегодня во всем мире наблюдается ослабление института банковской тайны под эгидой борьбы за собираемость налогов. Флагманом этой борьбы является США. В Америке банки уже сейчас должны передавать практически всю информацию по счетам клиентов федеральным властям. Но интерес американцев простирается и за пределы страны. Можно вспомнить скандал с UBS в 2009 году. Тогда правительство США заставило швейцарский банк передать данные по 250 крупнейшим клиентам, двое из которых потом были посажены в тюрьму за уклонение от налогов. Буквально две недели назад в прессе снова разразился скандал: американцы заполучили информацию по переписке и телефонным разговорам сотрудников и клиентов пяти крупнейших швейцарских банков, среди которых Credit Suisse и швейцарское подразделение HSBC.

Помимо этого, 1 января 2013 года вступит в силу недавно принятый закон о налогообложении иностранных счетов (FATCA). Согласно ему, все банки, в том числе российские, должны будут передавать в налоговую службу США (IRS) сведения о счетах американских налогоплательщиков. Отказ от участия в реализации FATCA грозит банкам санкциями со стороны IRS и иностранных финансовых организаций, в частности, в виде принудительного изъятия 30% сумм международных банковских переводов.

По мнению директора стратегического и организационного департамента Абсолют Банка Равиля Нигматова, именно вступление в силу FATCA можно считать настоящим концом банковской тайны. Инициатива Росфинмониторинга — лишь следствие. «Таким образом, инициатива Росфинмониторинга может быть продолжением тенденции, которая, с одной стороны, приводит российское законодательство в соответствие с международными стандартами, с другой — обеспечивает большую прозрачность частного капитала, и, как следствие, потенциально более высокую собираемость налогов»,— считает Равиль Нигматов.

Кибермошенников будут ловить по почерку

В ближайшее время правоохранительные органы направят в Центробанк РФ предложение о внедрении системы мониторинга и корреляции данных о преступлениях в сфере интернет-банкинга. Такая система уже разработана и опробована в тестовом режиме с участием банков и специализированных структур МВД и ФСБ. Однако ее полномасштабному внедрению мешают законы о банковской тайне.

Тестовые испытания системы начались более полутора лет назад. Они было неофициальными, поскольку не регулировались нормативно-правовыми актами, все заинтересованные стороны участвовали в тестировании добровольно. Испытания проводились примерно в 40 крупнейших банках, в том числе в нескольких из топ-10.

Суть проекта — создание единой информационной базы, а также программы, позволяющей получить необходимые аналитические сведения практически по любому параметру. В частности, в базу попадают данные о каждой попытке (вне зависимости от региона и страны) состоявшегося или предотвращенного хищения средств через системы дистанционного банковского обслуживания: время взлома, сайты, через которые действовали злоумышленники, вредоносные программы, к которым хакеры прибегали, их IP-адреса, географическое местоположение, счета, с которых и на которые перечислялись похищенные деньги, номера кредитных карт и т. п. Кроме того, в базе содержатся данные кибермошенников и юридических лиц, которые выступили в роли фирм-однодневок для обналичивания похищенных средств.

Отметим, что банки-участники тестирования сведения о попытках хищения со счетов их клиентов предоставляли добровольно. «Располагая такой информацией, служба безопасности любого банка может заранее выявить подозрительных клиентов, обратить внимание на такой платеж, согласовать с клиентом факт платежа и его назначение и своевременно уведомить правоохранительные орган,— говорит Илья Сачков, руководитель компании Group IB (резидент Сколково), которая разработала систему.— Одновременно система облегчает расследование хищений: используя ее, можно установить, с чем сыщики имеют дело: с разовой акцией кибермошенников или же с деятельностью организованной преступной группировки».

Система, по мнению разработчиков, вполне успешно снимает проблемы с расследованием кибермошенничества, которые сегодня заложены в УПК. В частности, согласно действующему законодательству, любое преступление должно расследоваться по месту его совершения. Но преступники могут взломать систему ДБО (дистанционное банковское обслуживание) из одного региона, перевести деньги в другой, а снять их в банкомате в третьем. Когда действует группа, ее члены за несколько дней совершить до 20 хищений на несколько сотен миллионов рублей в нескольких регионах сразу. Если же система «по почерку» определит, что мошенничества совершает одна и та же группировка, следственные органы при расследовании могут объединить все эпизоды, к которым она причастна, в одно производство.

Свою эффективность система доказала в первой половине этого года, когда с ее помощью были раскрыты хищения с банковских счетов на общую сумму в сотни миллионов рублей, ими занимались три крупных группировки мошенников: «Гермес», Carberp и Hodprot. Их члены, на первый взгляд, не имели ничего общего — действовали в разное время из различных регионов. Однако сыщики благодаря системе мониторинга установили, что каждая группировка имела свой почерк: вредоносные ПО, способы обналичивания украденного, используемые сайты и т. п. Следствие сочло собранные данные достаточными для предъявления обвинения с квалификацией «в составе устойчивой группы». По одному из дел, к примеру, были объединены 16 «межрегиональных» эпизодов.

Естественное препятствие для полномасштабного внедрения системы — ограничения, связанные с банковской тайной (саму систему разработчики предоставляют бесплатно): добровольно обмениваться необходимыми данными банки вправе, только имея соответствующую законодательную базу. При этом «доверенную площадку» для системы может предоставить лишь госструктура — ЦБ, МВД, ФСБ или Росфинмониторинг. Судя, по всему, силовики решили проявить инициативу. Александр Голубев.

Елена КОВАЛЕВА