Спрос на рост

30.04.2010 21:00

Минфин, Минэкономразвития и ЦБ поспорили о потенциале роста экономики и о необходимости государственного стимулирования

Замедление экономики «вселяет беспокойство», заявил на совещании президент Владимир Путин. Надо проанализировать, исчерпало государство возможности стимулирования спроса или, напротив, на фоне европейской рецессии требуются дополнительные бюджетные и монетарные стимулы, сделал он поручение, сославшись на мнение экспертов, считающих, что рост России достиг потолка. Когда производственные мощности задействованы почти полностью, безработица низка, то дополнительная поддержка спроса приведет к росту не экономики, а цен.

Заявленных инвестпланов, в том числе вложения 100 млрд руб. фонда национального благосостояния в инфраструктуру, анализ пока не касается: Путин поручил ускорить создание Росфинагентства, которое будет контролировать эти вложения. Он также подтвердил необходимость придерживаться ограничивающего рост госрасходов бюджетного правила, а ресурсы для госинвестиций изыскивать путем повышения эффективности прочих расходов.

Внутренний спрос — основная опора роста экономики (см. график), но его темпы замедляются, а вместе с ними и экономика: по оценке Минэкономразвития, в 2012 г. рост составил 3,6% против 4,3% годом ранее. В то же время для выполнения бюджетных обязательств России необходимы темпы не ниже 4%, посчитали в Минэкономразвития. Премьер Дмитрий Медведев, выступая на Гайдаровском форуме, поднял планку еще выше, заявив основной целью правительства на ближайший период обеспечение устойчивой траектории роста не ниже 5%.

Представители главных макроэкономических ведомств разошлись во взглядах на необходимость стимулов. Все страны уже поняли, что без сокращения гособязательств рост экономики невозможен, заявил министр финансов Антон Силуанов. Инвесторы просто не идут в экономику с высоким госдолгом — он чреват либо повышением налогов, либо ослаблением денежно-кредитной политики, в итоге отдача на инвестиции может быть сомнительна. «Коллеги! Да, у нас нет дефицита [бюджета], но большая зависимость от конъюнктурных доходов», — напомнил министр. Доля нефтегазовых доходов в бюджете достигла 50%, а ненефтегазовый дефицит в 2012 г. вырос на 1 п. п. до 10,6% ВВП. «Наша задача — повысить конкурентоспособность экономики, а повышением госрасходов этого не сделаешь», — указал Силуанов. Да и бюджетная поддержка экономики не так уж мала: 1,8 трлн руб. из 13 трлн госрасходов, но вопрос в том, будут госинвестиции стимулом для частных предприятий или пойдут на поддержку неэффективных.

В России фактический рост примерно соответствует потенциальному при данных общественных институтах и структуре экономики, сообщил первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев, а значит, необходимости в смягчении монетарной политики нет. Допрасходы тоже не приведут к качественному экономическому росту, но создадут большие риски, которые «имеют свойство переходить с бухгалтерских балансов в жизнь и критическим образом ее изменять», поддержал он Силуанова.

В Минэкономразвития, напротив, считают, что темпы роста отстают от потенциала примерно на одну пятую, т. е. «нормальный» для России рост — примерно 4,5%. И загрузка мощностей, и потенциал рабочей силы используются не полностью — выпуск можно увеличить еще на 15—20%, сказал замминистра экономики Андрей Клепач: «На наш взгляд, нужно смягчать и денежную политику (но сделать ее более избирательной), и бюджетную политику». Темпы в 5% тоже возможны, считает Клепач, но это требует серьезных преобразований, повышающих качество и конкурентоспособность российской продукции, и смягчения бюджетного правила, что повысит инвестиции государства, в том числе в человеческий капитал. На это сделана ставка в оптимистичном варианте прогноза Минэкономразвития: в течение восьми лет темпы экономики подходят к 5% и даже выше.

Большинство опрошенных «Ведомостями» экономистов считают, что текущий потенциальный тренд — примерно 3%, и все отмечают, что колебания зависят от внешнего мира. Как показал консенсус-прогноз, при сохранении текущей ситуации рост в 2013 г. может составить 3—3,5%, при улучшении ситуации на мировых рынках — 4%, при ухудшении — 2%. Для обретения более устойчивых — и потенциально более высоких — темпов необходимы реформы, но, даже если они будут запущены, эффект скажется через несколько лет, отмечает Александр Морозов из HSBC. Пока никакого прорыва нет, что обусловлено в том числе политическими причинами, заключает Владимир Тихомиров из ФК «Открытие».

Ольга КУВШИНОВА