Ущерб России от фальшивых рублей вырос за 2012 год в 1,5 раза

15.08.2011 16:31

Резкий рост произошел во многом из-за того, что фальшивомонетчики научились качественно подделывать пятитысячные купюры

Сумма ущерба от выявленных фальшивых рублей в 2012 г. составила 218,1 млн руб., сообщил сегодня журналистам первый зампред ЦБ Георгий Лунтовский. Годом ранее ущерб был оценен в 142,1 млн руб., в 2010 г. — в 141,6 млн.

По количеству фальшивых банкнот наблюдалось снижение на 7% — до 88 029 шт. Он добавил, что речь идет о фальшивых рублях, выявленных через банки. В Центральном федеральном округе выявлено 60% поддельных денежных знаков.

Резкий рост ущерба произошел во многом из-за появления значительного числа поддельных пятитысячных рублевых банкнот: в 2012 г. их доля составила 37,4% от числа выявленных фальшивок, или 32 882 шт. Несмотря на то что по итогам всего года наибольшее число выявленных фальшивых банкнот оказалось номиналом 1000 руб. (52 969 шт.), в четвертом квартале пятитысячные купюры впервые стали самыми подделываемыми в России (более 12 тыс. шт.). Лунтовский пояснил, что подавляющая часть выявленных подделок пятитысячных банкнот — старой модификации — до 2011 г. «Новые признаки защиты пока не подделывают», — сказал Лунтовский.

В 2012 г. около 60% общего числа выявленных фальшивых банкнот пришлось на 1000 руб., что существенно ниже, чем в 2011 г. (86%).

На начало 2013 г. доля пятитысячных купюр в общем количестве выпущенных банкнот — около 14%. И именно эту купюру меньше всего используют в расчетах. По словам Лунтовского, в основном банкноту в 5000 руб. население использует для накопления: «Раньше копили доллары или золото, сейчас в матрасы кладут пятитысячные купюры». Согласно опросам, проведенным ЦБ, только 0,8% респондентов сказали, что им нужна для пользования купюра в 5000 руб.; спрос на 1000 руб. — 18,7%, 500 руб. — 45,2%, 100 руб. — 81,8%.

Лунтовский, который курирует в Центробанке в том числе вопросы наличного денежного обращения, сообщил, что в ЦБ ведется дискуссия о том, чтобы проверки по наблюдению за качеством наличных денег в банках велись отдельно от надзорных. «Мы утратили часть контроля за наличным денежным обращением в пользу инспекций», — сказал он. По его словам, ведутся переговоры с надзорным блоком ЦБ о том, чтобы отдать контроль за наличными в банках непосредственно подразделению, который возглавляет Лунтовский.

Как пояснил директор департамента наличного денежного обращения ЦБ Александр Юров, с 2009 г. для банков были введены требования установить технику, проверяющую подлинность рублевых банкнот как минимум по четырем признакам. Позже ЦБ проверил банки на соблюдения требований и выяснил, что почти половина техники в банках не соответствовала стандартам. Проблема в том, что Главная инспекция кредитных организаций (ГИКО) может проверять банки не чаще раза в три года. «А если мы зафиксировали случай выявления в банке большого числа фальшивых банкнот, мы не можем проверить технику в этом банке? Нам три года теперь ждать?» — возмущается Юров. К примеру, ЕЦБ имеет право проверять качество наличных в банках два раза в год, возможное наказание — отзыв лицензии. Санкции к банкам за некачественную работу с наличными российские чиновники еще не выбрали.

В конце 2011 г. в ЦБ начали обсуждать возможность передачи функции проверки наличных в банках сотрудникам департамента денежного обращения. В ГИКО с этим согласны, говорит Юров. Возможно, в течение двух лет произойдут изменения.

По данным ЦБ, доля выявляемых фальшивых рублей среди наличности, поступившей регулятору уже после ее проверки банками, — 1,5%. Среди банкнот, которые сдают банки на экспертизу в ЦБ, — половина фальшивых. По словам представителей ЦБ, банки не всегда хотят сами выявлять фальшивые наличные деньги, чтобы не связываться с правоохранительными органами, поэтому сдают их в ЦБ на экспертизу. ЦБ намерен исправлять эту ситуацию, так как подобные действия затягивают расследования дел по фальшивомонетничеству.

Ольга ПЛОТОНОВА