Ставки ЦБ: направо пойдешь — коня потеряешь

07.05.2010 15:31

Центральный банк принял решение повысить ставку рефинансирования и процентные ставки по своим операциям на 0,25 п. п. Решение довольно неожиданное и отчасти знаменательное — это первый пересмотр ставок в этом году. До этого ставки ЦБ менялись в последний раз в конце прошлого года, поэтому нынешний пересмотр означает определенное изменение вектора процентной политики. В своем пресс-релизе денежные власти ссылаются на «рост цен и инфляционных ожиданий, увеличивающих риски превышения среднесрочных ориентиров по инфляции» в качестве основания для подобного решения.

Что же происходит с инфляцией?

В I полугодии наблюдались рекордно низкие показатели роста цен. В годовом выражении инфляция составляла 3—4% (график 2). Однако всем было понятно, что это временное явление. Во-первых, власти перенесли сроки очередного повышения тарифов ЖКХ с января — на июль и сентябрь. Во вторых, рекордно высокий урожай в прошлом году привел к тому, что цены на продовольственные товары росли крайне низкими темпами. В I полугодии цены росли очень медленно, но что будет дальше, сказать было сложно. Именно поэтому Центральный банк и не спешил понижать процентные ставки на фоне низкой инфляции.

С июля инфляционный тренд изменился, цены пошли вверх. Только прямой эффект от повышения тарифов ЖКХ обеспечил около 1,2% прироста годовой инфляции. Засуха в ряде регионов уже привела к тому, что внутренние цены на зерно находятся на максимальных уровнях для этого времени года и превышают цены «неурожайного» 2010 года. Мировые сельскохозяйственные рынки также лихорадит. Засуха в США привела к тому, что мировые цены на кукурузу и сою выросли более чем на 50% за последние несколько месяцев.

По этим причинам в начале сентября уже стало понятно, что официальный прогноз и ориентир ЦБ по инфляции в пределах 5—6% не будет выполнен. С начала года цены выросли уже на 4,9%, а до конца года остается еще четыре месяца. Последний прогноз Министерства экономического развития, опубликованный 12 сентября, обещает инфляцию на 2012 год в 7%.

Инфляционные причины способствовали повышению ставок. Однако не все так просто. Как известно, у денежно-кредитной политики нашего ЦБ две задачи — обеспечение низкого уровня инфляции и поддержание экономического роста. Со второй задачей в последнее время также возникли сложности. Данные по ВВП за II квартал и оперативные данные указывают на постепенное замедление российской экономики. Если в I квартале ВВП вырос на 4,9%, то во II — лишь на 4,0%. Причем часть этого роста, вызванная бурным ростом добавленной стоимости в финансовой сфере, по всей видимости, является «виртуальной» и связана с изменением методологий Росстата. Без учета финансовой деятельности, российский ВВП во II квартале вырос лишь на 3,5%. Значит, исходя из задачи поддержания экономического роста, ЦБ следовало бы понизить ставки с тем, чтобы простимулировать экономику.

Почему же ЦБ в нынешних условиях отдал приоритет инфляции, а не экономическому росту? Такой выбор не является очевидным для всех. Многие банки, жалуясь на дефицит ликвидности, выступают за расширение объемов рефинансирования со стороны ЦБ и снижение стоимости такой поддержки, то есть снижение процентных ставок по операциям. Появляются и совсем абсурдные предложения — недавно группа депутатов от «Единой России» во главе депутатом Евгением Федоровым внесла законопроект с изменениями в закон «О Банке России». Основная идея депутатов очень проста — подчинить деятельность ЦБ правительству и начать прямое эмиссионное финансирование нефинансового сектора по процентным ставкам, «определяемым правительством Российской Федерации». Привет, 90-е!

Тем не менее, ЦБ сохраняет спокойствие и последовательно осуществляет ту политику, которая начала формироваться после кризиса 2008 года. Ее основы — переход к гибкому ценообразованию на валютном рынке и снижение объемов валютных интервенций, сокращение коридора между кредитными и депозитными ставками по своим операциям, денежная эмиссия за счет рефинансирования банковского сектора и правительства, а не валютных операций. Все это можно рассматривать как постепенный переход к режиму инфляционного таргетирования, который официально закреплен в «Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики». По сути инфляционное таргетирование означает взятие Центральным банком на себя публичных обязательств на поддержание и сохранение заранее определенного уровня инфляции.

Не стоит однако переоценивать «антиинфляционные» возможности ЦБ. Решение повысить ставки, скорее всего, окажет очень незначительное воздействие на инфляцию. Нынешний инфляционный всплеск — это шок предложения, и возможности денежно-кредитной политики в таких условиях очень ограничены. В данном случае ЦБ пытается воздействовать на будущие инфляционные ожидания, своими действиями давая понять, что фактор инфляции для него становится все более определяющим. На это указывает и повышение ставки рефинансирования, которая не оказывает никакого воздействия на денежные рынки и выполняет лишь некоторые технические функции.

Негативные же последствия повышения ставок ЦБ с точки зрения экономического роста минимальны. Связь между ставками ЦБ и ставками кредитования в экономике пока остается достаточно слабой. Более того, на протяжение 2012 года, несмотря на жалобы банкиров на высокий уровне ставок на денежных рынках, темпы роста кредитования остаются высокими. Небольшое ограничение не повредит. Замедление же экономического роста связано не с тем, будут ли ставки ЦБ больше или меньше на процентный пункт, а внутренними структурными ограничениями и замедлением всей мировой экономики.

Марсель САЛИХОВ

Инфографику к статье можно посмотреть на сайте источника.