Страхование пластиковых карт

23.02.2011 00:25

— 11 часов, 14 минут в столице. Добрый день! Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», у микрофона Алексей Дыховичный. Антон Казиев — начальник отдела страхования финансовых институтов компании «Ингосстрах» у нас в гостях. Антон, здравствуйте!

— Добрый день!

— Страхование пластиковых карт — так звучит тема нашего эфира. Мне бы хотелось начать с законодательства. Как это очень часто бывает, законы касающиеся, в данном случае, большинства, половины жителей России, а иногда это касается всех или почти всех, законы то ли принимаются, то ли не принимаются ключевые, важнейшие — об этом никто ничего не знает. Вообще никто ничего не знает, может быть, за исключением участника рынка. Но, потребители, которых это касается — не знают. Сейчас речь идет о так называемой 9-й статье к закону о национальных платежных системах.

— Да, все верно: 161-й федеральный закон.

— Никто, конечно, не знает, но этот закон есть, он действует. Если мне память не изменяет, в 11-м году он вступил в силу, он действует, но там есть один спорный пункт, ключевой пункт — 9 статья. Расскажите о том, что это за статья. Она, вроде как должна была вступить в силу с 1-го января 13 года. Ан нет — не случилось! Что такое?

— Да, все верно. Эта статья, наверное самая ожидаемая для всех участников рынка и для простых обывателей, но вступление в силу этой статьи перенесено на 1-е января 14 года в силу того, что участники рынка оказались не готовы к вступлению этой статьи в силу. В первую очередь нас интересует 15-й пункт этой статьи, который говорит о том, что оператор по переводу денежных средств, то есть финансовый институт — банк должен вернуть денежные средства, которые он перевел без согласия своего клиента. Причем, должен это сделать в течение 30 дней — если операция совершена на территории Российской Федерации, или в течение 60 дней — если операция была совершена за ее пределами.

— С момента уведомления, если мне память не изменяет. Не просто с момента транзакции, а он еще должен уведомить потребителя, что с его счета списана какая-то сумма. И вот, с момента уведомление 30 дней на возврат денежных средств.

— Немножко не так. Финансовый институт, действительно, должен уведомить клиента о совершении операции, и у клиента есть сутки — как в законе написано: в течение дня следующего за получением уведомления — на то, чтобы выразит несогласие с этой операцией. И вот, после выражение несогласия и начинается этот отсчет 30 дней или 60 дней — в зависимости от территории совершения операции.

— На то, чтобы вернуть денежные средства или доказать — именно, банк должен доказать — что клиент врет, и он знал об этой операции, или он там свой ПИН-код сказал. Вот, что-то такое совершил.

— Да, все верно. Главный принцип, который устанавливает этот пункт, говорит о том, что сам банк должен доказать, что клиент нарушил правила использования электронного средства платежа; и, таким образом нарушение этих правил привело к тому, что денежные средства были переведены. То есть, бремя доказательства переносится на сам финансовый институт. Клиент банка теперь не должен ничего доказывать, он просто приходит и выражает свое несогласие.

— Не-не! Сейчас вы запутаете. Пока — должен. Не прошла же эта…, точнее отложили.

— С 1-го января 14-го года не будет должен, если эта статья вступит в силу и не перенесут в очередной раз.

— То есть, с моего счета были списаны какие-то денежные средства. Счет привязан к пластиковой карте. Вдруг что-то списали — банк обязан меня уведомить, да? После этого, если я понимаю, что это не мои списания, что я понятия не имею…

— После этого в день, следующий за уведомлением…

— У меня сутки, если это в России произошло?

— В любом случае — сутки. Вы должны выразить свое несогласие банку о переводе денежных средств.

— То есть, письменно, наверное?

— Процедура эта законом не установлена, но каждый финансовый институт сам, скорее всего, будет решать, как ́то делать. Я думаю, что первично будет уведомление по телефону, и потом уже, наверное, будет нужно прийти и написать об этом заявление.

— И все, я больше ничего не должен доказывать — правильно я понимаю?

— Согласно этой статье — правильно. Больше — ничего.

— А доказывать должен банк. И вот, этот рай земной для потребителя — он не вступил в силу законную.

— Пока еще — нет.

— Сейчас должен доказывать потребитель, если что-то случилось?

— Сейчас этот момент не урегулирован законодательством. По сути, банк несет ответственность за сохранность денежных средств. Но, многие договора обслуживания клиентов содержат информацию о том, что все операции, совершенные, например, с ПИН-кодоми так далее — их ответственность за эти операции переносится на самого клиента.

— А, почему не наступило это счастье?

