Стакан наполовину полон

09.11.2011 08:40

Кредитные организации не намерены снижать темпы прироста кредитования, несмотря на неясные перспективы развития экономики

Тревога по поводу развития кризисного сценария в экономике в банковской среде сохраняется, чему способствует в том числе низкий инвестиционный спрос предприятий реального сектора на заемные ресурсы. Но банкиры не склонны драматизировать ситуацию: корпоративный рынок пусть медленно, но растет, и это внушает оптимизм. Какие заемщики могут рассчитывать на лояльные условия кредитования и как меняется риск-менеджмент банков, обсуждали участники круглого стола «Вызовы для банковской системы СЗФО», организованного журналом «Эксперт Северо-Запад».

По информации Банка России, в первом полугодии 2012 года темпы прироста корпоративных портфелей отечественных банков составили 6,2%, что на 1,4 процентного пункта меньше, чем за январь-июнь 2011-го. В общем объеме кредитных вложений банков доля займов нефинансовым организациям сократилась до минимального за последние несколько лет значения — 60,5%. В Северо-Западном федеральном округе (СЗФО) корпоративный кредитный портфель банков увеличился на 6,7%, что вполне укладывается в общероссийские показатели.

Высокой подобную динамику не назовешь, но она вполне соответствует реалиям, полагают банкиры. По словам старшего вице-президента Банка ВТБ, заместителя руководителя Северо-Западного регионального центра Владислава Трофимова, фундаментальных предпосылок к тому, что кризис в мировой экономике идет на спад, нет. «Долговые проблемы еврозоны не решены, США наращивают госдолг, и где предел этих процессов, неясно. Ситуация усугубляется напряженной обстановкой в арабском мире, в Америке заговорили о переходе на сланцевый газ, что может повлиять на спрос на природный газ и создать проблемы для „Газпрома» в Европе», — перечисляет он. В российской экономике, на взгляд Трофимова, явного коллапса нет, на валютном и фондовом рынках пока довольно спокойно, однако тревожные ожидания остаются. «Данные по приросту корпоративных портфелей на 6%, думаю, объективны. Если годовая инфляция составляет примерно 8%, то такая динамика корпоративных портфелей демонстрирует, что экономика как минимум не растет или даже демонстрирует признаки стагнации», — отмечает он.

До минимума

Проблемы с ликвидностью в системе, которые начались в четвертом квартале 2011-го, перешли и в текущий год. Впрочем, они не достигли критического уровня, в том числе благодаря действиям Центробанка. Так, совокупный объем аукционных операций прямого РЕПО с Банком России в первом полугодии 2012 года составил около 27 трлн рублей, что заметно превышает аналогичный показатель второго полугодия 2011-го (22 трлн рублей). При этом более 95% объема операций за первое полугодие этого года пришлось на март-июнь.

Конечно, глубина проблем с фондированием у всех кредитных организаций разная — все зависит от масштаба структуры и возможностей привлечения средств как за рубежом, так и за счет доступа к государственным деньгам. Но в целом западные рынки остаются труднодоступными и кредитные организации вынуждены привлекать средства клиентов, предлагая за них все большую цену. «В течение всего года ставки по пассивам заметно поднимались, тогда как стоимость кредитов увеличивается намного медленнее. В результате продолжает снижаться маржа, рентабельность бизнеса падает и, соответственно, средств для развития бизнеса, расширения сети, создания резервов под непрофильные активы становится меньше», — подтверждает Владислав Трофимов.

Снижение маржи в банковском бизнесе длится не первый год. Но если до кризиса этот тренд был во многом обусловлен снижением ставок по кредитам в результате жесткой конкурентной борьбы между банками, то с середины 2011 года из-за кризиса ликвидности стали резко повышаться ставки по пассивам. «Принято считать, что ставки по кредитам растут с некоторым отставанием от ставок по пассивам, при этом гораздо меньшими темпами. По этой причине многие банки вынуждены снижать процентную маржу, — говорит финансовый директор банка «КИТ Финанс» Михаил Петров. — В своей процентной политике «КИТ Финанс» как банк, входящий в первую сотню, следует за банками-конкурентами и участниками рынка из Топ-20. Логично, что мы разделяем общерыночные тенденции и в плане повышения ставок. В настоящее время мы выдерживаем запланированный уровень маржи. Очевидно, что заемщики банков не готовы принимать на себя бремя повышающейся стоимости ресурсов. Вопрос в том, сколько продлится такое снижение по всей системе, ведь для каждого банка есть свой минимальный уровень маржи, ниже которого он опускаться не может».

