Tele2 бежит из России, сдав нажитое друзьям Кремля

04.09.2010 04:00

Иностранные инвесторы в России могут заработать и зарабатывают много денег, но бизнес с российским государством означает по факту, что плоды усилий вкусят в итоге «кремлёвские капиталисты».

Именно так закончилась история российского бизнеса скандинавского телекоммуникационного оператора Tele2, менеджмент и, очевидно, акционеры которого обнаружили, что наилучшим исходом для них будет продать отделение в РФ госбанку по самой низкой из предложенных цене.

Фирме отказали в получении лицензии на предоставление услуг связи четвертого поколения и на фоне реорганизации государственного Ростелекома, $3,55-миллиардное предложение от ВТБ как минимум обеспечило Tele2 спокойный уход с рынка.

России уже неоднократно использовала государственные банки как временные хранилища активов в ходе стратегических транзакций, добиваясь получения выгодной цены от продавца, а затем получая безрисковую прибыль за счет перепродажи актива стратегическому инвестору.

Однако один из источников, близких к ВТБ сказал, что в данном случае ожидающих быстрой перепродажи «ждёт сюрприз».

Привилегированный статус ВТБ обеспечил быстрое согласие антимонопольных органов на сделку, которая может стать еще более прибыльной для банка, если тот получит лицензии, в которых отказали Tele2.

К двум альтернативным заявкам на покупку отделения Tele2 в РФ был причастен бизнесмен Михаил Фридман: его инвестиционная группа A1 давала за актив до $4 миллиардов, а Вымпелком, в котором он является крупнейшим акционером, вместе с МТС предлагали скандинавам до $4,25 миллиарда.

Tele2 и ВТБ заявили, что эти предложения не так выгодны, так как несут неизвестные риски в процессе совершения сделки. Кроме того, как сообщила Tele2, в случае перепродажи актива в ближайшие 12 месяцев она получит половину от разницы сумм первой и второй сделок.

«Это уверенность, быстрота, это время, которое стоит денег», — сказал близкий к ВТБ источник, просивший не называть его имя.

Несмотря на протесты A1, МТС и Вымпелкома, ни один из миноритарных акционеров Tele2 не осудил соглашение с ВТБ как нарушение прав инвесторов.

«Это Россия. Не думаю, что у Tele2 был большой выбор», — сказал скандинавский портфельный инвестор, чей фонд владеет акциями Tele2.

Страсть к контролю

За 13 лет правления Владимира Путина в качестве президента и премьер-министра Кремль удовлетворял свою жажду к контролю над экономикой прежде всего поглощая нефтегазовые активы, и кульминацией это процесса стало рекордное поглощение за $55 миллиардов ТНК-ВР государственной нефтяной компанией Роснефть.

Однако после того, как Путин в 2008 году поставил подпись под законом об иностранных инвестициях, в котором телекоммуникационный сектор был назван стратегическим, государство стало все активнее входить в отрасль, ранее бывшую заповедником для частных игроков.

Ростелеком, ранее бывший монополистом в сфере фиксированной связи, стал претендентом номер 1 на покупку частных активов после получения лицензии на связь формата 4G прошлым летом вместе с «большой тройкой» участников отрасли — МТС, Мегафоном и Вымпелкомом. Tele2, несмотря на 10-процентную долю рынка РФ и почти 23 миллиона клиентов, лицензию не получила.

В сентябре компания получила новый удар, когда регуляторы отложили решение о разрешении ей использовать старые частоты для ускорения работы мобильного интернета.

Однако борьба вокруг Ростелекома, которая в итоге привела к уходу главы компании Александра Провоторова, стала признаком того, что имя государственного претендента на активы Tele2 пока не определено.

Трения в госкомпании и вокруг нее отразили межклановые конфликты в российской элите, обострившиеся после возвращения Путина на пост президента весной 2012 года.

В борьбе за актив победили близкие Путину круги, что привело к покупке в марте Аркадием Ротенбергом, когда-то занимавшимся с Путиным дзюдо, 10,7 процента бумаг Ростелекома у партнера Провоторова. За этим последовала смена менеджмента в госкомпании.

Сейчас Ростелеком возглавляет протеже петербургского банкира Юрия Ковальчука, чьи контакты с Путиным прослеживаются еще в начале 1990 годов. Партнером Ковальчука по многим медиа-активам является также шведская инвестиционная группа Kinnevik, возглавляемая Кристиной Стенбек — крупнейшим акционером Tele2.

Варианты реструктуризации

Кремль, возможно, пока не готов продать Tele2 государственной компании, так как телекоммуникационный госхолдинг Связьинвест в этом году еще только должен влиться в состав Ростелекома.

«Мы бы хотели сохранить Tele2 единым бизнесом. Это прекрасная компания», — сказал заместитель президента и председатель правления ВТБ Юрий Соловьев на прошлой неделе.

«Будущее компании требует определенного стратегического развития… И (Tele2) хотела найти кого-то, кто может вывести ее на новый уровень», — добавил он.

Неготовность Ростелекома дает ВТБ время для решения проблем Tele2 с лицензиями до перепродажи или раздела актива.

Аналитики и банкиры в Москве соглашаются с тем, что Ростелеком, пятый по величине игрок на российском рынке после Tele2, в итоге получит лакомый кусок.

Перенос продажи более чем на год обеспечит ВТБ увеличение стоимости актива и даст Ростелекому время для завершения реорганизации и накопления финансовых ресурсов.

Заявить о своих претензиях может и российский военно-промышленный комплекс, сказал источник близкий к ВТБ, назвав в качестве второго потенциального покупателя малоизвестную компанию Основа Телеком.

Контрольный пакет Основы принадлежит фирме Айкоминвест, которой в свою очередь владеет Виталий Юсуфов, сын экс-министра энергетики Игоря Юсуфова. Остальные 25 процентов Основы находятся в собственности министерства обороны через госкомпанию Воентелеком.

Основа была создана в 2010 году и быстро без аукциона получила лицензию на связь 4G. После увольнения министра обороны Анатолия Сердюкова в ноябре прошлого года его преемник Сергей Шойгу предложил компании вернуть лицензию.

Однако Минсвязи не нашло причин для отмены лицензии, указывая на то, что компания сохранила свои лоббистские позиции.

Основа и Ростелеком отказались от комментариев.

Даглас БАСВАЙН, Мария КИСЕЛЕВА, перевод Александра ГЕЛОГАЕВА

см.  ВТБ