В семье не без банкрота

22.02.2011 10:05

Принятие в первом чтении законопроекта о банкротстве физлиц многих из них обрадовало, ведь его презентовали как избавление от непосильного долгового бремени. Однако радости поубавится, когда граждане осознают, что тот же закон может отобрать у них единственную квартиру. И ответственность будет нести не только должник, но и его семья.

Законопроект о банкротстве физлиц активно обсуждается уже две недели — Госдума одобрила его в первом чтении в середине ноября. Каким будет итоговый вариант документа, никто не знает, но многие граждане уже сейчас этот закон полюбили. Компания Magram Market Research недавно обнародовала сенсационные результаты своего исследования: опрос проводился среди 1,5 тыс.

респондентов-россиян, и 76% опрошенных одобрили введение процедуры банкротства для граждан-должников. А больше половины респондентов планирует с помощью нового закона решить проблему своих долгов.

Вероятно, такой оптимизм родился благодаря презентации будущего закона. Депутаты представили его как новый инструмент помощи людям, запутавшимся в сложных отношениях с кредиторами. Во многом это соответствует действительности. Если должник не в состоянии расплатиться с кредиторами, он может подать в арбитражный суд заявление и реструктурировать свой долг за пять лет (при согласии кредиторов). В противном случае его признают банкротом и после распродажи имущества (если таковое найдется) он не будет никому ничего должен. Особенно неплохо это выглядит, когда имущества нет, а долгов — на миллионы.

После принятия закона о банкротстве физлиц драматичная история ипотечных заемщиков Банка Москвы вполне может завершиться успешным банкротством. О ней стало известно в 2011 году после того, как заемщики банка устроили пикет. Банк Москвы выдавал ипотечные кредиты в японских иенах и швейцарских франках под низкий процент, но из-за резкого изменения курсов валют долги и ежемесячные выплаты в рублях для заемщиков существенно выросли. Многие из них оказались не в состоянии расплатиться, они оставались должны банку даже после того, как у них забирали квартиры в качестве залога. В ряде случаев сумма долга за счет штрафов и пеней оказывалась больше изначальной суммы кредита. Следуя схеме банкротства, этот оставшийся долг они бы списали. И если закон примут, такая возможность у них появится.

Предполагается, что, как только должник подает заявление о признании его банкротом, все его обязательства фиксируются. То есть проценты по кредитам и пени за просрочку выплат прекращают начисляться. Еще один важный момент: закон определяет, какое имущество должника нельзя пускать с молотка (см. справку).

Однако, как только законопроект о банкротстве физлиц был принят в первом чтении, улучшать документ с энтузиазмом принялись все, кто имел возможность его редактировать. К примеру, идет спор вокруг пороговой суммы для банкротства. В настоящий момент документ устанавливает объем задолженности, достаточный для начала этой процедуры, в 50 тыс. руб. Член комитета Совета федерации по бюджету и финансовым рынкам Николай Журавлев предлагает увеличить сумму до 200 тыс. руб. Председатель комитета по собственности Сергей Гаврилов полагает, что хватит и 100 тыс. руб.

Впрочем, это, пожалуй, самая безобидная поправка из тех, что предлагают законодатели. «Почему-то никто не объясняет людям, что у них будут отбирать квартиры!» — восклицает вице-президент Ассоциации антиколлекторских сообществ Андрей Власс. И действительно, в поправках такое предложение есть. Депутаты считают, что конституционную норму о неприкосновенности единственного жилья следует переформулировать в отношении граждан-должников.

Есть мнение, что нужно включать в состав конкурсной массы единственное жилье, когда его метраж превышает социальные нормы (в Москве — 10 кв. м жилой площади на человека). Таким образом, предлагается «законодательно стимулировать должника-владельца дорогой элитной недвижимости продать ее, купить более дешевое жилье и расплатиться с кредиторами». Это логично. «Самый понятный и ликвидный актив граждан — это квартира»,— говорит партнер юридической фирмы Lex Borealis Алексей Пешков. Сейчас отобрать в счет долга единственную квартиру у должника практически нереально, даже если это многокомнатный пентхаус в центре Москвы. «Вы всерьез думаете, что, если вы должны несколько миллионов, не можете расплатиться, но живете в хорошей квартире в Москве, кредитор вам вот так запросто это простит?» — искренне недоумевает Андрей Власс.

