ЦБ против экономического роста?

02.02.2012 10:58

Представители реального сектора ругают банки за излишние требования к залогам и слишком высокие ставки по кредитам. Однако нельзя забывать, что правила игры на рынке кредитования — как стоимость денег, так и возможности финансирования тех или иных бизнес-проектов — устанавливает Банк России.

Сегодня банки получают от ЦБ ликвидность под 6%. В условиях дефицита ликвидности обострилась борьба за другой небезграничный источник средств — депозиты физлиц. Деньги для банков растут в цене. Это, естественно, ведет к росту ставок по кредитам.

Вторая важнейшая для банков точка отсчета — нормативы Банка России. Столкнувшись с громкими банкротствами банков, большая часть которых носила нерыночный характер, регулятор решил ужесточить «режим» для всех участников рынка. Предприятиям по-прежнему нужны длинные инвестиционные кредиты. Но система банковских нормативов выстроена таким образом, что банки вынуждены отказываться от кредитования целого ряда категорий клиентов и проектов. Конкуренция за «правильных» заемщиков растет, и банки сталкиваются с падением маржи.

Финансовые организации пытаются найти спасение для своего бизнеса в потребительском кредитовании физлиц, так как оно приносит больший доход. Таким образом, банки вынуждены кредитовать потребление импорта, а не производство собственных товаров. Однако всем очевидно, что реальное развитие и отечественной экономики в целом и банковской системы в частности связаны с кредитованием российских предприятий.

Всех нас беспокоит стремительно стареющая инфраструктура и состояние промышленности. Уже много лет выдвигается тезис о необходимости проведения структурных реформ экономики, что, разумеется, потребует огромных вложений. Однако до сих пор необходимые объемы средств в реальный сектор и инфраструктуру не поступают. В частности, потому что банкам отбивают желание кредитовать малый и средний бизнес, промышленность, старт-апы и инвестиционные, крупные строительные проекты.

По оценкам РАН, сейчас на инвестиции идет порядка 20% ВВП нашей страны. Для сравнения: в СССР этот показатель составлял 40%, в Китае он равен 46%. В Казахстане, куда, кстати, перебираются многие российские компании, норма инвестиций держится в районе 37% ВВП. Еще одна показательная цифра: из нашего экспорта лишь 2% приходится на высокотехнологичную продукцию. Мы подошли к точке, когда без инвестиций экономика не будет расти. Уже сейчас наблюдается торможение экономического роста, несмотря на высокие цены на нефть.

Одним из важнейших источников финансирования обновления инфраструктуры и оборудования в нормальной ситуации являются банковские кредиты. Понимая это, главы центральных банков других стран рассматривают денежно-кредитную политику исключительно в связке с задачами роста и развития экономики.

Возьмем недавние высказывания главы Федеральной резервной системы США Бена Бернанке: «В настоящий момент мы наблюдает рост экономики… Вместе с тем, она растет недостаточно быстро для того, чтобы снизился уровень безработицы, и это беспокоит ФРС». Также Бернанке заявлял, что в случае повышения темпов роста экономики страны, меры по ужесточению кредитно-денежной политики можно будет отложить, так как уровень инфляции в США остается стабильным. ЕЦБ и ФРС оставляют процентную ставку на уровне минимальном уровне, позволяя участникам рынка самим определять уровень риска при вложении денег в те или иные проекты.

В нашей же стране денежно-кредитная политика почему-то рассматривается отдельно от общеэкономического развития. Банк России считает своей основной задачей обеспечение финансовой стабильности и борьбу с инфляцией путем уменьшения предложения денег в экономике и сжатия кредитования. Однако у нас инфляция, во-первых, носит немонетарный характер. Во-вторых, даже в Европе, привыкшей к низкой инфляции, ее считают меньшим злом, чем отсутствие экономического роста.

Безусловно, стабильность — очень важная характеристика финансовой системы страны. Однако она не может быть единственной задачей регулятора. Такая постановка вопроса приводит к снижению доступности кредитных ресурсов в реальном секторе экономики, уменьшению инвестиционных возможностей предприятий. Я очень рад, что в правительстве есть люди, понимающие суть этой проблемы. Недавно замглавы Минэкономразвития Андрей Клепач сказал, что «одним из факторов, который, видимо, способствовал торможению экономического роста и инвестиционной активности, стало резкое замедление роста кредитов нефинансовому сектору и вообще удорожание кредита — то, что связано с рисками кредитования и с повышением процентных ставок центральным банком».

В такой ситуации уже не идет речь о структурных реформах, о технологическом прорыве. Более того, очень скоро мы увидим, что экономический рост равен нулю. Эти «провалы в логике» нужно как можно скорее устранять, иначе не только кредитование, но и вся экономика окажется в тупике.

Андрей КУЛИК

Автор — председатель правления Международного Банка Развития