Наиболее остро стоит вопрос с рублевой ликвидностью. Валютные источники фондирования за рубежом есть, но они сопряжены с высокими рисками. Как говорит заместитель директора головного отделения по Санкт-Петербургу Северо-Западного банка Сбербанка России Татьяна Логинова, если активнее работать с европейскими партнерами и азиатскими банками, то под экспортные поставки — реально произведенные товары — они средства найдут. «Даже несмотря на проблемы у западных коллег, если это реальный экспорт продукции из их страны в Россию, финансировать они будут. Поэтому ситуация с возможностями привлечения и стоимостью фондирования неоднородная», — поясняет она.

Многое зависит от структуры корпоративного портфеля. Во-первых, в нем должны присутствовать экспортеры. Во-вторых, это валютные займы и кредитовать своего заемщика банку выгодно в аналогичных денежных единицах.

Если же деньги с Запада привлекаются не под конкретную сделку, разместить эти средства на российском рынке оказывается непросто. «Действительно, все уже умеют работать на международных рынках, и если компании занимаются экспортной деятельностью, то можно получить дешевый ресурс на Западе и прокредитовать их, — рассуждает вице-президент МБСП Юрий Манулис. — В ином случае удачно разместить деньги на рынке будет сложно, так как ставки по валютным кредитам низкие и не каждому клиенту можно такой займ выдавать, даже если он готов его взять. Это должно быть предприятие с валютной выручкой, в противном случае мы просто перекладываем на него свои риски».

Намеки регулятора

Банкиры сходятся в том, что ставки по депозитам и кредитам в течение второго полугодия будут увеличиваться и, вероятнее всего, темпы роста стоимости заимствований ускорятся. Подтверждением этого служит и произошедшее в середине сентября повышение Центробанком ставки рефинансирования на 0,25 процентного пункта. С одной стороны, для кредитных организаций это не столь существенно с точки зрения стоимости денег, так как ставка рефинансирования уже не является определяющим фактором в этом вопросе. Стоимость ресурсов и их размещения определяет рынок. С другой стороны, ставка рефинансирования — индикатор для банковского сектора, и регулятор, повышая ее, дает сигнал игрокам: кредитные ставки нужно поднять.

«В середине сентября объявлен очередной раунд количественных смягчений ФРС США, а это значит, что курс рубля поднимается по отношению к доллару, растут мировые цены на нефть, золото и т. д. Для России это выгодно, — констатирует управляющий филиалом Транскредитбанка в Санкт-Петербурге Елена Кондратюк. — Американский регулятор обязался выкупать на 40 млрд долларов в месяц долговых обязательств ипотечных бумаг, чтобы накачать экономику деньгами и, соответственно, оставить свою ставку в районе нуля, причем до 2015 года. Это означает, что деньги в США дешевеют. У нас же ставка на 0,25 процентного пункта была поднята, то есть деньги становятся дороже. Это связано и с инфляционными процессами: на 10 сентября уровень инфляции составил 6,3%, что превысило показатели, заложенные на 2012 год. Вероятно, повышением ставки наш регулятор стремится удержать инфляцию».

Однозначного мнения по поводу того, какие цели преследует Центробанк, приняв такое решение, у участников круглого стола нет. Например, Юрий Манулис полагает, что регулятор хочет привести спрос и предложение на рынке в состояние равновесия. «Маржа у многих банков близится к минимуму — к этому привела жесткая борьба за качественных клиентов, число которых не увеличивается, — аргументирует он. — Объем длинных пассивов в системе также не растет, и многие банки идут на то, что берут сравнительно недорогие короткие деньги у ЦБ и кредитуют ими заемщиков, таким образом участвуя в конкурентной борьбе. Подобные шаги, да еще при минимальной марже, создают высокие риски».

Центробанк напитывает рынок короткими деньгами через РЕПО и ломбардные займы, но, повысив ставку, напоминает, что эти деньги на то и короткие, что цена их может меняться. Это должно стимулировать кредитные организации, с одной стороны, привлекать более длинные ресурсы, с другой — задуматься о маржинальности. С минимальной маржой можно работать только при абсолютной стабильности и уверенности в ставках завтрашнего дня. «У нас этого нет, поэтому нужно увеличивать маржу, на что и намекает ЦБ. Нужно немного остудить процесс кредитования, снизить градус конкуренции. Одновременно дается посыл предприятиям задуматься, смогут ли они в условиях снижения спроса получить прибыль от сбыта продукции или реализации проектов, при том что на сегодня недорогой кредит в перспективе может подорожать», — добавляет Манулис. Иначе при дальнейшем отсутствии роста экономики стоит ожидать увеличения объема «плохих» долгов в системе. А для резервирования под такие ссуды прибыли будет недостаточно, потому что маржа низкая.