— У меня нет, к сожалению, такой информации, но мы все ждали — в том числе, страховщики и банки, и, наверное, клиенты банка, которые знали о существовании этого закона. Но, в последний момент — в декабре прошлого года — вступление в силу этой статьи было отложено еще на один год.

— В декабре — то есть, буквально…

— Да — перед самим вступлением в силу.

— По-моему, где-то в 20-х числах.

— Если память мне не изменяет, то да — в последних числах декабря.

— Госдума в таком, достаточно спешном порядке отменила вступление в силу…

— Не отменила, а внесла поправки в этот закон, в которой указывалось, что вступление этой статьи в силу откладывается еще на 12 месяцев.

— Страхование. Собственно говоря, я напомню, что Антон Казиев у нас в гостях — начальник отдела страхования финансовых институтов компании «Ингосстрах». Насколько страхование пластиковых карт, насколько это все широко на сегодняшний день применяется? Ведь банковскую карту страхует не клиент, не потребитель? Он не приходит в страховую компанию и не говорит: «Я хочу застраховать свою пластиковую карту» — так ведь?

— В настоящее время существует до вступления этой статьи в силу, два возможных варианта. Либо, как вы сказали, это страхует сам банк, либо сам клиент. Приходя в банк, ему сотрудник банка предлагает застраховать свою карточку от мошеннических действий; либо это не делать. То есть сотрудник банка имеет некое соглашение со страховой компанией, и таким образом, за страхование клиент платит сам непосредственно, либо платит опосредовано, поскольку банк свои расходы по страхованию всей эмиссии в той или иной степени переносит на держателей пластиковых карт.

— Велика ли доля застрахованных карт в России?

— Почти все крупные банки — это топ-20 — страхуют свою эмиссию. Что касается более мелких банков, то не все эти делают. Многие просто резервируют свои средства, либо отказывают своим клиентам по той или иной причине в выплате мошеннически похищенных денежных средств.

— Давайте сейчас послушаем небольшую пленочку и вернемся к этой теме.

Интересные факты

В Связи с растущей популярностью банковских карт, участились случаи мошенничества. Сотрудники правоохранительных органов предупреждают, что ни в коем случае нельзя называть номер своей карты посторонним людям, даже если они представятся сотрудниками банка. «Так, — пишет «Комсомольская правда», — в Волгограде в Калачевском районе неизвестный мужчина позвонил на сотовый телефон пострадавшему, представившись сотрудником службы безопасности одного из банков,сообщил, что его банковская карта заблокирована. Мошенник попросил назвать номер пластиковой карты. Мужчина просто выполнил, а через некоторое время обнаружил, что с его карты пропали более 70 тысяч рублей. Аналогичный случай произошел в Светлоярском районе. 24-летняя местная жительница лишилась 3-х тысяч рублей»

— Ну вот, такая незатейливая, немного провинциальная история, но это же очень распространенная вещь?

— Да, действительно, такие мошенничества очень распространенные. И, как мне кажется, мужчина, который пострадал, он назвал не только номер своей карты, но и скорее всего CVC-код, и дату ее окончания. И, таким образом, мошенники, зная информацию о карте, очень легко ей воспользовались.

— Ну, хоть вы поправку сделали — все равно этот самый CVC-код — он написан на карте. Он написан на карте. Запомнить 16 цифр… вот, когда человек расплачивается картой где угодно: в магазине, тем более в ресторане, где эту карту уносят иногда — запомнить эти 16 цифр и… Просто кассир в магазине берет карту и, в принципе, научиться запоминать эти 16 цифр — не так сложно. И вот, эти три циферки CVC-кода — это тоже, в общем, возможно. Вы еще говорить, запомнить дату — тоже возможно. То есть, получается, человек показывает карту и уже для подготовленного мошенника это инструмент, при помощи которого он сможет списать денежные средства — так получается?

— Все даже намного проще. Кассирам-мошенникам даже не нужно ничего запоминать. Они могут прокатать карту на специальном устройстве, которое всю эту информацию считает, и останется заполнить только CVC-код, написанный с обратной стороны.

— Три циферки? Ну, это даже готовиться не нужно. И таких случаев, много?

— Таки случаев, действительно, много, и объемы мошенничества — как мы отмечаем по нашей статистике — они растут из года в год и снижения их не видно. Даже спада волны никакой нет.

— Но, при этом, большинство карт застраховано.

— Да, большинство карт застраховано. И, все еще зависит не только от добросовестности финансовых институтов, все еще зависит от того каким процессинговым центром пользуется финансовый институт. Потому что многие процессинговые центры поддерживают различные дополнительные протоколы подтверждения того, что картой пользуется, действительно, собственник этой карты.