Другой важный момент — инициировать процедуру банкротства физлица может как сам должник, так и его кредитор. При обсуждении закона о признании граждан несостоятельными почему-то считается само собой разумеющимся, что речь идет в основном об их отношениях с банками. Между тем задолженность, достаточную для начала процедуры банкротства, можно накопить и по оплате услуг ЖКХ. Сейчас главной угрозой для такого должника является запрет на выезд из страны, и многих это вовсе не волнует. А вот если возникнет реальная перспектива лишиться квартиры и переехать, например, в дальний конец новой Москвы в жилье, полностью соответствующее социальным нормам, отношение к оплате коммунальных услуг может серьезно измениться. При этом управляющим компаниям, возможно, даже не придется каждый раз обращаться в суд — хватит и угрозы подать на банкротство.

Кроме того, согласно законопроекту, инициировать процедуру банкротства имеет право еще и уполномоченное лицо, в связи с чем группа граждан, у которых могут возникнуть проблемы после принятия закона о банкротстве физлиц, существенно увеличивается. Уполномоченным лицом, к примеру, может стать Федеральная налоговая служба. Соответственно, неуплата налогов на транспортное средство или жилье может вылиться в расставание с этим имуществом. То же теоретически может грозить и тем, кто сейчас спокойно игнорирует оплату штрафов за нарушение Правил дорожного движения.

На минувшей неделе заместитель главы ФНС Денис Наумчев сообщил, что его ведомство направило в Госдуму пакет предложений, призванных «урегулировать долговые проблемы семьи». Сейчас это сложный для налоговиков момент. «Как вычленять долю имущества, подлежащую продаже за долги, и ту, которая должна остаться детям?» — задавался вопросом начальник управления урегулирования задолженности и обеспечения процедур банкротства ФНС Георгий Колташов, комментируя «Российской газете» инициативу ведомства.

Поправка, согласно которой можно будет банкротить в случае необходимости целые семьи, не единственная новость, которой налоговики поделились со СМИ. Георгий Колташов рассказал также о новой информационной системе ФНС. «Мы сможем отслеживать, как и на кого налогоплательщики переводят свое имущество, фиксировать несоответствие доходов расходам»,— сообщил Колташов «Российской газете».

Что же касается взаимоотношений граждан и банков, то после принятия подготовленных поправок воодушевление многих заемщиков относительно легкого избавления от долгов по кредитам, скорее всего, поостынет. Впрочем, в случае, когда должник действительно не может расплатиться по кредиту, банкротство будет выгодно и ему самому, и банку. Ведь заемщик освобождается от долгов, а банк получает часть средств и списывает с баланса невозвратный кредит.

Банкиры, однако, боятся других граждан-банкротов. «У банков большая часть кредитного портфеля в силу нашей российской специфики обеспечена поручением конечных бенефициаров бизнеса. Это как раз физлица — весьма грамотные люди с юридическими помощниками. И они начнут активно пользоваться институтом банкротства, с тем чтобы избежать исполнения своих обязательств»,— уверен главный юрист Пробизнесбанка Сергей Летунов.

В ноябре газета «Коммерсантъ» писала о банкротстве Владимира Кехмана, основателя группы JFC — крупнейшего российского импортера фруктов. Управляющая компания группы обанкротилась в марте этого года (общая сумма задолженности группы JFC только российским юрлицам, по данным «Коммерсанта», составила 38,5 млрд руб.). После этого банкротом был признан и Владимир Кехман — Лондонским судом и именно как физлицо.

Согласно британскому законодательству, после принятия постановления о банкротстве физического лица должник получает легальную защиту от всех коллекторских и судебных действий юридических и физических лиц по взысканию долгов. Теперь, по словам Александра Муранова, управляющего партнера адвокатской фирмы «Муранов, Черняков и партнеры», бизнесмену будут доступны планы реструктуризации долгов, оздоровления бизнеса и прочие полезные процедуры. «А российские кредиторы должны предъявить свои требования в установленном судом Лондона порядке, потому что им нужно будет участвовать в процедуре банкротства в Великобритании, что сложнее и дороже»,— говорит партнер юридической фирмы Lex Borealis Алексей Пешков.