Не только по крупному

Стоит ли сдерживать темпы кредитования — спорный вопрос. Не пускать деньги в экономику — мера, которая на короткий период поможет банкам, снизит нагрузку на капитал, позволит небольшим кредитным организациям выровнять свои нормативы, признает Татьяна Логинова. Но это краткосрочная стратегия. «Как при таком подходе банки и предприятия смогут дальше развиваться и существовать?» — спрашивает она.

Банкиры согласны с тем, что, несмотря на трудности и высокие риски, наращивать портфели все же нужно, а для этого следует искать наиболее перспективные ниши. Конкуренция за качественного заемщика и без того высока, тем более что почти все крупные промышленные предприятия уже обслуживаются в банках из Топ-10.

«Количество надежных заемщиков не увеличивается. Новых производств в городе создается мало, не стоит питать иллюзий, что в ближайшей перспективе нас ждет инвестиционный бум, — убежден директор Санкт-Петербургского филиала Банка Москвы Александр Волков. — Не так сильно наша экономика зависит от того, сколько денег вливают банки в промышленность. Средств в экономике достаточно, о чем свидетельствует большой отток капитала из страны. Низкая инвестактивность промышленности объясняется целым рядом причин, которые не зависят от банков. Хорошо себя чувствуют только те предприятия, которые связаны с государственными заказами. О рыночных компаниях этого сказать не могу».

Одной из наиболее перспективных аудиторий многие банки считают малый и средний бизнес (МСБ). Во-первых, таких клиентов количественно больше, нежели крупных, во-вторых, эти компании не имеют возможности самостоятельно привлекать средства за рубежом, в отличие от мощных холдингов. «В этом году мы планируем увеличить объемы кредитования МСБ более чем в два раза. По нашим наблюдениям, средний и малый бизнес готов вкладывать в развитие — компании открывают дочерние фирмы, вокруг них формируются цепочки контрагентов», — говорит вице-президент, управляющий филиалом ВТБ24 в Санкт-Петербурге Михаил Иоффе.

Конечно, риски при кредитовании МСБ выше, чем при работе с крупными заемщиками, зато и маржинальность здесь больше. Кроме того, риски можно минимизировать. «Например, у Сбербанка запущена целевая программа «Индустриализация. Версия 3.0», в рамках которой активно используются инструменты проектного финансирования предприятий, которые организуются в формате индустриальных парков. Это в основном средние компании, но и малый бизнес может претендовать на такое проектное обслуживание, — замечает Логинова. — Главное, чтобы у бизнеса были действительно стоящая идея и новая технология, или не новая, но востребованная».

Проектное финансирование предполагает и десятилетние сроки кредитов. Это также сопряжено с большими рисками, но, по словам Татьяны Логиновой, банк ведет постоянный контроль за использованием выделенных средств и финансовым положением компании. Кроме того, десять лет — горизонт, при котором краткосрочные колебания и кризисы нивелируются. А небольшому предприятию, которое действительно пытается развиваться, запускать новую услугу или продукт, такой период необходим как воздух. «Кредитовать подобный бизнес на три-пять лет — значит действительно создать невозвратный долг. Если это здоровое предпринимательство, то десять лет — оптимальный срок», — уверена она.

Конкуренция в сегменте МСБ будет усиливаться, в частности, и потому, что здесь могут более успешно конкурировать средние и небольшие банки, не способные биться за крупных заемщиков с первой двадцаткой. «Мы ориентированы в своей стратегии на равномерное развитие — корпоративное кредитование, розничное кредитование и кредитование малого и среднего бизнеса. Сейчас мы ориентируемся на качественный органический рост, например намерены нарастить портфель по МСБ на 15—20% по итогам года, — рассказывает заместитель управляющего филиалом Абсолют Банка в Санкт-Петербурге Андрей Рублев. — Для нас этот сегмент коммерческого бизнеса один из ключевых — это ниша, где мы способны конкурировать с госбанками, более оперативны в принятии решений и способны предложить индивидуальный подход».

Большая розница

Наибольший оптимизм банкирам внушает розница. По статистике ЦБ, объем розничных кредитов в стране за первое полугодие увеличился на 18%, банки СЗФО в январе-июне выдали физическим лицам кредитов на сумму 337 млрд рублей, что на 47% выше показателей аналогичного периода прошлого года. По мнению банкиров, бурный рост розницы связан как с эффектом отложенного спроса, так и с особенностями менталитета.

