У банков случится переизбыток денег

23.09.2011 02:38

К концу года российская финансовая система будет перенасыщена деньгами, прогнозируют эксперты Bank of America Merrill Lynch. Причина — экономика замедляется, и денег бизнесу надо все меньше.

К чему приведет переизбыток ликвидности и как это отразится на наших банковских вкладах, «РГ» узнала у своих аналитиков: ведущего эксперта Центра развития НИУ «Высшая школа экономики» Дмитрия Мирошниченко, руководителя отдела бизнес-оценки «ФинЭкспертизы» Александра Дорофеева и банковского аналитика Анны Бодровой.

Неужели нас на самом деле ждет переизбыток денег?

Мирошниченко: Действительно. Бизнесу сейчас деньги не очень нужны, поэтому спрос достаточно слабый.

Но проблемы здесь неочевидны. Во-первых, они решаются путем кредитования банковской системы со стороны Центрального банка. Во-вторых, в условиях стагнации нарастает отток капитала, что тоже регулирует ликвидность в стране.

Дорофеев: В последние месяцы в экономике, наоборот, присутствует дефицит ликвидности. Этому в значительной степени способствовал ускорившийся вывоз капитала из страны. Но к концу года ситуация, скорее всего, все-таки изменится.

Бюджет 2012 года исполняется с профицитом, и много бюджетного финансирования не освоено. Чтобы исполнять планы предприятия в ближайшие месяцы будут больше заключать сделок и производить платежей. В то время как инвестиционных проектов больше не становится, то есть, экономика не будет успевать «переваривать» дополнительные средства. И фундаментальных предпосылок для резкого увеличения количества реальных инвестиционных проектов, на мой взгляд, в экономике нет, и на этом фоне за счет увеличения предложения денег ликвидность в стране должна возрасти.

Кроме того, замедление в мировой экономике может законсервировать спрос на продукцию российских производителей, и это снизит потребность предприятий в кредитовании. Бум потребительского кредитования также, скорее всего, замедлится, поскольку рост кредитования населения последних месяцев стабильно превышал рост доходов граждан.

Бодрова: Тем не менее, вряд ли в ближайшие месяц-два на российском внутреннем рынке случится избыток ликвидности. Последние восемь месяцев мы наблюдаем обратную картину, которая только обостряется в периоды уплаты налогов. Для подтверждения достаточно посмотреть на график движения рубля. ЦБ в разрезе последнего времени не предпринимал шагов, наращивающих объем ликвидности, и даже если компании и предприятия сократят свой интерес к деньгам и займам, переизбытка в секторе не будет — зато будет здоровое движение капитала.

Какую ситуацию можно считать спокойной для рынка?

Дорофеев: Ситуацию с ликвидностью можно считать нормальной, если в экономике хватает денег для оплаты товаров и услуг, производимых внутри страны, соблюдается внешнеторговый баланс, и при этом рост предложения денег незначительно превышает рост предложения товаров и услуг. Для России это условие практически всегда нарушается из-за большого влияния конъюнктурного ввоза или вывоза капитала извне: ликвидность или резко растет, или резко падает, долговременных периодов «нормальной» ликвидности практически не бывает. Причина — гиперзависимость экономики России от мировой конъюнктуры.

Допустим, переизбыток случился. Какой скачок будет у инфляции?

Мирошниченко: Если переизбыток произошел из-за органичности спроса, то на инфляцию это особо не отразится. Мы это могли наблюдать в 2010 году, когда положительное сальдо при небольшом оттоке капитала приводило к увеличению ликвидности, но на инфляцию это не повлияло, так как действовали спросовые ограничения. А если такие ограничения снимаются, то это приводит к повышению инфляции.

Дорофеев: Если будет переизбыток ликвидности, то это окажет инфляционное воздействие в пределах 1—2 процентов в годовом выражении дополнительно к прогнозируемой Минэкономразвития инфляции на 2013 год. Неожиданно резких инфляционных скачков ожидать вряд ли стоит, так как правительство и ЦБ имеют набор регулятивных рычагов для сглаживания инфляционного воздействия.

