Убойный свидетель

27.11.2011 04:07

Как разматывалось дело о хищениях в «Росагролизинге»: о неудачливых киллерах и везучих заказчиках, покровителе-губернаторе и бывших министрах

Информацию о финансовых схемах вывода средств из компании «Росагролизинг» (коррупционный скандал № 2 на сегодняшний день) силовики получили еще без малого четыре года назад — вскоре после покушения на бывшего финансового директора липецкого ООО «Агрохим» Игоря Осадчего.

10 января 2009 года в селе Кривополянье Чаплыгинского района Липецкой области киллер произвел в Осадчего семь выстрелов и скрылся. В жертву попали четыре пули, но Осадчий выжил и сообщил в милицию и ФСБ о мотивах и предполагаемых заказчиках покушения. МВД возбудило уголовное дело, но откровенно заволокитило расследование. А вот мотивы, содержащие очень интересную экономическую подоплеку, заинтересовали ФСБ.

«Оборонсервис», «Росагролизинг», «Ростелеком», ГЛОНАСС — эти корявые образцы чиновничьего новояза уже которую неделю ласкают слух российского обывателя, с предвкушением ожидающего новых посадок и разоблачений.

У нас как бывает: если рейтинг падает, то — либо война, либо борьба с коррупцией. Если же совсем проворовались, то, по меткому замечанию вице-губернатора Салтыкова-Щедрина, тут же вспоминают о патриотизме. В данный исторический период как-то сошлись все три показателя системного кризиса власти.

В очередной раз в движение пришли враждующие кланы, почувствовав слабину расшатавшейся не без помощи «болотного процесса» вертикали. Можно долго спорить, с санкции ли президента был нанесен удар по министру обороны, или Путин пропустил этот фланговый маневр, в любом случае последствия нападения «полка правой руки» Верховного главнокомандующего (условный клан Иванова-Зубкова) на «полк левой руки» (условный клан Сердюкова) оказались более разрушительными, чем предполагалось. Общество захотело крови.

Общество успокоили: да, началась непримиримая борьба с коррупцией, и нечего было кричать о том на Сахарова — мы сами справимся. Весьма техничный перехват лозунга «рассерженных горожан», и можно быть уверенным: в ежегодном Послании Федеральному собранию этой важной имиджевой теме найдется достойное место, да и элиту давно пора чуточку пугануть.

Параллельно было восстановлено равновесие кланов. «Полку левой руки» президента дали отмашку к широкомасштабной контратаке. И на свет появилось дело «Ростелекома», в рамках скандала с которым замелькали фамилии Игоря Щеголева, главы администрации президента Сергея Иванова и его сына, служившего ранее в Газпромбанке, где «Ростелеком» хранил деньги. Затем добавили ГЛОНАССом. А третьей волной наступающих накрыло экс-министра Скрынник, у которой хоть и были сложные отношения с бывшим вице-премьером Зубковым, но «Росагролизинг» они возглавляли поочередно и в правительстве занимались сельским хозяйством на пару. (Кстати, удар-то асимметричный, из чего можно вывести предположения — по Сердюкову, скорее всего, все-таки врезали не в рамках фейр-плэй.)

Представляется, что этот обмен сокрушительными апперкотами должен сбалансировать властную конструкцию. Главный рефери даст участникам драки отдышаться, разведет по прежним углам и устало вытрет пот со лба: он в плюсе все равно — с подранками оно как-то проще разговаривать. А если не послушаются, то мы обязательно услышим в новостях по Первому каналу еще о каком-нибудь ООО или же следствию — для острастки — позволят-таки очень нежно допросить кого-нибудь из экс-министров. Так что развернувшаяся на наших глазах душераздирающая баталия со слезами в эфире, арестами и семейными драмами — это все что угодно, но только не борьба с коррупцией. Скорее уж спецоперация по наведению порядка среди дворни.

Сегодня мы расскажем о том, как развивались боевые действия на двух из четырех обозначенных фронтах. Тут все по Сергею Иванову: о масштабных хищениях знали давно, но лишь копили информацию, боясь вспугнуть злоумышленников.

Справка «Новой» — действующие лица:

Олег Донских — в 2003—2008 гг. — председатель совета директоров ОАО «Липецкагроснабсервис», в 2008—2009 гг. — гендиректор ООО «Липецкагротехсервис», являвшегося региональным представителем ОАО «Росагролизинг», в 2009 году перед назначением в Минсельхоз России несколько месяцев возглавлял сельхозуправление Липецкой области.

Сергей Бурдовский — гендиректор ООО «Межрегионторг +».

Игорь Коняхин — до сентября 2009 года учредитель и генеральный директор ООО «Алек Оптим», затем — преемник Донских в должности гендиректора ООО «Липецкагротехсервис».