«В России, несмотря на наличие тревожных ожиданий кризиса, население активно занимает и покупает. Уровень потребления растет. Отчасти и потому, что люди опасаются, что ставки поднимутся, доходы сократятся. Они стремятся вложить существующие ресурсы в товар, который может в ближайшее время подорожать. В отличие от Европы, которая стала экономить и будет делать это и дальше, наше население верит в товары и не верит в деньги, понимая, что инфляция может нивелировать эффект от накоплений», — размышляет Елена Кондратюк.

Тем не менее у ряда экспертов вызывают опасения высокие темпы развития розницы, так как они значительно опережают рост доходов населения. Так, по данным Росстата, реальные располагаемые денежные доходы в июле 2012-го по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года увеличились на 2,2%, а за первое полугодие 2012-го — на 2,9%. Ожидается, что в 2012 году они вырастут на 4,4% (до кризиса 2008-го прирост этого показателя составлял 12—13% в год). Такая ситуация может грозить банкирам увеличением доли «плохих» долгов.

Однако, на взгляд Михаила Иоффе, опасность преувеличена. «Это как средняя температура по больнице: доходы населения выросли на 3%. Но в одном сегменте они могли увеличиться на 50, а в другом — сократиться на 20%. По нашим прогнозам, в этом году розничный рынок прибавит 30—35%, — поясняет он. — Что касается «плохих» долгов, то заемщики в СЗФО, как показал опыт 2008 года, очень дисциплинированные. Тогда лавинообразного роста просрочки по ссудам физлиц, который привел бы банки на грань краха, не наблюдалось. Кроме того, нужно понимать, что банки учли уроки того кризиса и теперь по-другому оценивают заемщика, скорректировали скорринговые программы, создали подразделения, которые занимаются работой с «плохими» долгами. Мы не видим диссонанса в том, что доходы в среднем увеличиваются медленнее, чем рынок потребительского кредитования».

Одним из наименее рискованных сегментов розницы банкиры называют ипотеку. Прежде всего потому, что это кредиты, обеспеченные ликвидными залогами. «Если в экономике сложится ситуация, когда большое число людей ощутят проблемы с доходами и выплатами ипотечных кредитов, у банков останется обеспечение в виде недвижимости, — комментирует Иоффе. — И даже если цены на жилье упадут, в краткосрочной перспективе они все равно отыграют снижение. В этом году мы отмечаем высокий рост объема ипотечных сделок, а просроченная задолженность по ипотеке только снижается. Кроме того, на рынке стало значительно меньше инвестиционных денег, когда люди покупали несколько квартир в расчете заработать. Это тоже снижает риски банков, так как в кризис весомая доля проблемной задолженности пришлась именно на этот сегмент заемщиков».

Ипотечные кредиты останутся лучшей частью розничного портфеля при любом развитии экономической ситуации, убеждены участники круглого стола. И дело не только в ликвидном залоге: ведь банки все же не девелоперы и заинтересованы в возврате кредита больше, чем в приобретении непрофильных активов. «Психология ипотечных заемщиков такова, что только в самом крайнем случае они могут допустить просрочку по кредиту и делают все возможное, чтобы этого не произошло. Да и банки до последнего работают с заемщиком, идут навстречу: все-таки кредитные организации — это не агентство недвижимости», — подтверждает Андрей Рублев.

Потенциально опасны

Экономические угрозы приводят к тому, что толерантность банков к рискам снижается. «Мы не планируем уменьшать объемы кредитования, но будем тщательнее подходить к их оценке, — рассказывает Елена Кондратюк. — Ограничений по отраслям не устанавливаем — оцениваем конкретное предприятие, анализируем, каковы его показатели по сравнению со средними значениями в отрасли, и решаем, какой рейтинг надежности ему присвоить».

И все же есть ряд потенциально более рисковых отраслей. Владислав Трофимов причисляет к ним импортеров мясного сырья и фруктов, поскольку в кризис довольно много таких предприятий испытали серьезные проблемы. «Это и целлюлозно-бумажная промышленность, где у нашего банка серьезные позиции: мы видим, что мировая конъюнктура не очень благоприятна для этих предприятий, — продолжает он. — Под пристальным вниманием лесозаготовительная отрасль. Потенциально высокому риску подвержены сбытовые энергетические компании — в этой сфере также наблюдается ухудшение финансового состояния участников рынка».

