Сверхдоход по малым займам

30.11.2012 12:02

Несмотря на высокие риски, на Урале бурно растет рынок микрофинансирования

Уличные стенды и газеты в последнее время пестрят рекламой типа: «10 тысяч рублей за 15 минут без справок». Судя по бурному росту числа структур, предлагающих микрокредиты, они пользуются большим спросом. Выгодно ли прибегать к услугам микрофинансовых организаций (МФО) и каковы подводные камни этого бизнеса, выяснял корреспондент «РГ».

Займы скорой помощи

Потребность в механизме «скорой финансовой помощи» в России назрела давно — и для малого бизнеса (чтобы оперативно закрыть кассовый разрыв), и для обычного человека («перехватить» до зарплаты или, например, быстро отдать авто в ремонт). Основными клиентами МФО считаются люди и фирмы, от которых отказываются банки — из-за вызывающей вопросы отчетности, испорченных кредитных историй, низкого или официально не подтвержденного дохода.

Микрофинансирование пришло в Россию из США в 2008 году.

Его отцом-основателем считается Мухаммад Юнус, лауреат Нобелевской премии мира, банкир из Бангладеш — одной из беднейших стран. В основе концепции — мысль о том, что даже самый маленький кредит может стать залогом выживания для социально не защищенных слоев населения.

На деле этот «спасательный круг» может и утопить клиента: ставки достигают 2—3 процентов в день, то есть более 700 процентов годовых. Но, если брать немного или на небольшой срок, переплата покажется незначительной.

Микрофинансовые организации получили в России легальный статус относительно недавно — закон, регламентирующий их деятельность, вступил в силу с июля 2010 года. Официальный реестр МФО ведется с июля 2011-го, в нем уже более двух тысяч компаний, имеющих право выдавать займы на сумму до миллиона рублей. В УрФО таковых зарегистрировано 141, больше всего — в Челябинской области (58), 45 — в Свердловской. Кроме того, по оценке ассоциации МФО — НАУМИР — еще около 20 федеральных микрофинансовых сетей работают в большинстве регионов, а значит, и у нас.

Зона пониженного давления

Судя по насыщенности молодого рынка, микрофинансирование — вполне выгодный бизнес.

— Законодатель установил очень либеральные условия, особенно по сравнению с требованиями для банков, — рассказывает Дмитрий Попов, ранее развивавший сеть регионального банка, ныне руководитель МФО. — Микрофинансовой компанией может стать предприятие практически любой формы, кроме разве что ИП. Например, для ООО требование к уставному капиталу — всего 10 тысяч рублей, минимальный коэффициент достаточности собственных средств — пять процентов. Это значит, что у компании на каждые сто привлеченных рублей может быть только пять своих. Коэффициент ликвидности (отношение краткосрочных активов и обязательств) — 70 процентов при привычной норме более 100 процентов.

Такие «шоколадные» условия у МФО неспроста: кредиты выдавать они могут, а вот привлекать средства — весьма ограниченно, в основном от собственных учредителей. От населения и других компаний тоже разрешено, но сумма вклада физического лица должна быть не менее 1,5 миллиона рублей: Минфин ввел это ограничение, чтобы на почве МФО не росли «пирамиды». Впрочем, по мнению финансового аналитика Константина Селянина, они все равно возникнут, и способы принимать меньшие по размеру вклады найдутся.

— Закон перевел этот теневой нерегулируемый сектор рынка в легальную плоскость. В то время как с его функцией — выдачей микрозаймов — вполне могут справиться банки. Более того, это могло обеспечить конкурентное выживание небольших региональных банков, — считает эксперт.

Взгляд сверху

Регулирует деятельность МФО Федеральная служба по финансовым рынкам. Именно в региональное управление ФСФР России в УрФО нужно обращаться, если местные микрокредиторы нарушили ваши права. Правда, жалоб за год не поступало, а плановая проверка была пока только одна.

Но сегодняшняя ситуация вызывает у контролеров вопросы. Например, по закону МФО может выдавать кредиты в сумме не более миллиона рублей, однако одновременно им не запрещено заниматься и другой деятельностью. Под это обтекаемое определение подходит и выдача займов свыше миллиона.

Кроме того, МФО, занимающиеся чем-нибудь еще, например торговлей, все равно входят в зону компетенции ФСФР. Как контролировать чуждые для финансовой сферы отрасли, не совсем понятно. А проверять компании, которые не подали заявку на внесение в реестр, но активно кредитуют население, у регулятора и вовсе нет прав: давать в долг закон не запрещает никому.

— Микрофинансовые организации должны ежеквартально предоставлять нам отчетность, — рассказывает заместитель главы РО ФСФР в УрФО Сергей Кокоулин, — однако регулярно это делает только треть от числящихся в реестре. Остальные, возможно, просто не работают. А те, что отчитываются, часто допускают серьезные ошибки. Большинство из них, по нашему мнению, вызвано тем, что многие МФО работают по упрощенной системе налогообложения, а требуемые финансовые показатели соответствуют традиционной. Скорее всего, со следующего года им придется перейти на общую систему.

Анастасия Целищева, замначальника отдела надзорных мероприятий на финансовых рынках, отмечает: реестр все еще активно растет — за последние полгода зарегистрировалось порядка 60 организаций. Львиная доля МФО (около 90) базируется в крупных городах, в то время как наибольшую потребность в таких услугах, по мнению эксперта, испытывают небольшие населенные пункты, куда неохотно идут банки из-за высоких издержек на филиальную сеть и небольшого количества потенциальных клиентов. Еще один плюс официальных МФО — они отвлекают граждан от нелегальных или сомнительных контор, например недобросовестных кредитных кооперативов. К слову, последние также перешли в ведомство ФСФР и доставляют куда больше хлопот, чем МФО.