Александр Фомичев — председатель совета директоров ОАО «Агрохим».

«Королевский пул»

В минувшую среду стало известно, что экс-глава департамента правового обеспечения Минсельхоза Олег Донских объявлен в международный розыск. Донских подозревается в том, что с 2007 по 2009 год «в составе организованной преступной группы» похитил из бюджета около 500 млн рублей.

К примеру, в деле есть эпизод о хищении 58 млн рублей из 707 млн рублей, выделенных ОАО «Росагролизинг» по договору с ООО «Липецкагротехсервис» на закупку оборудования для ООО «Либойл», замахнувшегося на строительство завода по выпуску 120 тыс. тонн рапсового масла в год (к слову, кроме средств «Росагролизинга» на возведение завода потребовался еще и кредит 800 млн рублей, полученный у Сбербанка).

Завод был открыт весной 2008 года. На торжества в Липецкую область прилетели Алексей Гордеев (в то время министр сельского хозяйства России) и Елена Скрынник (в то время гендиректор ОАО «Росагролизинг»). Но после запуска завода «выяснилось», что липецкие аграрии не могут обеспечить его мощности даже половиной необходимого сырья. А закупка рапса в других регионах экономически невыгодна.

Подобное же фиаско потерпел проект по строительству в Липецкой области ликеро-водочного завода. Долг инициатора проекта ООО «Центральная водочная компания» перед ОАО «Росагролизинг» составил около 2 миллиардов рублей.

К этим и другим сомнительным проектам были причастны бизнесмены Олег Донских, Сергей Бурдовский, Игорь Коняхин, Александр Фомичев. В Липецке их называли не иначе как «королёвским пулом», потому что им благоволил губернатор области Олег Королёв, всячески поддерживая любые, даже самые авантюрные начинания этой группы друзей. Несомненно, любимчиком Королёва был Олег Донских, сын Виктора Донских, бывшего первого секретаря Липецкого обкома КПСС. Ему нынешний губернатор области многим обязан. При Викторе Донских Олег Королёв стал первым секретарем Добринского райкома КПСС, который ранее возглавлял сам Донских…

Известный липецкий журналист, лауреат премии им. Артема Боровика Игорь Луговой не сомневается, что и высокопоставленные областные чиновники и губернатор области были в курсе того, что происходило с деньгами «Росагролизинга».

Игорь Осадчий тоже не сомневается, что «королёвский пул» не смог бы проворачивать многомиллионные сделки, попахивающие аферами, без покровительства руководства Липецкой области:

— Кредиты и субсидии получали прежде всего люди, вхожие к губернатору. Фомичев, Донских, Коняхин… С оформлением кредитов в том же липецком отделении Сбербанка у бизнесменов, близких к Королёву, не было никаких проблем. Может быть, потому, что отделение возглавляет Татьяна Божко — супруга вице-губернатора Юрия Божко?

Суммарный долг предприятий, подконтрольных членам «королёвского пула», только перед ОАО «Росагролизинг» превышает 4 млрд рублей. Из этих средств около 500 млн рублей, по версии силовиков, похищено. Бурдовский и Коняхин в апреле этого года были доставлены в Москву, арестованы и отправлены в «Матросскую Тишину». Донских успел скрыться. Фомичев — на свободе.

Покушение

Игоря Осадчего расстреляли в последний день новогодних каникул 2009 года, 10 января. Машина киллеров весь день стояла неподалеку, примелькалась: номер машины — 345, регион 150 (Московская область) — запомнили многие. Утомившись ждать, киллеры (их было двое) подошли к дому жертвы и постучали в дверь. Открыла жена Осадчего.

— Мужа позови, разговор есть… — потребовал один из «гостей».

Едва Игорь вышел за порог, киллер процедил: «Тебе привет…» — и открыл огонь «на поражение». Между «приветом» и первым выстрелом прошли доли секунды. Но Осадчий успел отпрыгнуть в сторону. И стрелку пришлось вести огонь «по подвижной мишени». Позже экспертиза установила, что пули были выпущены из травматического пистолета, переделанного под стрельбу боевыми патронами. Прицельность боя и кучность стрельбы такого оружия никудышные, что и спасло жизнь Осадчему. Из семи выпущенных пуль в него попали «всего» четыре. Две — в ногу, одна прошла навылет в двух сантиметрах от сердца, еще одна — разорвала ухо. Когда кончились патроны, подельник стрелка то ли с монтировкой, то ли с арматуриной в руке подбежал к раненому, чтобы добить. Успел сделать лишь два удара. Выстрелы привлекли внимание соседей, жены и тещи Осадчего. Убийцы предпочли отбежать к своему «Мерседесу» и скрыться.

