ЦБ взял производные

15.01.2013 13:27

Сложные финансовые инструменты банков привлекли внимание регулятора

ЦБ стал пристальнее следить за вложениями банков в производные финансовые инструменты (ПФИ). В последнем отчете о состоянии дел в банковском секторе за июнь регулятор впервые обратил внимание на резкое снижение стоимости ПФИ на балансах банков. Таким образом банкиры могли готовиться к 1 июля — с этой даты отрицательный результат работы с ПФИ полностью засчитывается в уменьшение капитала банков, а положительный работает на увеличение собственных средств лишь частично.

Вчера ЦБ опубликовал данные о динамике развития банковского сектора в июне, в которых впервые обратил внимание на динамику справедливой стоимости ПФИ, находящихся на балансах банков. Отдельные счета для отражения таких инструментов — соглашения сторон о покупке-продаже базисного актива (валюты или ценных бумаг) по согласованной цене через определенное время — появились в отчетности банков еще с 1 января. Однако в своих комментариях к ежемесячной статистике по банковскому сектору внимания этому показателю ЦБ до сих пор не уделял.

Сейчас регулятор отметил снижение справедливой стоимости вложений банков в ПФИ. «В июне резко снизилась стоимость вложений,— отмечается в материалах ЦБ.— За месяц ПФИ, от которых ожидается получение экономических выгод, сократились на 18,1%, а ПФИ, от которых ожидается уменьшение экономических выгод,— на 25,9%». Данных об абсолютном значении этого показателя в целом по сектору на 1 июля еще нет. На 1 июня, по данным ЦБ, он составлял 229,7 млрд руб.

В целом по банковской системе это небольшая величина, но, учитывая волатильность этого показателя, у отдельных игроков его колебания могут влиять на капитал, указывают в ЦБ. Дело в том, что 1 июля вступили в силу поправки к положению ЦБ № 215-П «О методике определения собственных средств (капитала) кредитных организаций». Согласно им, результат работы банка с ПФИ теперь учитывается в капитале. При этом если убытки банка от ПФИ превышают доходы от них, то отрицательная разница учитывается в капитале полностью, если наоборот, то положительная разница учитывается частично (только по операциям на организованном рынке и только в размере 60%).

«Ъ» проанализировал отчетности банков на 1 июня. Согласно им, в целом по системе разница между доходами и убытками по ПФИ положительная — 15,33 млрд руб. Однако отдельные банки показали существенный отрицательный результат. Так, например, у Райффайзенбанка на 1 июня разница между доходами и убытками по ПФИ — минус 8,9 млрд руб., у ЮниКредит Банка — минус 2,6 млрд руб., у Ханты-Мансийского Банка — минус 1,6 млрд руб., у НОМОС-Банка — минус 794 млн руб., у Банка Москвы — минус 1,8 млрд руб., у Нордеа Банка минус 2,3 млрд руб.

В большинстве указанных банков «Ъ» сообщили, что отрицательная разница доходов и убытков по ПФИ связана с операциями с валютными свопами. «Банк использует ПФИ в основном для регулирования открытой валютной позиции,— поясняет директор планово-экономического департамента Банка Москвы Михаил Ратинский.— Спекулятивных сделок у нас на балансе нет, поэтому отрицательная переоценка ПФИ будет полностью компенсироваться положительной переоценкой балансовой позиции». На ту же причину указывают и в Нордеа-Банке. «Методика учета такова, что первая часть сделки, когда банк привлекает валюту, оценивается исходя из текущих котировок, а вторая — когда валюта будет возвращена исходя из прогнозных, несмотря на то что банк по условиям сделки фиксирует курс,— поясняет главный бухгалтер Нордеа-Банка Татьяна Шарова.— Из-за этого в текущий момент банк фиксирует бумажный убыток, а при закрытии сделки — такую же прибыль». По ее оценкам, нововведения ЦБ по учету операций с ПФИ в капитале могут стоить Нордеа-Банку в текущий момент до 1 процентного пункта показателя достаточности капитала (Н1). При установленном ЦБ минимуме в 10% Н1 у этого банка на 1 июня составлял 14,26%. «ЦБ сделал большой шаг вперед, введя новые требования по учету ПФИ на балансе банка и включения переоценки ПФИ в капитал, приблизив требования российского учета к МСФО и требованиям Базеля,— говорит предправления ЮниКредит Банка Михаил Алексеев.— Тем не менее следует отметить, что ПФИ могут использоваться банком как с целью извлечения торгового результата, так и для хеджирования. Хотелось бы, чтобы регулятор не останавливался на достигнутом, а продолжил разработку стандартов хеджирования по аналогии МСФО». В Райффайзенбанке, Ханты-Мансийском Банке, НОМОС-Банке на запрос «Ъ» не ответили.

В ЦБ пока не считают проблему увлечения российских банков ПФИ критической, но следят за ситуацией. Так, на недавнем XXI Международном банковском конгрессе в Санкт-Петербурге первый зампред ЦБ Алексей Симановский говорил, что в случае увеличения вложений банков в ПФИ они могут стать объектом пристального внимания регулятора (см. «Ъ» от 8 июня).

Ксения ДЕМЕНТЬЕВА, Александра БАЯЗИТОВА, Дмитрий ЛАДЫГИН