Ставки на ветер

24.01.2013 09:26

Минэкономики обнаружило аргументы в пользу жесткости ЦБ

В макроэкономическом отчете за январь-февраль 2013 года аналитики Минэкономики приводят целый набор аргументов против смягчения денежно-кредитной политики, за которое выступает заместитель главы ведомства Андрей Клепач. Среди них в феврале отмечены оживление инвестиционного спроса и кредитования компаний, снижение банковской ставки для корпоративных заемщиков и формальное ускорение роста М2. В отличие от Минэкономики независимые аналитики потепления инвестиционного и кредитного климата обнаружить не смогли. Последние все больше сходятся во мнении: муссирование разговоров о необходимости монетарного стимулирования лишь средство отвести внимание от реальных проблем экономики РФ.

Общая риторика мониторинга Минэкономики сводится к одному: «В феврале 2013 года положительный годовой рост экономики, наблюдаемый с ноября 2009 года, практически полностью иссяк». Вчера же заместитель главы министерства Андрей Клепач заявил «Интерфаксу»: «В начале апреля мы представим уточненный прогноз.

Если брать экстраполяцию, не получается и 3% роста». Глава департамента прогнозирования Минэкономики Олег Засов, в свою очередь, уточнил, что прогноз будет пересмотрен с нынешних 3,6% «с большей вероятностью в меньшую сторону», не исключив, что во втором квартале ситуация будет меняться к лучшему. «Хуже уже некуда»,— объяснил он предположения министерства.

Констатируя обозначенную Андреем Клепачем «паузу роста» в январе-феврале 2013 года и объясняя ее растущими ограничениями внутреннего и внешнего спроса, авторы доклада указывают: «В феврале сохранился рост инвестактивности». Из оценок ведомства следует, что с учетом сезонности рост капинвестиций ускорился с 0,3% за январь до 1% за февраль 2013 года: «Февральская динамика отгрузки продукции машиностроения свидетельствует об ускорении роста спроса на инвесттовары» (по оценке ЦМАКП, инвестиции стагнируют, см. «Ъ» от 21 марта).

На этом поиски признаков инвестиционного оживления авторами мониторинга не исчерпываются. Фиксируя «сокращение собственных средств компаний» в январе 2013 года (см. «Ъ» от 27 марта), эксперты ведомства отмечают оживление банковского кредитования компаний: «По данным ЦБ, в феврале второй месяц подряд ускоряется прирост кредитных средств, предоставленных нефинансовым организациям в рублях и иностранной валюте (до 15% по состоянию на 1 марта 2013 года… после 12,7% на 1 января 2013 года). Ускорение выдачи кредитов происходит на фоне значительного снижения средневзвешенной ставки по рублевым кредитам сроком до одного года. В январе ставка снизилась на 0,6 процентного пункта по сравнению с декабрем и составила 8,8%, что явилось минимальным значением с января 2012 года».

Между тем, исходя из расчетов Михаила Хромова из Института экономической политики им. Е. Гайдара (ИЭП), с учетом валютной переоценки кредитная задолженность компаний перед банками увеличилась в годовом выражении на 0,1% (0,4% за январь-февраль 2012 года). Данные министерства отражают ставку по объему выданных кредитов в текущем месяце. «Общая стоимость кредитной задолженности может быть другой. Она увеличивалась с 9,1% в первом квартале до 9,9% в четвертом квартале 2012 года»,— уточняет он. Соответствующие данные ЦБ за первый квартал 2013 года появятся лишь в первой половине апреля. Олег Солнцев из ЦМАКПа подтверждает выводы господина Хромова: «Перелома тренда ни по стоимости кредита компаниям, ни по ставкам не видно — без учета Сбербанка и сверхкоротких кредитов ставки держатся на уровне порядка 12%».

Исследовав влияние цены заимствования коммерческими банками в ЦБ на стоимость кредита корпоративным клиентам, в ИЭП обнаружили: быстрее всего корпоративные кредиты дорожали в банках, быстрее других увеличивавших задолженность перед регулятором. «Проблемы с ликвидностью заставляли банки ужесточать условия кредитования»,— объясняет обнаруженную отрицательную связь господин Хромов. Помимо этого в ИЭП нашли лишнее доказательство отсутствия фундаментальных причин для наращивания инвестиций компаний. «Около 50% банковских счетов компаний — срочные депозиты. Это деньги, выведенные из оборота, так как более эффективного применения им не видят»,— замечает Михаил Хромов.

Ярослав Лисоволик из Deutsche Bank пытается дать четкое определение растущему давлению чиновников на ЦБ: «Разговоры о необходимости монетарного стимулирования отводят внимание от реальных задач, которые стоят перед правительством: рост производительности и проведение структурных реформ. Для инвестиций нужны длинные деньги, а значит, низкая инфляция. Она больше 7%, и смягчение политики может ее ускорить».

На эти аргументы у господина Клепача есть только один и, видимо, самый веский довод: «Если ничего не предпринимать, то не удастся обеспечить и трехпроцентный рост». «В Минэкономики и правительстве нет понимания того, какими темпами может расти экономика РФ. 2,5% соответствует ее текущему потенциалу в условиях нехватки трудовых ресурсов и производственных мощностей для выпуска продукции, пользующейся спросом»,— комментирует чиновников Александр Морозов из HSBC.

Впрочем, утверждать, что министерство не предпринимает усилий для улучшения инвестклимата, сложно. Например, вчера был опубликован разработанный Минэкономики проект постановления правительства, избавляющий иностранных инвесторов от необходимости ежегодно обновлять визу в РФ. Это «будет способствовать привлечению иностранных инвестиций», рассчитывают авторы документа.

Алексей ШАПОВАЛОВ