Тезисы об актуальном

04.01.2012 08:49

Иностранные банки теряют позиции в России, расчищая поляну для госбанков и новых крупных частных — если они появятся. Одна из причин — глубокое недоверие западных акционеров к российскому менеджменту

У нас достаточно стабильная и спокойная ситуация в банковской системе. На рынке произошло абсолютное вымывание крупных частных банков. Если Номос-Банк с «Открытием» сольются и появится успешно развивающийся банк, — будет хорошо, потому что нам нужны конкуренты. Мы совершенно не хотим остаться в монопольной позиции единственного крупного частного банка в стране, а сейчас это так.

Доля госбанков устойчиво растет практически во всех секторах рынка, кроме привлечения физических лиц — а это плохо.

Я считаю, что количество госбанков, которое есть у нас на рынке: Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк, ВТБ 24 и де-факто Газпромбанк — излишнее. Думаю, что как-то они все-таки будут приватизироваться. Ладно еще Сбербанк, он хотя бы какие-то социальные вопросы решает. Я надеюсь, что будет приватизирован ВТБ и, за счет этого, появятся крупные частные банки.

Что касается иностранцев, то из России они будут уходить. Особенных перспектив я для них не вижу. Мы их никогда особо и не видели, потому что для работы в банковском бизнесе надо хорошо знать и глубоко понимать страну. Нельзя быть иностранцем в этом секторе, надо чтобы работали местные. Это у себя, в Англии, они англичанам доверяют, а сюда они приходят и русским не доверяют так сильно, что начинают страшиться своих менеджеров и управление идет из-за границы.

Алексей Коровин, который раньше возглавлял ОТП Банк в Москве, сейчас перешел к нам, потому что работать они ему не давали, пытались руководить из Будапешта. Это невозможно. Западные банки тут держались, прежде всего, на том, что было дешевое фондирование, которого больше нет. Деньги сейчас отсюда все выводят и вытаскивают всю прибыль.

Я был одним из тех, кто активно защищал идею повышения страховых ставок. Есть разные точки зрения, но на совещании, которое было по этому поводу у Дмитрия Медведева, я поддержал эту идею. Экономика растет, люди больше зарабатывают, есть инфляция. Повышение — вполне рационально. Привлечение по любым ставкам, банкротства банков — это, безусловно, плохо для всех, поэтому разные ставки, разные отчисления — это нормально. Платим мы все одинаково, а риски берем разные. С логикой «больше риск — больше плати» я совершенно согласен.

Вступление в ВТО для России — благо. Для банков каких-то специальных рисков или преференций нет, на них это решение не влияет, а для экономики в целом — это плюс. Не надо тут особенно гадать: все страны, которые присоединяются к ВТО, сразу получают ускорение экономического роста. Нет ни одного обратного примера. Но, в первую очередь, присоединение к ВТО дает стабильность, в том числе, для бизнеса. У нас сейчас большой отток капитала, и главная причина — нестабильность. ВТО дает стабильные правила, что особенно важно, учитывая ментальность российской власти, которая все время мечется туда-сюда, например, в пенсионной реформе.

Что касается кредитования, я считаю, что рынок скорее перегрет. Мы немного увлеклись мечтами о светлом будущем. Ограничение кредитования необходимо. Это уже сделано на рынке потребительских кредитов. По картам, если сравнивать нас и Запад, у нас пока проблем нет, и мне не кажется, что карты надо ограничивать. Мы здесь пока не дошли даже до какого-то минимального уровня насыщения. А вот в потребительском кредитовании огромное количество людей живет в заколдованном кругу: берут новые кредиты, чтобы расплатиться со старыми. И это — проблема. По ипотеке тоже ничего ограничивать пока не надо.

Нужен ли мегарегулятор — вопрос трудный. Сейчас мы видим тенденцию, что все полномочия снова стекаются в ЦБ — например, в Великобритании Центробанк становится мегарегулятором. Так получается исторически, что это традиционно наиболее квалифицированные институты. Компетенция ЦБ РФ на голову выше, чем любых других регуляторов, и даже лучше, чем у большинства государственных учреждений.

Я, в качестве председателя совета директоров, возглавляю «Альфа-Страхование» и знаю, что банковский и страховой рынок — это две разных жизни. И вряд ли у нас может хватать сил, чтобы создавать мегарегуляторов для того, и для того, и для того. Центральный банк и ФСФР, как это есть сейчас — возможная система. Как я понимаю, в целом, чтобы регулировать финансовый рынок, мегарегулятор — это, возможно, и благо, вопрос в квалификации сотрудников. С учетом квалификации Центробанка мне идея нравится. Хотя и аргумент, что нельзя все на одни плечи валить, мне тоже понятен. Поэтому, у меня здесь нет окончательного мнения.

Петр АВЕН

По материалам выступления на VII всероссийской конференции для СМИ «Российский банковский сектор: риски роста» 25 октября 2012 года