Как поведет себя рубль в этой ситуации?

Бодрова: В теории, при избытке ликвидности рубль будет слабеть, но мы ожидаем планомерного ослабления позиций рубля по совокупности причин, начиная от высокой инфляции и сохраняющегося оттока капитала и заканчивая настороженным отношением рынка к риску.

Как это скажется на процентных ставках по депозитам? Не начнут ли они падать, и вкладывать сбережения в банки станет невыгодно?

Мирошниченко: Если денег много, то цена на них будет падать. Номинальные ставки практически не опустятся, но реальные за вычетом инфляции будут падать больше.

Предположим, инфляция вырастает в два раза с 7 процентов до 14 процентов. Тогда ставки по депозитам, которые находятся сейчас на уровне 12 процентов, уже не будут покрывать инфляцию. И даже если они останутся на прежнем уровне, то, реально положив деньги в банк, через год на них можно будет купить меньше, чем сейчас. То есть номинальная ставка может сохраниться, а реальная будет снижаться.

Дорофеев: При переизбытке ликвидности, действительно депозиты обесценятся. Однако ставки по депозитам сейчас неоправданно высоки, и они в любом случае со временем упадут, поэтому выгоднее размещать свободные средства на счетах банков сейчас.

Какие меры будет принимать Центробанк, чтобы решить проблему переизбытка денег?

Мирошниченко: Центробанк ничего радикального со своей стороны предложить не может. Так как эта проблема не сугубо банковская, а это проблема всей экономики. Единственное, что способен сделать ЦБ — это перенести основную тяжесть рефинансирования банков с однодневного РЕПО на недельное РЕПО или возобновить практику беззалогового кредитования.

Дорофеев: Как я уже говорил, у правительства и у ЦБ для «подмораживания» избыточной денежной массы много рычагов, которые они в течение нескольких месяцев успевают применить для сглаживания конъюнктурной ситуации — это изменение норм банковского резервирования, ставок по кредитам финансовым и нефинансовым организациям, регулирование объемов денежной эмиссии и так далее.

Как переизбыток денег может отразиться на банковском секторе?

Мирошниченко: В целом никак. Никакого кризиса в банковской системе ждать не стоит. Так как плохой спрос на деньги связан не с работой банков, а с плохой экономикой в целом. Сами кредитные организации работают хорошо, и рецессия может произойти скорее от нехватки денег.

Дорофеев: Банковский сектор во времена улучшения ликвидности снижает процентные ставки по депозитам и по кредитам и активней ищет пути эффективного размещения средств. Положительным является то, что такая ситуация создает заказ на новые инвестиционные проекты. Крайне отрицательно то, что банки, испытывая то недостаток, то избыток средств, автоматически будут стремиться кредитовать краткосрочные, а не долгосрочные проекты.

Президент поручил проработать, как задействовать пенсионные деньги (почти 2 триллиона рублей) для экономики (раньше шла речь о финансировании инфраструктурных проектов — строительство дорог, аэропортов, газопроводов и прочее). Не опасно ли выпускать эти деньги на рынок в следующем году, если есть риск переизбытка ликвидности? И если выпускать, то на что?

Дорофеев: Выпускать финансирование под инфраструктурные проекты не опасно в том случае, если средства будут расходоваться целевым образом, если ритм выделения средств будет совпадать с ритмом их реального строительства. В этом случае неоправданного увеличения денежной массы не будет.

Использование пенсионных денег для реализации инфраструктурных проектов может быть вполне безопасным и целесообразным, поскольку у правительства есть возможность административными мерами обеспечить этим проектам всестороннюю поддержку, тем самым снизить риски их использования и обеспечить гарантированность возврата инвестиций в долгосрочном периоде.

Если реконструировать, например, аэропорт, то можно установить выгодные для данного объекта сборы, обеспечить другими мерами его загруженность и таким образом обеспечить его прибыльность. Так почему бы не использовать для этого деньги пенсионного фонда? Понятно, что риски того, что в реальности все пойдет не так, безусловно, присутствуют.

Беседовал Георгий ПАНИН