Еще находясь в реанимации районной больницы, сразу после операции, Осадчий заявил дознавателю Чаплыгинского РОВД Александру Янину, что подозревает в организации покушения Александра Фомичева, живущего в соседнем селе Солнцево.

Оперативники выехали в Солнцево и нашли «Мерседес» с госномером 345, зарегистрированным в Московской области. Правда, с него были сняты все четыре колеса. Идентифицировать следы протектора, оставленные на месте преступления около дома Осадчего, «не представлялось возможным». Милицию устроило объяснение, что машина «с прошлого года стоит на пеньках».

ОАО «Агрохим»

Почему Осадчий без сомнений называл предполагаемым заказчиком именно Александра Фомичева?

Фомичев переехал в село Солнцево Чаплыгинского района Липецкой области в 2001 году и занялся агробизнесом. До этих пор жил в Одинцовском районе Московской области, где в 90-е годы получил соответствующую известность. Судя по всему, контактов с Подмосковьем Фомичев не теряет и сегодня.

Осадчий устроился на работу в ОАО «Агрохим» экономистом по финансовой работе в 2005 году. В ноябре 2007 года был назначен финансовым директором предприятия.

— Мои обязанности заключались в работе с банками, — рассказывает Осадчий. — Я уже тогда стал понимать, что по этой линии не все чисто. К примеру, мы готовим бизнес-план, а он явно не сходится: предприятие перекредитовано, долговая нагрузка «Агрохима» такова, что ни один банк при обычном порядке рассмотрения заявки на кредит не дал бы предприятию ни копейки. Потому, что точка невозврата уже пройдена, заложено все, что можно и нельзя. К примеру: незавершенное производство или товар, который в обороте.

Но, несмотря на плачевное финансовое состояние, «Агрохим» продолжал получать кредиты и субсидии.

— Кредиты получались по федеральной программе «Поддержка АПК», по которой субсидировалась процентная ставка, — поясняет Осадчий. — Две трети из федерального бюджета, треть — из областного. А были и такие программы, например, СЗР (средства защиты растений) или приобретение техники, не имеющей аналогов в России, по которым из областного бюджета субсидировалась не только процентная ставка, но и основная сумма кредита.

«Агрохим» набрал более 1 миллиарда рублей кредитов. При этом нередко представляя в областное сельхозуправление, распределяющее субсидии, фальшивые документы.

Дмитрий Коровенко, бывший гендиректор ОАО «Агрохим», позже, уже после покушения на Осадчего, в своих заявлениях руководителям силовых ведомств области и страны напишет: «Разобравшись в финансовых схемах, мы с Игорем Осадчим поняли, что «Агрохим» создан для того, чтобы использовать фирму для получения кредитов, их обналички и вывода части средств в кипрские офшоры Alegro и Karnal-invest ltd».

Понимая, что участие в финансовых махинациях чревато уголовными последствиями, Осадчий и Коровенко в октябре 2008-го решили уволиться. Но это оказалось непросто. В их адрес посыпались угрозы. 14 ноября, когда они приехали в офис «Агрохима», чтобы получить трудовые книжки, «фомичевские ребята» их избили.

В местном РОВД заявление об избиении приняли, но возбуждать уголовное дело не стали. (Позже суд и прокуратура 16 раз отменяли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. И все 16 раз Чаплыгинское РОВД снова отказывалось возбуждать дело.) А 10 января к Осадчему пришли киллеры.

«Росагролизинг»

Один из офицеров Липецкого управления ФСБ рассказал мне, что вскоре после покушения на Осадчего им позвонил отставной генерал ФСБ Юрий Коровенко (в 1997—2003 годах — начальник Голицынского военного училища ФСБ России) и попросил «защитить от беспредела» своего сына Дмитрия и его друга Игоря Осадчего. Но в областном управлении ФСБ генералу вежливо объяснили, что заниматься «этим делом» не будут. Хотя к моменту звонка местное управление ФСБ уже приступило к сбору оперативной информации о деятельности не только «Агрохима», но и других предприятий АПК Липецкой области, контролируемых членами «королёвского пула». Силовиков и без звонка генерала Коровенко заинтересовали сведения, представленные Осадчим. Но поскольку на всех оперативных разработках стоял гриф «Секретно», и перед генералом, и перед Осадчим разводили руками:

— Мне говорили, что за махинаторами стоят влиятельные покровители, — рассказывает Игорь Осадчий. — Никто не позволит даже начать проверку, не говоря уж о возбуждении уголовного дела.