— Антон, объясните, пожалуйста, такие риски — они застрахованы?

— Такие риски застрахованы, естественно. Мы страхуем карты не зависимо от того, какими средствами или какими функциями пользуется тот или иной процессинговый центр.

— Тогда почему возникает столько сложностей и проблем у людей? По идее, как бы, все застраховано. Даже, если кассир что-то там и списал — вот, эти цифры, и потом со счета ушли эти деньги — даже, если это произошло, то все застраховано и проблем быть не должно у человека.

— Проблемы возникают с тем, что, как правило, все мошеннические операции осуществляются за пределами Российской Федерации. То есть, сам кассир, который накапливает информацию о карточках — он этими данными не пользуется. Это одна группа мошенников. Потомэти мошенники перепродают всю полученную информацию другим мошенникам, которые либо изготавливают поддельные карты, либо пользуются этой информацией. То есть, с момента, как у вас украли данные до момента проведения мошеннической операции, может пройтидо полугода. Кроме того, после того, как совершилась эта мошенническая операция — как правило, за пределами Российской Федерации — и вы об этом узнали, банку, чтобы подтвердить, что эта операция была совершена, необходимо направить запросы в платежную систему, которая должна предоставить копии слипов и иную информацию, подтверждающую, что эта информация действительно была совершена. Именно в этом заключается основная проблема.

— Если украли информацию в России, а воспользовались ей не в России, а за рубежом — в такой ситуации… там купили какие-нибудь часы за безумное количество денег в каком-то бутике, и вдруг ты выясняешь, что ты где-то в Таиланде купил часы за 5 тысяч долларов, хотя там и не был. Вот это — не застраховано?

— Это все застраховано. Но, для того, чтобы получить документы, это подтверждающие, нужно дождаться ответа платежной системы. А платежная система — например, таже MasterCard и Visa, работающие по всему миру — у них этих запросов очень много. То есть, запрос идет к ним, они пересылают этот запрос в торговую точку или в банк, который совершил эту операцию; и уже оттуда эти документы приходят в платежную систему, а потом возвращаются в твой банк — в банк-эмитент. На это уходит пару месяцев. Именно, в этом случае заключается в сложность в получении возмещения по этим случаям. Это длительное время.

— Почему же я так часто слышу, что, если грамотно пользоваться, то пластиковые карты абсолютно безопасны? Это не правда?

— Это правда. Если никому не сообщать данные о своей пластиковой карте, если пользоваться надежными, проверенными торговыми точками. Если снимать деньги с банкомата, находящегося в отделении банка — то, вероятность того, что с вашей карточки какую-то информацию похитят и воспользуются — действительно, становиться меньше.

— Пока у меня получается: если забетонировать свою карточку где-нибудь в сейфе — вот, тогда безопасно и не пользоваться ей. Пока у меня получается так. Антон Казиев — начальник отдела страхования финансовых институтов компании «Ингосстрах» у нас в гостях. Прервемся на пять минут, а затем продолжим.

— 11—35 в столице. Антон Казиев — начальник отдела страхования финансовых институтов компании «Ингосстрах» у нас в гостях. О страхованиях пластиковых карт, о рисках, связанных с пластиковыми картами, или, наоборот — с отсутствием рисков, которые связаны с пластиковыми картами — об этом мы говорим. Запутался, и вы меня запутали, Антон, окончательно. С одной стороны, для того, чтобы похитить деньги с пластиковой карты, мошенникам достаточно… кассир это делает элементарно совершенно в любом магазине. Надо запомнить три циферки и прокатать карту через специальное устройство, чтобы запомнить большее количество цифр. В принципе, можно и запомнить, а можно прокатать через устройство. Так ведь? А, с другой стороны вы утверждаете, что пластиковая карта на 100% безопасна, если соблюдать все требования. И, у меня возникает ощущение, что она безопасна, если ты ее не распечатав, получив из банка, куда-нибудь закатаешь в бетон и пользоваться не будешь — тогда безопасна.

— Карта, действительно, безопасна, если соблюдать простые правила обращения, которые есть в любом банке, который уведомляет своих держателей об этом. Кроме того, банки используют процессинговые центры, которые поддерживают дополнительные протоколы и механизмы защиты и зачастую, полученной информации о карте может оказаться недостаточной, например, интернете. Существует дополнительное подтверждение в виде дополнительного СМС-подтверждения на телефон, разовые пароли и так далее. Поэтому, на мой взгляд, картой пользоваться можно, и не только можно — но и нужно. Но, как и с любыми другими денежными средствами нужно вести себя очень осторожно.

