Ставки до потолка

28.09.2010 23:07

В Думу поступил законопроект, ограничивающий максимальные ставки по кредитам. Банкиры дружно поддержали инициативу, поскольку в первую очередь она направлена против микрофинансовых организаций, которые уже начали составлять банкам конкуренцию. Впрочем, пока есть те, кто готов брать деньги под 300% годовых, с этими ставками сделать ничего не удастся.

В начале сентября депутат Госдумы Анатолий Аксаков внес на рассмотрение нижней палаты парламента законопроект, ограничивающий размер максимальной стоимости кредитов и займов. Документ регулирует деятельность не только банков, но и микрофинансовых организаций (МФО), кредитных кооперативов и ломбардов. Проект закона предполагает, что размер полной стоимости кредитов не должен превышать «двукратную среднерыночную полную стоимость кредита соответствующего вида».

Рассчитывать эту среднерыночную стоимость должны Банк России и ФСФР с учетом процентов, а также всех комиссий и вознаграждений, взимаемых с заемщика. А поскольку по закону ломбардам запрещено брать какие-либо комиссии по займам, для них предусмотрено ограничение процентной ставки, которая не должна превышать треть процента в день, 10% в месяц или 120% в год.

По мнению разработчиков законопроекта, данные меры необходимы для защиты заемщиков, поскольку «существующие в российском законодательстве правовые средства защиты заемщиков — физических лиц от взимания кредитором необоснованно высокой платы за кредит являются неэффективными», говорится в пояснительной записке. Разработчики ссылаются на международный опыт — ограничения процентной ставки приняты во Франции, Германии и США.

Другое дело, что разбираться с завышенной стоимостью кредитов и займов российский законопроект предлагает самим заемщикам. В случае если кредит окажется дороже опубликованного Центробанком значения, заемщик может обращаться в суд с требованием о снижении размера процентов и иных вознаграждений. Никаких санкций со стороны регулятора в отношении кредиторов не предусмотрено. В то время как во Франции, например, за нарушение требования регулятора предусмотрена уголовная ответственность.

Впрочем, как справедливо заметил председатель правления банка «Русский стандарт» Дмитрий Левин, «законодательное ограничение полной стоимости кредитов почему-то не спасло ту же Францию от кризиса». Насколько повлияет данный законопроект на банковский кредитный рынок, будет зависеть от механизма расчета среднерыночной полной стоимости кредитов. Если кредиты будут правильно разделены на группы и, допустим, экспресс-кредит наличными (30—70% годовых) будет рассчитываться отдельно от классического кредита (15—25%), большинство банков эти ограничения не почувствуют.

С другой стороны, как показывает практика, мониторинг Центробанка бесследно для банков не проходит. ЦБ уже несколько лет рассчитывает среднерыночную ставку по депозитам десяти крупнейших банков. Сейчас она составляет 10,5% годовых. В период кризиса Банк России вводил запрет на привлечение вкладов по ставке, превышающей среднерыночную более чем на 1,5%. Сегодня этого запрета формально нет, тем не менее ставка публикуется и банки на нее ориентируются. Как неофициально признаются банкиры, если вдруг банк начинает предлагать высокие проценты по депозитам, к нему сразу стучится проверка из ЦБ. Не исключено, что выделяющиеся на общем фоне кредитные ставки также могут стать для регулятора поводом к более пристальному контролю деятельности банка.

Большинство крупных банков поддержало депутатскую инициативу. В частности, в Сбербанке отмечают, что ограничение максимальных ставок по кредитам «поможет сбалансировать состояние кредитного рынка в России, ведь до сих пор в розничном кредитовании, несмотря на усилия регуляторов, распространены кредитные продукты со ставками, превышающими 50% годовых». «Контроль полной стоимости кредитных продуктов для населения — еще один шаг к построению цивилизованного кредитного рынка в России»,— считает директор по прямым продажам и маркетингу ХКФ-банка Евгений Сидоров.

Оптимизм банков отчасти можно объяснить и банальным стремлением избавиться от конкурентов: принятие данного законопроекта существенно осложнит жизнь МФО. Они, по подсчетам Ассоциации региональных банков России (АРБР), выдают микрозаймы, средняя ставка по которым доходит до 300% годовых, в то время как средняя ставка по банковским кредитам находится в районе 25% годовых. Труднее станет и ломбардам, у которых средняя стоимость займов приближается к 500% годовых. Впрочем, и у банков встречаются выдающиеся предложения. Например, московский банк «Софрино» дает желающим 15 тыс. руб. до зарплаты (до 30 дней) с переплатой 20% независимо от срока. Другими словами, такой кредит на месяц стоит 243,3% годовых. А если рассчитаться за кредит на следующий день, ставка составит 7300% годовых. Такому предложению позавидует любая МФО.