Осознанный риск

В региональном отделении ФСФР уже зафиксированы обращения с просьбой об удалении МФО из реестра: бизнес «под 700 процентов годовых» оказался на деле не таким уж выгодным. Константин Селянин считает, что это естественно: МФО, даже законопослушные, своими условиями провоцируют мошенников, изначально не собирающихся отдавать долги. Убытки возмещаются за счет высоких ставок для остальных. Риск невозврата здесь куда выше, чем в банках, и начинающий микрокредитор может просто не справиться с судебными издержками.

Кроме того, себестоимость отдельной операции довольно высока в сравнении с выдаваемой суммой. О своих оборотах руководители предпочитают не распространяться, но представить их можно. Средний размер кредита, по данным собственного опроса «РГ», — от 5 до 15 тысяч рублей, один офис выдает от 40 до 200 кредитов в месяц.

Рабочий процесс в МФО поставлен по-разному. Бизнесмен из небольшого города, пожелавший остаться неизвестным, пришел в микрофинансирование из торговли три месяца назад.

— В первый месяц мы выдали около 200 кредитов, во второй — 120: начали строже оценивать заемщиков. Платежеспособность определяем во многом интуитивно, по внешнему виду, да и у нас в городе все знают, на каких предприятиях какие зарплаты. Начали недавно сотрудничать с малым бизнесом — выдаем на оборотку суммы порядка 50 тысяч рублей, — рассказывает он.

— Мы выезжаем на дом — это позволяет сэкономить на содержании офиса. Кроме того, сам вид жилья показывает, стоит ли доверять заемщику. Работаем исключительно с микрозаймами до 25 тысяч рублей: разбирательства по таким долгам проходят в упрощенном судебном порядке, они возможны без присутствия должника, а исполнительный лист можно направить напрямую работодателю, — делится секретами Дмитрий Попов.

Директор центра выдачи кредитов Вячеслав Титов рассказывает, что его организация работает по франшизе казанской компании. Ее стоимость — 20 процентов от прибыли, но все равно это выгодно: франшиза — это не только вывеска, но и сама техника работы, юридическая помощь, общая служба безопасности. Местные операторы направляют в головную компанию анкеты потенциальных заемщиков, и решение о выдаче кредита принимают там.

— Мы работаем по принципам банковской системы. У нас создано несколько продуктов для разных потребностей, есть собственная служба безопасности. За три месяца открыли 24 офиса по всей области. Сейчас разрабатываем технологию привлечения и страхования займов, которая должна заинтересовать как население, так и инвестиционные компании, — говорит Александр Ильманов, учредитель еще одной МФО.

По его мнению, требования к МФО со стороны регулятора должны повыситься, как ранее произошло с банками и брокерами. В этом случае мелкие компании будут вынуждены покинуть рынок, и к этому стоит готовиться заранее.

Финансы широкого профиля

По данным НАУМИР, 60 процентов средств консолидированного портфеля займов МФО, приходится на малый бизнес, 25—30 — на потребительские кредиты, 10—15 — на займы «до зарплаты».

— Многие МФО работают в сегменте классического микрофинансирования уже порядка 10 лет, период их бурного роста прошел, отсюда и кажущаяся незаметность по сравнению с сегментом «до зарплаты», — поясняет председатель НАУМИР Михаил Мамута.

Однако другие участники свердловского рынка, а также ФСФР, информацию о превалировании бизнес-кредитования не подтверждают (хотя в реестре зарегистрирован ряд фондов поддержки малого предпринимательства, работающих по госпрограмме. По мнению регулятора, они и являются самыми дисциплинированными МФО).

Кроме того, в силу мягких законодательных требований в сегменте МФО могут развиваться и некредитные услуги, например те же вклады. Доходность по ним обычно составляет порядка 20 процентов годовых — почти вдвое больше, чем дают депозиты банков. Это вызывает закономерный интерес у инвесторов, однако такие вклады государство, разумеется, не страхует.

— Застраховать такой вклад в коммерческих страховых компаниях тоже вряд ли выйдет, поскольку страхование финансовых рисков у нас просто не развито, — констатирует глава страховой компании Александр Меренков. — Это сложно даже для серьезных компаний с внушительными активами, а за сегмент МФО, где нет залоговой базы и высоки риски, страховщики просто не берутся.

Эксперты видят выход в создании обществ взаимного страхования или саморегулируемых организаций: тогда долги разорившейся МФО перед гражданами станут выплачиваться из общего фонда. Кроме того, микрофинансовые организации могут работать с бюро кредитных историй. Как отмечает представитель двух таких бюро и глава комитета по региональному развитию Ассоциации кредитных брокеров Олег Попов, МФО запрашивают данные часто, а вот сами предоставляют крайне редко. Тем не менее у граждан, которым заказана дорога в банки, есть шанс поправить историю именно благодаря МФО: дисциплинированно выплаченный микрокредит повышает оценочные баллы заемщика, в результате можно «дорасти» и до банковского потребительского кредита. Восстановление кредитной истории — вообще одна из услуг на рынке МФО.

А вот функцию «деньги до получки», отмечает Попов, наряду с МФО отлично выполняет обычная кредитка. Покупки по безналичному расчету в течение двухмесячного льготного периода вообще бесплатны. А если требуются наличные, то, даже учитывая комиссию за снятие средств и ставки до 30 процентов годовых, все равно обслуживание карты значительно дешевле, чем займа, взятого в МФО.

Между тем

По оценке руководителей НАУМИР, на каждую легальную микрофинансовую организацию приходится одна теневая.

Алена БАТАЛОВА