Другое дело, что признать себя банкротом для бизнесмена означает конец деловой карьеры. Поэтому вряд ли поручители юрлиц по крупным кредитам в массовом порядке начнут использовать процедуру банкротства физлиц, чтобы избавиться от долгов. «Для тех, кто выступает поручителем как физлицо, ужесточается ответственность. В случае если банкротится предприятие и банкротится поручитель, он попадает в определенные списки и уже не сможет выступать поручителем по кредитам»,— отмечает зампред коллегии адвокатов «Вашъ юридический поверенный» Владислав Капканов.

Что нельзя забрать у гражданина-банкрота

Из конкурсной массы гражданина исключается единственное жилье, если оно не является залогом по ипотеке; земельные участки, на которых расположено единственное жилье, если оно не является залогом по ипотеке; денежные средства на общую сумму не более 25 тыс. руб., а также денежные средства на общую сумму в три прожиточных минимума в расчете на лиц, находящихся на иждивении гражданина, а при их нетрудоспособности — шести; предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и др.), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши; имущество не дороже 10 тыс. руб., необходимое для профессиональных занятий гражданина; домашний скот и строения для его содержания; семена, необходимые для очередного посева; продукты питания на общую сумму не более 25 тыс. руб.; топливо для приготовления пищи и отопления жилого помещения; средства транспорта и другое имущество, необходимое гражданину в связи с его инвалидностью; вещи не дороже 15 тыс. руб., являющиеся предметами обрядов и культов; медицинские препараты и оборудование, в соответствии с медицинскими показаниями необходимые гражданину и лицам, находящимся на его иждивении; предметы бытовой техники общей стоимостью не более 30 тыс. руб.; призы, государственные награды, почетные и памятные знаки.

Как банкротят граждан в разных странах

В США существует четыре основных типа принудительного банкротства для физических лиц, предусмотренных федеральным Кодексом законов о банкротстве. В общем случае процедура может быть начата против лица, не платящего по долгам более 120 дней. В случае признания должника банкротом в его отношении производится процедура ликвидации: все имущество, кроме предметов первой необходимости, продается, оставшийся долг (исключая налоги, штрафы, образовательные кредиты) списывается. Добровольное банкротство может также проводиться способом реорганизации. Для этого должник обязан доказать, что за пять лет сможет погасить минимум 25% долга, а кредиторы получат не меньше, чем при ликвидации. Суд утверждает план выплат на срок от трех до пяти лет, по его окончании непогашенный долг списывается. Запись о банкротстве хранится в кредитной истории десять лет. В 2011 году в суды поступило свыше 1,3 млн дел о банкротстве физлиц, задолжавших в общей сложности почти $270 млрд.

В Великобритании должнику для подачи заявления о банкротстве достаточно сообщить о невозможности обслуживать имеющиеся обязательства. Если такое заявление подает кредитор, необходимо наличие необеспеченного и не оспариваемого в судебном порядке долга свыше £750 с просрочкой в 120 дней. При добровольном банкротстве имущество и часть доходов должника (за вычетом денег, признанных судом необходимыми для жизни) переходят в распоряжение конкурсного управляющего. Через год непогашенные долги списываются, статус банкрота аннулируется. На банкрота налагаются значительные финансовые ограничения: ему запрещается брать кредиты больше £500 без оповещения о своей несостоятельности, занимать руководящие должности в компаниях с ограниченной ответственностью без санкции суда, работать полицейским, военнослужащим, судьей, директором школы и на ряде других должностей. Запись о банкротстве хранится в кредитной истории в течение шести лет, а соответствующее информационное сообщение публикуется в газете по месту жительства или работы. В 2011 году в Англии и Уэльсе финансово несостоятельными стали 120 тыс. человек.

Во Франции принудительное банкротство проводится, если кредиторы не смогли взыскать долги во внесудебном порядке. Имущество должника продается, оставшийся долг списывается. При добровольном банкротстве долг гасится из доходов. Неизымаемый минимум составляет порядка €475 в месяц для одного человека. На доходы свыше этой суммы действует прогрессивная шкала изъятия (от 5% до 100%). Процедура длится до полного погашения долгов, но не дольше десяти лет. Банкроту запрещено замещать руководящие должности и иметь бизнес. Если суд счел, что человек не погасит долги и за десять лет, он банкротится по принудительной схеме. В 2011 году банкротами стали чуть более 56 тыс. французов. Вадим Зайцев

Мария ГЛУШЕНКОВА