Угроза валютных войн реальна

29.03.2013 04:03

Глава МВФ Кристин Лагард на недавней встрече министров финансов и глав центральных банков G20 заявила, что «никаких валютных войн нет, а есть только валютные волнения». Однако с этим тезисом трудно согласиться. Валютные войны — сегодня вполне реальная угроза для мировой экономики.

Валютная война — это, по сути, изящное название конкурентной девальвации. Ее суть состоит в том, чтобы обесценить собственную валюту для получения экономического преимущества перед соседями, поскольку на мировом рынке обостряется конкуренция в ценах на производство и рабочую силу. Также увеличивается вероятность инфляции.

Экономисты находят много общего между 1930-ми годами и современностью, в частности, они отмечают, что первые страны, обесценившие свои валюты, избежали худших последствий Великой депрессии — особенно это касается Великобритании и Японии.

Заявление G20 недвусмысленно дает понять, что на данный момент международное сообщество больше пугает влияние, которое агрессивные комментарии отдельных стран могут оказать на доверие рынка. В нем признается, что риторическая схватка в валютной войне рискует перейти в нечто большее — например, в меры торгового протекционизма, реальный экономический конфликт или еще хуже. Однако агрессивность Японии, действия центробанка которой привели к ослаблению иены почти на 20% за несколько месяцев, может вынудить другие страны предпринять аналогичные шаги.

На самом деле Великобритания и США уже успешно ослабляют свои валюты. Великобритания вполне довольна тем, как выбранный политический курс поддерживает слабость фунта. США же на протяжении нескольких лет были главным победителем в игре по конкурентной девальвации, что было прямым последствием политики ФРС. Европа остается в стороне в результате позиции жесткой экономии центральных стран ЕС (в особенности Германии), а также из-за того, что ЕЦБ не может действовать методами Банка Англии, Банка Японии и ФРС США. Таким образом, в настоящий момент Европа почти неизбежно проигрывает в игре по обесцениванию, чему способствует сильный евро, и если это не изменится, последствия будут крайне опасными.

Однако больше всего, по мере того как США, ЕС и Япония будут печатать все новые деньги, в наибольшем проигрыше окажутся развивающиеся страны. Они против своей воли должны до определенной степени перенять политику крупнейших развитых экономик или рискнуть укреплением своей валюты и потерей контроля над собственной монетарной политикой, поскольку инвесторы ринутся на их рынки, привлекаемые высокой доходностью. Ситуация проигрышная: если валюта остается сильной, это негативно отражается на конкурентоспособности, и тогда объемы экспорта могут упасть, чему будет способствовать слабый спрос. Кроме того, валютные войны представляют для развивающихся стран опасность, поскольку им трудно соперничать в условиях всеобщего снижения интереса к риску — особенно это касается стран с крупным дефицитом текущего счета на фоне ослабления мировой экономики. Несмотря на то что в этом случае валюта может немного сдать позиции, это необязательно будет связано со стимулирующей монетарной политикой, а скорее с тем, что иностранный капитал начнет утекать из этой страны. А значит, центробанкам, возможно, придется взять курс на относительно жесткую политику, чтобы предотвратить риск инфляции или валютный кризис. Таким образом, вы получаете слабую валюту и никаких преимуществ.

Есть ли лекарство от валютной войны? Во-первых, придется положить конец мировым дисбалансам (Азии следует увеличить потребление и снизить зависимость от экспорта, а вот США нужно сделать наоборот). В некоторой степени процесс уже запущен, однако говорить о его завершении пока рано. Во-вторых, мы должны значительно сократить размер государственного долга и долга частного сектора. Здесь мы еще даже не начинали ничего предпринимать, однако в некоторых странах долг частного сектора снизился значительно (в Японии) и незначительно (в США). Пока мы не решим эту проблему с долгом, политики не устанут прибегать к девальвации. Наконец, мы имеем дело с мировой экономикой, уязвимое место которой — спрос. Отчасти это связано со стоимостью всего долга за кредитный суперцикл, который подошел к концу в 2008 году.

В целом пока мы наблюдаем только «конкурентную девальвацию», которая не переходит на новый уровень, но местами вызывает небольшой дискомфорт. Главное смотреть, не перерастет ли в определенный момент валютная война в торговую, поскольку это может нанести ощутимый урон экономике и в конечном итоге привести к настоящей войне.

Джон ХАРДИ

Автор — главный валютный стратег Saxo Bank