— Ну, не доказали. Пока вы просто… Я хочу спросить наших слушателей: что с вашей точки зрения безопасней. Безопасней ли с вашей точки зрения носить деньги, чем пользоваться пластиковыми картами. Если да — наличные безопасней, позвоните, пожалуйста, по телефону +7 495 660 06 64. Если нет — безопаснее пластик — +7 495 660 06 65.

— Ну, не доказали. Вы сказали, что, если все делать правильно, то безопасно. Вы же сами привели пример. Вроде, все делал правильно — как мне определить, что кассир мошенник.

— Ну, во-первых, нужно смотреть, что кассир делает с картой. То есть, кассир должен прокатывать карту один раз и через то устройство, которое предназначено для оплаты именно. Если кассир пытается прокатать карту два раза, то это должно вызвать подозрение. Получается, что один раз он прокатывает для оплаты товара, а второй раз для считывания информации…

— Вы знаете, я видел один раз, как у меня кассир запихивал куда-то непонятно карту мою, и я, вообще, возмутился этим, а потом выяснилось, что вроде это специальный… толком мне ничего не объяснили, но вроде, как это прибор был такой легальный и санкционированный.

— Видимо, вы его спугнули просто.

— Да? А так не скажешь — вроде такая женщина была — не скажешь.

— Важным моментом в плане безопасности пластиковых карт служит выбор банка, с которым вы заключаете договор карточного счета. Прежде, чем это делать, необходимо выяснить, каким процессинговым центром пользуется банк, и какие средства защиты он поддерживает. Как правило, все процессинговые центры, помимо существующих стандартных средств защиты, используют методы дополнительной авторизации. Например, 3D Security. То есть человеку при совершении операции, приходит код — СМС-сообщение, или электронной почтой или другим способом, который нужно дополнительно ввести. Это не является панацеей, но является какой-то дополнительной гарантией того, что денежными средствами мошенники так легко не воспользуются. А, в общем понимании, нужно отметить, что, чем безопаснее пользоваться — как мы спрашиваем у наших слушателей — зависит от объема денежных средств. Если денежные средства, лежащие в кошельке — их достаточно немного, то возможно, проще пользоваться и наличными. Если их больше — то, лучше носить с собой пластиковую карту.

— Давайте, я остановлю голосование. Как думаете, как разлеглись результаты?

— Я думаю, что примерно, поровну.

— Да, нет! 82% считают, что безопаснее наличные. И всего лишь 18% полагают, что безопаснее пластиковые карты. Достаточно репрезентативное голосование получилось. Спасибо всем, кто принял участие.

— Мне кажется, что со временем, все-таки, наши слушатели перейдут на пользование пластиковыми картами.

— Перешли! Перешли, но все равно считают, что безопаснее… По-моему, Денис дает очень правильный совет, очень простой. Этот CVC-код — его нужно самому запомнить, а потом удалить или закрасить. Он так написан, что если немного пальцем… у меня была старая карточка — он сам стерся. А, если пальцем потереть, как следует, то он тоже сотрется.

— Поступить можно. Тогда придется еще кроме ПИН-кода, помнить еще и CVC-код, если нужно использовать карточку для операции в интернете, например.

— «А еще опасно пользоваться ножом — можно порезаться. Я за пластиковые карты с учетом всех правил», — пишет Елена. Ну, в общем — да. Именно, об этом речь и идет. Это именно то о чем вы сказали — пишет нам из Твиттера наш слушатель: «Необходимо оформить в банке СМС-информирование и никаких проблем». Но, это информирование о том, что совершена сделка.

— Да, и с наступлением 9-й статьи, о которой мы говорили…

— Если она вступит в силу.

— Да. Информирование станет обязательным для всех банков. Другой вопрос, как они это будут делать. Будет ли это СМС-информирование, будет ли это электронная почта или личный кабинет пользователя на сайте банка — каждый банк решает сам для себя. Но, то, что информирование будет обязательным — это точно.

— Как вы думаете, вступит этот закон в силу?

— Ну, мы надеемся, что этот закон вступит в силу, потому что он своевременный и банки, действительно, на мой взгляд, несут ответственность за денежные средства своих клиентов, которые хранятся у них на счетах.

— Они, действительно, не готовы? Или пролоббировали?

— Мне трудно сказать, поскольку я не знаком с ситуацией вокруг того, что вступление этой статьи в силу было отложено на один год, но мне кажется, что здесь 50 на 50 — и того и другого.

— Но, пока, в отличие от нашего голосования. Антон Казиев — начальник отдела страхования финансовых институтов компании «Ингосстрах» был у нас в гостях. Антон, спасибо вам!

— Спасибо!