Вместе с тем масштабы деятельности МФО пока просто несопоставимы с банковскими. По оценкам АРБР, это 200 млрд руб. против 6,5 трлн руб., выдаваемых банками. В то же время Национальное партнерство участников микрофинансового рынка (НАУМИР) считает такую оценку бизнеса МФО завышенной почти на порядок: по итогам 2011 года МФО и кредитные кооперативы выдали всего около 36 млрд руб. (примерно в равных долях), к концу этого года ожидается рост рынка до 48 млрд руб.

Тем не менее банки понемногу стали ощущать конкуренцию со стороны МФО, которые выдают займы быстро (часто — в день обращения) и просто (без подтверждения доходов). В банках же стандартный срок рассмотрения запроса начинается в лучшем случае от двух дней и, как правило, требуется подтверждение доходов. Выдать кредит в день обращения обещают единицы, среди которых ОТП-банк (35,9—59,9% годовых), ХКФ-банк (39,9—69,9%) и «Ренессанс Кредит» (32,9—36,9%).

Согласно совместному исследованию Национального бюро кредитных историй (НБКИ) и НАУМИР о пересечении бизнеса банков и МФО, «наметившаяся в первом полугодии 2012 года активность по выдаче банковских кредитных карт в subprime-сегменте позволяет предположить, что традиционно занимаемая микрофинансовыми институтами ниша потребительского кредитования может начать входить и в зону интересов банков». Дело в том, что средний размер кредита с использованием карт по итогам первого полугодия составил 49 519 руб., что сопоставимо со средним размером займа в МФО — 50 740 руб.

По данным НБКИ, в настоящее время 52% клиентов, обращающихся за займом в МФО, одновременно пытаются получить и банковский кредит. Но только четверть клиентов МФО могут рассчитывать на деньги банков. О жесткости банковской скоринговой модели свидетельствует и тот факт, что уровень просрочки в банках по потребительским кредитам составляет сегодня около 5%, а у МФО — 20%. Это значит, что МФО действительно кредитуют более широкие массы, чем банки, ведут более рискованную политику и поэтому вынуждены предлагать более высокие ставки. При этом подавляющее большинство заемщиков МФО эти дорогие займы возвращает.

То, что деятельность МФО регулировать надо, сомнений не вызывает. Однако сводить этот рынок на нет законодательными мерами бесполезно. Пока есть спрос на эти услуги, предложение никуда не пропадет. В крайнем случае МФО просто станут работать всерую, рисуя в отчетности одни ставки, а на практике взимая совсем другие. И потребители все равно будут брать такие займы, поскольку их больше негде взять.

По мнению члена правления ДжиИ Мани Банка Эльмана Мехтиева, регулировать рынок кредитов и займов надо путем ограничения не процентных ставок, а величины соотношения максимальной долговой нагрузки и доходов физлица, как это сделано, например, в Польше. Там, если у заемщика зарплата не превышает среднюю по стране, сумма всех платежей по его кредитам не должна превышать 50% его доходов. В России же никаких официальных ограничений нет. Банки и МФО сами решают, выдать ли заемщику дополнительно очередной кредит. Все это не лучшим образом сказывается на уровне закредитованности населения.

Согласно данным НБКИ, сегодня 7,33% всех заемщиков банков выплачивают сразу более пяти кредитов. В начале года этот показатель был почти вдвое ниже — 4,79%. Если такая динамика сохранится, то уже в следующем году каждый десятый заемщик будет обращаться в банк за шестым и более кредитом. О проблеме закредитованности говорят сегодня многие аналитики и даже сотрудники Центробанка. Пока уровень банковской просрочки не внушает опасений. Но в перспективе все сможет измениться, если, например, ухудшится макроэкономическая ситуация.

А регулирование уровня кредитных ставок, по мнению многих банкиров, лучше передать рынку и конкуренции. Как это происходит, например, сейчас на рынке POS-кредитования, куда в ближайшее время планирует выйти Сбербанк. Последний на прошлой неделе объявил о создании совместно с Cetelem, подразделением потребительского кредитования группы BNP Paribas, специального банка для работы на этом рынке. В своем официальном сообщении Сбербанк утверждает, что совместный банк будет исповедовать концепцию, «подразумевающую предоставление понятных и прозрачных продуктов по разумным ставкам, что также будет способствовать успешному развитию российского рынка кредитования в точках продаж». В планах Сбербанка — занять 20% рынка POS-кредитования за ближайшие три-четыре года. А значит, он будет вести довольно агрессивную политику, что заставит конкурентов серьезно пересмотреть процентную политику.

Елена КОВАЛЕВА