Создание Росфинагентства — сигнал неэффективным собственникам

08.09.2010 07:25

У идеи Росфинагентства, которое займется вложением государственных средств в акции российских компаний, закон о создании которого Госдума приняла в первом чтении, есть и плюсы, и минусы. С одной стороны, средства, накапливаемые в Резервном фонде и Фонде национального благосостояния, сейчас изъяты из экономики, а с помощью новой структуры будут в нее возвращены. Их стерилизация была осмысленной в докризисные годы при высоких темпах инфляции и притока капитала.

Сейчас ситуация другая. Темпы роста экономики замедлились — в прошлом году рост составил 3,5%; а рост инвестиций существенно ниже докризисного уровня — 6,7%. Поэтому решение задействовать государственные деньги для финансирования проектов внутри страны выглядит адекватным новым условиям.

Да и среда, с точки зрения инфляционных трендов, сейчас оптимальная: мировая дефляция создает минимальное инфляционное давление в России. Замедление экономики также говорит о том, что дополнительные проекты не помешают с точки зрения поддержания экономической активности.

Создание Росфинагентства — это сигнал, что у государства появляются другие приоритеты в отношении использования резервных денег. Чем меньше компании будут делать ставку на госпомощь, тем больше они будут брать ответственности за свою работу. Есть неэффективные и крупные игроки, и если у них не будет доступа к дешевым деньгам, они вынуждены будут становиться более эффективными под давлением рынка.

С другой стороны, и это минус, возникает сомнение: насколько успешно будет реализована эта идея? В России очень сложно контролировать использование средств ведомствами, поэтому вполне возможно, что они могут быть вложены не самым эффективным образом. Не факт, что агентство так же хорошо, как частные инвесторы, будет транслировать менеджменту настроения рынка. Роль рынка будет снижена, так крупный игрок, управляющий государственными сбережениями, скорее всего будет стратегическим инвестором, и ждать от него гибкости не надо. Есть достаточно много проблемных активов, которые нужно поддерживать. А реализация проекта по созданию Росфинагентства может привести к тому, что эти деньги будут конкурировать с другими капиталами за очень надежные активы. Конечные управляющие этими средствами будут заинтересованы в ликвидности, в том, чтобы вкладывать деньги в крупные проекты и компании с прозрачной четкой структурой и финансовыми показателями. Не надо строить иллюзий, что средства могут пойти в акции некрупных частных компаний. Решение об инвестировании государственных средств в таком формате будет поддерживать ту модель экономики, которая у нас сложилась.

Вложение средств внутри страны — это фактически сокращение сроков, на которые они размещаются. Пока деньги стерилизованы в рублях или в виде валютных активов за рубежом, это длинные деньги, которые могут быть использованы в нужный момент. Как только средства вкладываются в российский рынок, их срочность значительно уменьшается. Если же средства будут отданы под управление и вложены в рынок, то в момент кризиса их нельзя будет изъять, они уже будут работать в экономике. В этом есть смысл. Наличие бюджетных ресурсов к 2008 году сформировало в ряде компаний такие настроения, что в случае кризиса всегда можно рассчитывать на государственную поддержку. Теперь же государство говорит, что не готово тратить деньги на покрытие убытков недобросовестных менеджеров или собственников, но хочет давать деньги на финансирование проектов, связанных с ростом.

Наталия ОРЛОВА