ТПП раскрыла механизм шантажа малого бизнеса

24.08.2010 16:31

Как Леониду Штейнбергу отказали в господдержке, что Мария Горшунова предложила вместо штрафов, в чем Марат Галлеев согласен с марксистами

В Госсовете Республики Татарстан прошло заседание круглого стола, посвященного вопросам государственно-частного партнерства в сфере малого и среднего бизнеса. Несмотря на бодрый доклад Минэкономики о ежегодной господдержке предпринимателей в размере 1,7 млрд. рублей, приглашенные представители бизнес-сообщества забросали депутатов жалобами на трудную жизнь. Корреспондент «БИЗНЕС Online», в частности, стала свидетелем того, как бизнесмены пожаловались им на программу «Лизинг-грант» и были поддержаны парламентариями.

332 тыс. человек и 402 млрд рублей

В начале разговора замминистра экономики РТ Рустем Сибгатуллин нарисовалобщую картину поддержки МСБ в республике.

В деньгах это 1,7 млрд. рублей в год, причем около 700 млн. из них идет на создание Агропромпарка, остальные средства идут на субсидии, гранты и прочие виды поддержки. За 9 месяцев 2012 года оборот предприятий МСБ составил 402 млрд. рублей.

По его словам, всего в Татарстане сегодня более 163 тыс. субъектов МСБ, при этом около половины из них заняты торговлей. Среднесписочная численность работников в сфере МСБ — 332 тыс. человек.

«Неплатежи уже становятся очень болезненной схемой»

Далее с претензиями депутатам от имени предпринимателей выступил зампредседателя ТПП РТ Владимир Жуйков. В числе наболевших проблем он назвал неразумную тарифную политику, которая давит бизнес, занимающийся производством. «Или появляется желание перевести в соседнюю республику, или мы проигрываем конкуренцию», — с сожалением сообщил он. Крупный бизнес также ведет себя по отношению к малым и средним компаниям, как тот волк из басни Крылова по отношению к ягненку: срываются сроки поставок, цены скачут непредсказуемо.

— Когда для большого предприятия оказываются услуги или выполняются работы, неплатежи уже становятся очень болезненной схемой. Знаете, какая схема стала практиковаться? Переговорный процесс ведется от лица большого предприятия, а непосредственное заключение договора идет на рекомендуемую фирму — «дочку», «внучку», «племянницу». И когда доходит до расплаты, идет задержка. Судиться бесполезно, потому что за этим предприятием, как правило, нет ни имущества, ничего. Если подходят с предложением дисконтировать задолженность, а она, кстати, уже доходит до 50 процентов, то процесс ускоряется. Идет своеобразный шантаж малого бизнеса! — раскрыл Жуйков ноу-хау татарстанских «крупняков».

По его словам, это ведет к уходу компаний в «серые» схемы оплаты труда, уход от налогов, поскольку они просто вынуждены оптимизировать все прочие расходы. Также, по его словам, проблему составляет и предвзятое отношение контрольных органов.

— Если в результате проверки крупного предприятия найдут нарушения, с ним будет вестись переговорный процесс, а с малыми не церемонятся! — возмутился он.

«Давайте запретим по стране ездить грузовикам, и все будет нормально!»

С рядом риторических вопросов, а также с конкретным предложением выступил гендиректор ООО «Кама Тракс», президент НП «Логистика и автоперевозки Татарстана» Леонид Штейнберг. Он напомнил, что 80% всех грузов в России сегодня перевозится автомобильным транспортом. При этом перевозчики в последнее время слышат в свой адрес массу нареканий и даже конкретных «наездов». Вспомнил он и ограничение движения грузовиков в весенний период и ограничение на въезд в Казань с 15 декабря.

— Кто бы нас пригласил и спросил: «А где же машины должны стоять? Как будет организовываться перевозка?» Это крупное предприятие может позволить себе ночную разгрузку, подвоз людей, питание и прочее, а малый и средний бизнес? — задал Штейнберг риторический вопрос.

Сгустив краски, предприниматель объяснил, к чему ведет.

— Мы пришли в «Лизинг-грант» с предложением частично финансировать приобретение подвижного состава, нам говорят, что мы не подходим, потому что мы оказываем услуги, а у нас непроизводственная деятельность! Как это так? Мы привезли оборудование или материал из Челябинска на КАМАЗ, через три дня запустили производство, они сделали деталь. У них это считается производственная деятельность, а у нас — услуги! — отметил он.

Штейнберг подсчитал: республике, чтобы нормально работать с учетом запуска и строительства новых крупных предприятий еще нужно 5 тыс. автопоездов.

— Мы просим 680 тысяч рублей, и мы привезем оборот налоговых отчислений более 6 миллионов. Один рубль господдержки междугородных и международных автоперевозчиков дополнительно принесет за 7 лет эксплуатации 9 рублей 91 копейку в бюджет РТ и в муниципальные бюджеты — 3 рубля 81 копейку. Давайте поделимся! Дайте нам немножко денег, и мы «привезем» в три раза больше! — пообещал он.

— Не могу понять, откуда это транспортная логистика не относится к производственной деятельности? Это даже марксисты признавали! — поддержал его Галеев.

Вдохновленный поддержкой предприниматель спросил о том, нельзя ли решить вопрос в течение ближайших 10—15 дней.

— Рождение закона — минимум — 6 месяцев, в среднем — 9 месяцев, — ответил Галеев.

— Ребенка родить можно! — удивился предприниматель.

— Рождение закона примерно в тех же сроках происходит. Но если это случится в будущем году, я уже считаю, что мы не зря сидим, — пояснил глава комитета.

«Мы живем в такой стране, где снег идет без предупреждения»

С любопытным предложением выступила гендиректор ООО ПКФ «МАЙДАН» Мария Горшунова:

— Сейчас бизнес очень страдает от штрафов, они просто огромные, а главное — они безусловные, — поделилась печальным опытом она. — Например, стройки. Если контролирующий орган пришел на стройку, а там невымытые колеса у машин, мусор и еще какие-то нарушения — до полумиллиона сразу! Возникает коррупционная составляющая: деньги отдаются на карман.

Предпринимательница обратилась к законодателям с предложением внести в административный кодекс предупредительные меры по тем статьям, которые не затрагивают безопасность страны и благополучие и здоровье наших граждан (к примеру, неправильно написанный ценник).

— Пришел контролирующий орган, предупредил — пусть на два часа он предписание выдал, потом пришел, проверил — ничего не сделали, пеняйте на себя, — предложила она.

Галеев назвал предложение интересным, предложил ввести как некую антикоррупционную меру, но добавил: «А вы просто не нарушайте!»

— Ночью прошел снег, потом все растаяло и замерзло. Утром контролирующий орган приходит раньше, чем наши сотрудники! — привела свежий пример Горшунова.

— Мы живем в такой стране, где снег идет без предупреждения. И более гибкое реагирование должно быть. И когда выходишь утром пораньше, думаешь, как бы себе шею не свернуть, — ответил Галеев, видимо, также фактом из жизни. — В снежных странах северной Европы почему-то меньше боишься свернуть шею, когда попадаешь туда зимой, потому что там реакция бизнеса, который отвечает за близлежащую территорию, не такая дремотная…

Наталья ГОЛОБУРДОВА