В качестве наиболее перспективных отраслей банкиры называют оборонно-промышленный комплекс в связи с мощной госпрограммой перевооружений, инфраструктурные проекты, в том числе на основе государственно-частного партнерства, транспортную отрасль и сетевой ритейл. «Особо отмечу высокий потенциал в сфере кредитования предприятий жилищно-коммунального хозяйства, — добавляет Александр Волков. — Во-первых, у них есть стабильный источник погашения займов, так как коммунальные платежи никто не отменял, во-вторых, фонды ЖКХ сильно изношены, им необходим серьезный ремонт. Мы намерены сделать акцент на работе с этим рынком».

Ложка меда

Год назад «Эксперт Северо-Запад» также собирал топ-менеджеров банков СЗФО, и дискуссия тогда тоже сконцентрировалась вокруг кризисных ожиданий. Однако тон беседы все же был более пессимистичным. В частности, банкиры предполагали, что им придется сдерживать рост корпоративных портфелей, вызывала беспокойство вероятность роста «плохих» долгов. Сейчас высказывания более позитивные — кредитные организации не намерены снижать темпы прироста объемов выдачи, по крайней мере пока.

«Мы являемся быстрорастущим банком, и планы по приросту основных показателей у нас большие, но, конечно, амбиции нужно сопоставлять с существующими рисками, — говорит заместитель председателя правления Банка БФА Вячеслав Пирогов. — Во многих банках ужесточается риск-менеджмент, мы следуем за рынком, анализируем рисковый профиль заемщика, стараясь кредитовать предприятия со средним и низким уровнями риска. Однако у отечественных банков есть существенное преимущество перед западными коллегами: мы развивались и развиваемся практически в постоянном состоянии кризиса. На протяжении всего существования российской банковской системы она живет в ожидании. Поэтому у нас есть и опыт выживания в таких условиях, и определенный иммунитет».

Признавая, что статистика и по росту промышленного производства, и по корпоративным портфелям не вполне позитивна, участники круглого стола сошлись во мнении, что это все-таки лучше, чем ничего. «Ситуацию нужно анализировать через призму того, что происходит в мировой экономике. Да, есть негативные сигналы, но ведь компании справляются с трудностями, инвестируют. Не соглашусь, что низкие показатели роста корпоративного кредитования, индекса промышленного производства — однозначно плохо. На фоне того, что происходит в экономике, рост — это уже положительный тренд», — считает Татьяна Логинова.

Демпинг в прошлом

Управляющий филиалом «Северо-Западный» банка «Глобэкс» Ирина Воробьева:

— Первая половина 2012 года характеризуется прежде всего ростом розничного кредитования (динамика приблизилась к докризисным показателям). Мы отмечаем такой положительный момент, как стабильность ставок по потребительскому кредитованию и автокредитованию. Банки перестали демпинговать, определилась рыночная ставка, которая позволяет нивелировать кредитные риски в сегменте автокредитов.

На втором месте по приросту — кредитование малого и среднего бизнеса. Здесь прирост чуть выше, чем в 2011 году, но ожидать большего не приходится. Требования Центрального Банка на сегодняшний день одинаковы как для крупного корпоративного клиента, так и для малого и среднего бизнеса. Однако последний отличается менее прозрачной финансовой отчетностью, менее качественным залоговым обеспечением. Соответственно, банкам приходится создавать повышенные резервы, что влияет на ставки и, конечно, на объем кредитования в этом сегменте.

Что касается сегмента крупного корпоративного кредитования, здесь темпы роста не такие высокие. По нашим прогнозам, к концу года прирост составит в среднем не более 15% по рынку по сравнению с 2011-м. В первую очередь замедление связано с тем, что между банками существует конкуренция за качественных корпоративных заемщиков, которых на рынке осталось не так много. Значительно уменьшилось и количество инвестиционных проектов у частных компаний. Однако намечается рост в сегментах дорожного строительства и оборонно-промышленного комплекса, где есть федеральные заказы.

Одним из трендов 2012 года можно считать активное развитие государственных программ модернизации, инновации и энергоэффективности, направленных на поддержку малого и среднего бизнеса. В рамках этих программ предоставляются долгосрочные ресурсы по стабильным ставкам сроком на пять-семь лет (и это при том, что в обычных ситуациях банки неохотно дают кредиты даже на три года). «Глобэкс», банк с государственным участием, также предлагает своим клиентам подобные программы, финансируемые Внешэкономбанком.

Ольга ВЕЛИКАНОВА