Валютный призыв

05.01.2013 00:56

Россия предлагает контролировать рейтинговые агентства

Министры финансов «большой двадцатки» настроены дать отпор валютным войнам. Во всяком случае, глава российского минфина Антон Силуанов не сомневается, что в итоговом коммюнике по итогам встречи глав финансовых ведомств и центробанков G20 они выскажутся за сохранение рыночного определения валютных курсов.

Такими планами он поделился вчера с журналистами в Москве, где проходят мероприятия «двадцатки». В этом клубе наша страна председательствует с января. Свое резюме по итогам первой встречи на территории нашей страны главы минфинов и центробанков выдадут в субботу.

Темы валютных войн, правда, нет в повестке их дискуссий.

Но она возникла сама собой, заметил глава минфина. Его позиция ясна: не должно быть конкуренции курсов, должна быть конкуренция экономик. А первый зампредседателя Центробанка Алексей Улюкаев позже очень кратко дал понять журналистам, что будет тоже готов поддержать мнение минфина. Буквально на этой неделе, напомним, уже обещали не использовать налогово-бюджетную и денежно-кредитную политику для влияния на курсы национальных валют стран «большой восьмерки».

Россия, рассказал Силуанов, готова подкинуть партнерам по G20 еще ряд интересных тем для обсуждения. Одна из них — создать при Совете по финансовой стабильности комитет по надзору за международными рейтинговыми агентствами. Проблема с рейтинговыми агентствами не нова. Она всплыла во время кризиса, когда оказалось, что до беды мир довели по сути дела страны, имеющие наивысшие оценки. Но наладить качественный надзор за агентствами до сих пор так и не удалось. Новая структура, по словам Силуанова, могла бы разработать условия для аккредитации при ней наиболее надежных рейтинговых агентств. Причем если сейчас все сводится к тому, что лишь анализируются методики рейтинговых агентств, то в будущем речь должна идти о том, чтобы объективно оценивать последствия присвоения рейтингов разным странам. А затем, на основе этих наблюдений, делать выводы об эффективности того или иного агентства.

Еще одно российское предложение, которое, как надеется Силуанов, обрастет необходимыми деталями к лету этого года, — это дифференцированный подход к финансовому регулированию с учетом специфики разных рынков. Тут у России, как и у других партнеров из развивающихся стран, есть прямой интерес. С одной стороны, международные институты, наученные кризисом, вовсю пытаются усилить контроль над разными сегментами рынка, ввести для них дополнительные требования. Но страны-то разные. Скажем, размер российского фондового рынка в десятки раз меньше, чем американского, привел пример глава Федеральной службы по финансовым рынкам Дмитрий Панкин. И если в США и других развитых государствах есть проблема со слишком быстрым ростом финансовых рынков, то у нас, наоборот, надо как-то стимулировать их развитие и приход туда новых игроков. Правда, если для развитых и развивающихся стран допустить разные «скорости» роста, это может привести к возникновению дополнительного арбитража в тех государствах, где есть послабления. А это может стать причиной появления новых дисбалансов. И этого надо избежать, признал Панкин. Тем не менее «очень опасно запускать мощную волну регулирования», предупредил коллег глава ФСФР. «У нас есть пример СССР, где пытались регулировать абсолютно все. Но в результате система обрушилась», — напомнил он.

Слишком жесткого закручивания гаек опасаются и участники рынка. Представитель крупнейшего иностранного страхового фонда не скрывал: если регулирование будет чересчур жестким, возможности для инвестирования сократятся. И это будет проблема не только бизнеса. С одной стороны, именно на институциональных инвесторов — страховые и пенсионные фонды — возлагают надежды по финансированию долгосрочных, в том числе инфраструктурных проектов. Ведь у банков, в том числе из-за введения более строгих правил, таких возможностей все меньше. С другой, фонды зарабатывают деньги для своих клиентов, которые вкладывают, например, пенсионные накопления.

Вообще же, как становится понятно, «двадцатке» пора не только бороться с последствиями кризиса, начавшегося пять лет назад, но и с новыми проблемами. Раньше мы говорили о финансовой глобализации, теперь, возможно, имеем дело с деглобализацией, подкинула идею российский шерпа в G20 Ксения Юдаева. В России это видно по тому, как снизили кредитование «дочки» иностранных банков. Пошли на убыль потоки капиталов между развитыми и развивающимися рынками. И одно дело, если это так называемая контрциклическая реакция игроков, а другое — если так сказывается влияние начатых и анонсированных реформ, задала тему для будущих дискуссий Юдаева. Все это еще не значит, что Россия будет призывать отпустить «вожжи». Улюкаев рассказал, как мы поэтапно внедряем, например, рекомендации Базельского комитета банковского надзора. И заступился за всех регуляторов сразу. В их адрес звучит немало критики, связанной с ростом экономики. Но как только регулирование ослабевает, а о контрциклической политике забывают, в экономике тут же начинают накапливаться риски, предупредил Улюкаев.

Елена КУКОЛ