Стоит ли доверять кредитным рейтингам

09.11.2012 18:12

Оценивая заемщиков, рейтинговые агентства думают не столько о чужих рисках, сколько о собственной выгоде, — такой вывод можно сделать из иска, поданного министерством юстиции США к Standard потери Calpers по этой инвестиции превысили $1 млрд.

Агентства на это отвечали, что рейтинг — это мнение, то самое слово, свобода которого гарантирована первой поправкой к конституции США, и агентства не несут ответственности за инвестиционные решения, принятые на его основе. И суды такую позицию поддерживали.

Возможно, министерство юстиции США и генеральные прокуроры 13 штатов, которые в начале февраля подали к S подробнее см. врез). Агентство утверждало, что рейтинги по этим инструментам «были объективными на них не влиял никакой конфликт интересов».

Однако прокуроры считают, что это не так: «Желание S в основном это были первоклассные кредиты с фиксированной ставкой и преимущественным правом требования кредитора к имуществу заемщика.

В течение 2000-х гг. S планировалось внедрить ее с 1 января 2005 г. Новые требования заставили бы эмитентов облигаций, обеспеченных кредитами subprime и Alt-A, предоставлять большие гарантии для покрытия возможных убытков (а значит, уменьшили бы их прибыль). Объявление о планирующихся изменениях было размещено на сайте S ни одна из них не предполагала существенного увеличения покрытия убытков.

Почему же так произошло? Потому, объяснили руководители группы структурного финансирования «менеджеру H» (многие сотрудники агентства обозначены в иске должностями и буквами алфавита), который в марте 2005 г. требовал скорейшего перехода на Levels 6.0, что, если новая версия не позволит S при переходе на Е3 S в октябре 2012 г. прокурор штата Нью-Йорк подал иск о мошенничестве Bear Stearns при выпуске ипотечных бумаг, потери по которым составили $22,5 млрд.)

Из-за отрицательных отзывов участников рынка S уже запланированные сделки сначала оценивать с помощью Е3; «если сделка проходит Е3, ОТЛИЧНО!.. Если не проходит, использовать E3 Low».

Эпизод 3: широко закрытые глаза

Когда рынок высокорискованной ипотеки стал рушиться, S было предложено поставить на пересмотр в сторону понижения 50 траншей. Против выступили сотрудники отдела по рейтингованию новых сделок. 12 февраля Томас Гиллис, отвечавший за стандарты анализа и рейтингования (его имя упоминается в иске 50 раз, сейчас он возглавляет отдел контроля качества рейтингов RMBS), собрал на встречу в основном только тех, кто рейтинговал новые сделки; по ее итогам S кредиты с льготным периодом и низкой ставкой, которая резко вырастает через несколько лет после выдачи (подразумевалось, что к тому времени заемщик найдет себе работу). Alt-A — это промежуточный класс между первоклассными и высокорискованными кредитами. Эти непервоклассные кредиты на жилую недвижимость объединяли в пулы, служившие обеспечением для жилищных ипотечных ценных бумаг — RMBS (Residential Mortgage-Backed Securities). А те, в свою очередь, переупаковывались в обеспеченные долговые обязательства — CDO (Collateralized Debt Obligation). И все это продавалось широкому кругу инвесторов.

Что у аналитика на языке (избранные цитаты из иска к S&P)

В 2007 г. аналитик по CDO писал бывшему коллеге: «В рейтинговой модели S&P образовалась дыра, в которую легко проедет трейлер Mack Truck… Что больше заботит компанию — объем сделок или правильные кредитные стандарты?»

В 2007 г. аналитик S&P отправил коллеге мгновенное сообщение касательно CDO: «Мы рейтингуем каждую сделку Даже если ее структурируют коровы, мы присвоим ей рейтинг».

В 2006 г. менеджер S&P писал в конфиденциальной докладной записке о структурных ипотечных инструментах: «Этот рынок — бешено крутящийся волчок, и закончится это все плохо».

Михаил ОВЕРЧЕНКО, Полина ТЕМЕРИНА