Пока Осадчий и Коровенко писали во все инстанции и возмущались бездействием силовиков, сотрудники ФСБ все же работали. Когда все возможности негласного сбора информации о деятельности ООО «Агрохим» были исчерпаны, ФСБ решила провести силовую операцию по изъятию документации предприятия. Возбудили уголовное дело по «незначительному» эпизоду хищения — 6,5 млн рублей. И в сентябре 2009 года в офисе ОАО «Агрохим» и домах сразу нескольких руководителей предприятия прошли обыски и выемки документов. Это уголовное дело до суда дошло. Руководителям предприятия инкриминировалось незаконное получение субсидий по госпрограмме «Поддержка АПК».

Во время судебного процесса «в связи с деятельным раскаянием» и «добровольным возвращением» в бюджет похищенных 6,5 млн рублей уголовное дело в отношении нового руководства «Агрохима» было прекращено. Но в ФСБ не сильно расстроились. Благодаря выемке документов в ОАО «Агрохим», показаниям свидетелей и подозреваемых по этому уголовному делу, информации, предоставленной Осадчим и Коровенко, — была установлена сама схема хищения денег «Росагролизинга».

— Схема афер была такой, — объясняет Игорь Осадчий. — Оформлялся лизинг на сельхозтехнику и оборудование, после чего их передавали в сублизинг подконтрольным компаниям. После этого техника продавалась третьим фирмам, которые специально для этого брали кредит. При этом в качестве залога выставлялась все та же техника.

К примеру, «технологию» вывода бюджетных денег, выделенных на запуск завода по производству рапсового масла, силовики установили в мельчайших деталях. «Росагролизинг» профинансировал ООО «Алек Оптим» (гендиректор Игорь Коняхин), которое приобрело немецкое оборудование в ООО «Липецкагротехсервис» (гендиректор Олег Донских). По договору оборудование поставлено в село Сенцово. Там же зарегистрировано и ООО «Либойл» (учредители — предприятия, контролируемые теми же членами «королёвского пула», в том числе ОАО «Агрохим»), которое еще в 2006 году на кредитные средства Сбербанка и при помощи бюджетных субсидий приобрело оборудование по производству рапсового масла у китайской компании Wuhan Crown Friendship. Выяснилось, ООО «Алек Оптим» якобы поставило оборудование в цех «Либойла», где уже было смонтировано китайское оборудование. Фактически покупка одного и того же оборудования была профинансирована дважды. По версии следствия, китайское оборудование превратилось в немецкое после перекраски.

Из Липецка ниточки потянулись и в другие регионы. Весной этого года делу о хищении средств ОАО «Росагролизинг» был дан ход. Начались аресты.

«Висяк»

В Чаплыгинском РОВД Липецкой области сразу дали понять Игорю Осадчему, что уголовное дело о стрельбе 10 января 2009 года обречено стать «висяком». Хотя бы потому, что и дело-то возбудили не по «покушению на убийство», а всего лишь по ст. 213 УК РФ — хулиганство с применением оружия.

Когда Осадчему удалось ознакомиться с материалами уголовного дела, со дня покушения прошло больше года. Среди прочего, его очень удивила справка благотворительного фонда «Баграм-345», из которой следовало, что 10 января 2009 года в Одинцове прошло общее собрание членов организации — ветеранов 345-го парашютно-десантного полка, который в годы войны в Афганистане дислоцировался в Баграме. К справке были приложены список участников собрания и ксерокопии их паспортов. Перевернув страницу, Осадчий едва не закричал. На фотографии копии паспорта был человек, который в него стрелял.

Силовикам пришлось привезти в Липецк человека, которого опознал Осадчий по фото. На официальном опознании Осадчий снова узнал киллера. Но следователь отмахнулся, заявив, что у того алиби.

Я попытался сделать то, что должны были сделать следователи, — найти ветеранов 345-го парашютно-десантного полка, проживающих в Одинцовском районе. Их оказалось не очень много. Мне удалось связаться с Анатолием Неткачевым. В 1981 году он командовал разведвзводом в 345-м полку, ныне — подполковник в отставке. Ни о каком собрании ветеранов полка, состоявшемся 10 января 2009 года, — Неткачев не знает.

От проверки на полиграфе предполагаемый киллер отказался. А следователю оказалось достаточным «справки о собрании».

Ситуация парадоксальная. Игорь Осадчий называет имена и заказчика, и киллера, а следствие только отмахивается. Возможно, расследование этого уголовного дела сдвинется с мертвой точки, если его изъять из производства Чаплыгинского РОВД и передать в Следственный комитет? Тем более что силовикам из МВД и ФСБ уже не надо ничего выжидать, «крупная рыба» и так на крючке.

Ирек МУРТАЗИН

см. Росагролизинг