Страны MIST обогнали конкурентов из BRIC по доходности инвестиций

20.06.2012 08:08

Глава Goldman Sachs Asset Management Джим О’Нил, придумавший в 2001 году аббревиатуру BRIC и способствовавший десятилетнему притоку капитала в эти страны, сейчас занят популяризацией новой инвестиционной идеи — стран MIST. В группу входят Мексика, Индонезия, Южная Корея и Турция, которые наиболее значимы после BRIC с точки зрения экономического потенциала, а в краткосрочной перспективе даже более привлекательны для инвесторов.

Джим О’Нил не сомневается в светлом экономическом будущем четырех крупнейших после стран BRIC развивающихся экономик — Мексики, Индонезии, Южной Кореи и Турции. Экономист решил объединить их аббревиатурой MIST, что можно перевести с английского как «туман» или даже «перекати-поле». На них приходится 500 млн человек населения и общий ВВП 3,9 трлн долл. Для сравнения: в странах BRIC живет 2,9 млрд человек, а общий объем экономик равен 13,5 трлн долл.

Страны MIST входят в более широкую группу Next 11—11 наиболее населенных развива­ющихся стран после BRIC. Помимо указанных выше стран в нее входят Бангладеш, Египет, Нигерия, Пакистан, Филиппины, Вьетнам и Иран. Идея О’Нила в том, что развивающиеся страны с большим населением и низким подушевым ВВП сейчас смогут сократить пропасть, отделя­ющую их от развитого мира, быстрее, чем это произошло бы 50 или 100 лет назад. В феврале 2011 года Goldman Sachs запустил N-11 Equity Fund, вкладывающий деньги в акции этой группы стран (за исключением Ирана, рынок которого закрыт для подобных инвестиций из-за международных санкций). С начала года доходность фонда составила 12% против 1,5% у фонда Goldman, инвестирующего в страны BRIC.

В случае если новая идея О’Нила станет столь же популярна, как концепция BRIC, эти страны получат серьезную поддержку в сфере инвестиционной привлекательности. В первую очередь крупнейшие из них (на каждую из MIST приходится сейчас не менее 1% глобального ВВП). Для сравнения: с 2001 по 2010 год инвесторы вложили в акции BRIC 67 млрд долл., а доходность этих вложений превысила аналогичный показатель для акций компаний из индекса S&P 500 на 281%, подсчитало Bloomberg. За прошлый год, правда, инвесторы вывели из BRIC сразу 15 млрд долл. — максимальная сумма с 1996 года.

«Мы видим стабильный приток средств в фонд Next 11 каждую неделю. Их никак не затронуло разочарование относительно США и особенно европейских рынков, а также разочарование относительно некоторых стран BRIC», — заявил агентству Джим О’Нил. Результаты фонда превосходят инвестиционные показатели 93% американских инвест­фондов, специализирующихся на вложениях в акции компаний из развивающихся стран. В то же время доходность фонда Goldman, ориентированного на BRIC, уступает показателям 89% этих фондов. Правда, фонд BRIC у банка намного больше, 410 млн долл. против 113 млн долл. у N-11.

Эксперты новую идею О’Нила оценивают осторожно. «Да, населенные страны с низким уровнем жизни могут показывать высокие темпы роста экономики, так как это догоняющий рост. Но, кроме этих двух параметров, MIST ничего не объединяет. Южная Корея, например, развитая страна с высоким уровнем доходов. По­этому MIST — это скорее попытка повторить удачный маркетинговый ход со странами BRIC, которые также мало чем похожи», — сказал РБК daily экономист по развивающимся рынкам Capital Economics Нил Ширинг. Но этот маркетинг, как и в случае с BRIC, может пойти на пользу экономикам этих стран, не исключил эксперт.

При этом О’Нил не сбрасывает со счетов и страны BRIC. По его прогнозу, их экономики будут прибавлять в среднем по 6,5% в год до 2020 года, в то время как для N-11 этот рост составит 5,5% в год. Однако Нил Ширинг считает такое развитие событий маловероятным. «Потенциал догоняющего роста в BRIC практически исчерпан, и таких высоких темпов, как раньше, там уже, скорее всего, не будет. Теперь им предстоит двигаться по пути повышения производительности труда и существенных реформ, что гораздо сложнее», — считает г-н Ширинг.

Андрей КОТОВ