Вклад мимо банка

19.01.2013 02:40

ЦБ нашел криминал в распоряжении банковскими вкладами

Деньги банковских вкладчиков регулярно попадают в криминальные схемы, признал Центробанк. Перед крупными сделками предприниматели покупают несколько банков, собирают вклады с населения и пускают деньги на запланированное приобретение. Перспективы банка и судьба вкладчиков недобросовестных собственников не заботят — банк перепродается после заключения сделки. Банкиры обречены на такую схему, считают аналитики. Риски российской экономики так высоки, что приходится финансировать только собственные проекты.

Центробанк столкнулся с еще одной криминальной схемой по выводу денег из банков.

Модель предполагает активное привлечение вкладов населения с последующим выводом средств для финансирования сторонних активов. Схему описал директор департамента банковского регулирования ЦБ Василий Поздышев.

Если проанализировать отборы лицензий в 2012 году, то подавляющее большинство причин, по которым это было сделано, криминальные, признал Поздышев. Это результат целенаправленной деятельности акционеров по выводу денег из банка, утверждает он. «А именно по использованию средств вкладчиков в своих личных целях, на свои проекты», — уточнил директор департамента ЦБ.

Сейчас в России для того, чтобы купить какой-то актив, люди предварительно смотрят, нельзя ли купить два или три банка, описывает схему Поздышев. С помощью банков предприниматели собирают средства вкладчиков и ими оплачивают свою покупку, объясняет он. Затем банки продаются.

Это является особенностью российской банковской системы, и это признают и международные аналитики, подчеркивал он. «Это нужно прекращать!», — высказал он позицию ЦБ.

Сейчас для банков действует норматив риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков, который ограничен 25% к капиталу кредитной организации. О планах ввести норматив в 20% капитала для кредитования заемщиков, связанных с собственниками и руководителями банков, 25 марта сообщила газета «Ведомости» со ссылкой на зампреда ЦБ Михаила Сухова.

«Экономика тут простая», — рассказывает «Газете.Ru» источник в инвестсообществе. Чтобы привлечь стандартное банковское финансирование в стройку, я плачу 15—18% годовых, при этом закладывается все что есть — стройка и поручительство, сетует он. «Либо я куплю банк. Будет 8% стоимость пассивов, 4% — накладные, чтобы банк никуда не делся, то есть я получу 12% годовых», — объясняет он схему. При этом обязательств гораздо меньше, добавляет он.

Простая математика, которой достаточно многие пользуются, рассказывает источник.

Из публично примеров — Газэнергобанк (находился в стадии банкротства в 2008 году), вспоминает генеральный директор «Сберстройинвест» Эдуард Малышев. «Люди работали по абсолютно такой схеме, в 2008 году схлопнулись — их забирал «Пробизнесбанк». Из кредитного портфеля в 3 млрд рублей два с половиной оказались на аффилированных структурах, на которых ничего нет. Понятно, что приходит новый собственник, но ответственность у предыдущих непрямая, доказать что-либо трудно», — объясняет он плюсы схемы.

Если сильно меньше (3 млрд рублей), связываться смысла нет, соглашается источник «Газеты.Ru» из банковского сектора. Все-таки банк стоит несколько миллионов долларов, и туда надо найти людей.

С другой стороны, за банками из топ-100 очень внимательно смотрит ЦБ, добавляет он. «Можно не проскочить», — говорит финансист, добавляя, что начиная со второй сотни любой банк «может попасть в такую историю».

«Обратите внимание на сделку с (Сергеем) Полонским: $100 млн уже проплачено, а всего будет $200 млн», — говорит банковский аналитик на условиях анонимности. Прежний владелец банка «Пушкино» Алексей Алякин заключил с Полонским сделку по покупке девелоперской компании «Поток». Сообщалось, что сумма сделки составит $200 млн, при этом $100 млн Алякин должен заплатить сразу. Но Полонский обвинил Алякина в выводе активов «Потока». Вскоре после этого Алякин вышел из капитала банка «Пушкино».

«Они не понимают, о чем говорят: сделка с Полонским была безденежной», — возмутился Алякин, добавив, что его банковский бизнес начался намного раньше, чем сделка с Полонским. Для того чтобы собирать много вкладов, нужна разветвленная сеть, покупка такого банка — сам по себе крупный проект, объясняет предприниматель. «К тому же ты попадаешь во второй контур надзора ЦБ — когда тебя регулирует не территориальной отделение, а напрямую ЦБ», — добавил он. В этом случае банкира ждут другие требования и более жесткий надзор, пояснил Алякин.

Это и схема Международного промышленного банка (у банка в 2010 году была отозвана лицензия, после проверки ЦБ, показавшей, что Межпромбанк активно занимался выводом средств. — «Газета.Ru»), говорит начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий. Вклады населения собирала его дочерняя структура «Межпромбанк плюс» (признана банкротом вскоре после отзыва лицензии у Межпромбанка. — «Газета.Ru»), которая была зарегистрирована в системе страхования вкладов, объясняет аналитик. Аналогичной деятельностью занимался Петрофф-банк, кредитовавший девелоперские проекты группы «Бородино» (лицензия отозвана в 2010 году, в 2012 году на собственников заведено уголовное дело по факту преднамеренного банкротства). Банк Москвы — та же тема, добавляет аналитик (находится в процессе финансового оздоровления из-за кредитования аффилированных с бывшим менеджментом компаний).

Российский банковский бизнес обречен на эту схему, защищает банкиров Осадчий. Очень плохо работает система защиты прав кредитора, поясняет аналитик. Банкам можно работать либо по кэптивной (кредитование бизнеса собственников банка) схеме, либо в агрессивной рознице, зарабатывая на дорогих потребительских кредитах.

О том, что источником серьезных кредитных рисков для многих российских банков является высокая степень аффилированности со связанными сторонами, сообщали в конце прошлого года два рейтинговых агентства — Fitch и Moody’s. Особую обеспокоенность агентств вызывали именно розничные банки, активы которых растут рекордными темпами. В Fitch отмечали быстрорастущие ХКФ-банк, банк «Русский стандарт» и КБ «Ренессанс капитал», так как интересы их контролирующих акционеров распространяются далеко за пределы банковского сектора как в России, так и за рубежом.

Сергей ТИТОВ