ЦБ хочет больше полномочий при борьбе с банковской обналичкой

15.09.2011 06:34

Регулятор предлагает лишать лицензии те банки, доходы или операции которых на 50% сформированы за счет обслуживания теневого оборота

Центробанк хочет лишать лицензии кредитные организации, доходы которых на 50% сформированы за счет обслуживания теневого оборота, и вводить ограничения на проведение операций в случае, если данный показатель достиг 20%. Об этом «Известиям» рассказал первый зампред Центробанка Алексей Симановский. Соответствующие поправки еще предстоит внести в закон о ЦБ, говорит Симановский. Эксперты и банкиры, опрошенные «Известиями», считают новую меру регулирования излишне жесткой.

Алексей Симановский заявил, что закон должен требовать от надзорного органа принятия решения о применении мер надзорного реагирования (то есть ограничения операций и отзыва лицензии) в том случае, если «удельный вес операций, характерных для обслуживания теневого оборота или доходов от него составляет (цифры, разумеется, экспертные. — «Известия») больше 50% всех операций или доходов».

Кроме того, по словам Алексея Симановского, к руководителям таких банков должны применяться как минимум серьезные административные меры. Все вопросы, которые обязательно возникнут при реализации таких мер, первый зампред Центробанка не считает нерешаемыми. Принципиальное решение о реализации подобного подхода может быть принято на уровне закона, считает он.

Банкиры поддержали идею введения санкций за обслуживание «левого» бизнеса, но с оговорками.

— Сам тезис, что любой банк в случае наличия в его бизнеса теневой составляющей, за счет которой формируется большая часть его доходов, должен незамедлительно лишаться лицензии, сомнения не вызывает, — говорит исполнительный директор банка «Петрокоммерц» Павел Неумывакин. — Однако далее возникают вопросы. На данный момент нет четко сформулированного понятия, что такое теневой бизнес применительно к банковской деятельности, его критериев, что понимается под доходами от теневой деятельности.

Президент Трансстройбанка Петр Читипаховян согласен, что введение санкций за обслуживание фирм-однодневок необходимо. Но подчас доказать это крайне сложно, говорит собеседник «Известий».

Борьба с теневым оборотом должна вестись не на уровне коммерческого банка, а в рамках всей финансовой системы, считает замдиректора департамента банковского аудита ФБК Роман Кенигсберг.

— Так, надзорному или уполномоченному органу, возможно, следует раскрывать лиц, участвующих в отмывании доходов, полученных преступным путем. Следует предоставить банкам больше инструментов для защиты себя от угрозы вовлечения их в обслуживание теневого бизнеса. Например, можно было бы разрешить банкам в определенных случаях отказываться от обслуживания клиента с перечислением остатков на его счетах в уполномоченный на то банк.

Собеседники «Известий» не поддержали введение количественного ценза при оценке «левых» доходов кредитных организаций.

Такая градация только ухудшит ситуацию, полагает Кенигсберг.

-Получается, что формировать доходы на 20% от теневого бизнеса запрещено, а на 19% — нормально! — недоумевает он.

— Из применения этой меры регулирования логически следует, что теневым бизнесом банкам можно заниматься, и только нужно отслеживать, чтобы доля доходов от данного направления не превысила 20%, — соглашается Неумывакин. — Отсюда вывод: данная инициатива требует серьезной доработки и уточнений.

— Нужно бороться не с банками, а с фирмами-однодневками, — считает президент Трансстройбанка Петр Читипаховян.

У ЦБ и сейчас есть все необходимые инструменты для борьбы с банками, нарушающими законодательство, — прежде всего в части соблюдений требований «антиотмывочного» 115-ФЗ, вплоть до отзыва лицензии, считает Неумывакин.

Юристы скептически восприняли новую меру регулирования ЦБ.

— Само понятие «теневые обороты» недопустимо, и выглядит смешно, что Банк России предлагает ввести такой критерий контроля, — говорит председатель коллегии адвокатов «Вашъ юридический поверенный» Константин Трапаидзе. — Если это теневые доходы, ими должны заниматься правоохранительные органы. Регулятор должен работать с финансовыми показателями и требованиями, следить за исполнением финансовой дисциплины и действиями кредитного учреждения. Если есть конкретика, свидетельствующая о теневых действиях, можно говорить даже о лишении кредитной организации права заниматься соответствующей деятельностью. В ином случае дело попахивает субъективизмом и попыткой ужесточить контроль над неугодными, что недопустимо.

Елена Полеонова, партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» поддерживает коллегу.

— Подход: дайте только разрешение, а удобный нам метод мы уж как-никак подберем — неприемлем. Все-таки материя, которую предполагается регулировать, довольно тонкая. Даже «суждение в надзорных целях» об источниках формирования доходов банков, право на которое желает получить Центральный Банк, должно быть основано на законе. В противном случае никто не застрахован от неверной оценки собственной деятельности, что к тому же не пополнит копилку улучшений инвестиционного климата в стране.

Анастасия АЛЕКСЕЕВСКИХ