Социальность в процентах годовых

23.02.2013 16:22

В банковском регулировании проявилась политическая воля

С точки зрения регулирования и надзора на банковском рынке уходящий год оказался довольно неожиданным. Приятных и не слишком неожиданностей было примерно поровну. Но, похоже, что в итоге социальный и политический аспект возобладали над бизнес-интересами.

2012 год, в отличие от нескольких прошлых лет, обошелся без громких отзывов лицензий. Межпромбанков, банков Москвы, АМТ-банков, банков Матвея Урина и многих миллиардов выведенных из банков средств в 2012 году не обнаружилось. Даже многие небольшие банки, подозревавшиеся в проблемности, в значительной своей части выстояли и, вопреки прогнозам о скором конце, лицензии сохранили.

Поутихла, вопреки ожиданиям, и главная «головная боль» Агентства по страхованию вкладов последних лет — дробильщики депозитов. Настолько, видимо, что поправки к закону о страховании вкладов, направленные на борьбу с ними, решили и вовсе отозвать. Не жаловались банкиры, против обыкновения, и на ужесточение антиотмывочного законодательства и штрафы за его нарушение: видимо, привыкли.

Зато совершенно непривычной для участников рынка стала регулятивная активность Банка России в сегменте, ранее не привлекавшем его особого внимания. Росту потребительского кредитования (более 40% в годовом выражении) ЦБ сопротивляется так, как с потребкредитами в лучшие свои годы не боролся Роспотребнадзор. В 2012 году банки получили целый набор страшилок от регулятора, предостерегающих от излишней активности в необеспеченной рознице. Они варьируются от двукратного повышения резервов по минимально просроченным (то есть практически «хорошим») кредитам до кратного повышения коэффициентов риска по «потребам» с высокими ставками. То есть банкам дали однозначный сигнал: расти хватит, запасайте капитал. Попытки глав пяти крупнейших игроков в этом сегменте достичь компромисса своих бизнес-интересов и сопряженных с ними социальных рисков дали очень условный результат. Впрочем, и «рубить» банкам предновогодний сезон ЦБ не стал: ужесточения на предпраздничные распродажи дорогих кредитов практически не распространились.

Вообще, социальный аспект, от которого Банку России в предыдущие годы как-то удавалось более или менее абстрагироваться, в 2012 году проявился особенно ярко. Кроме борьбы с закредитованностью населения проявлением этого тренда стало принципиальное решение о повышении страхового возмещения по вкладам с 700 тыс. до 1 млн руб. За такое решение несколько неожиданно для всех высказались сразу два крупных финансовых руководителя — ЦБ и АСВ. Впрочем, несмотря на отсутствие ярых противников внекризисного повышения страховки, окончательно решение не закреплено, а значит, неизвестны и сроки его реализации. При этом, учитывая отсутствие единства между регуляторами, экспертами и участниками рынка о том, что противопоставить рискам перетока вкладчиков в банки с рискованной политикой на фоне повышения госстраховки, может оказаться, что повысятся и страховка, и риски.

В такой ситуации участники рынка не исключают, что, несмотря на логично выстроенное обоснование повышения возмещения по вкладам (включающее доводы об инфляции, росте доходов и т. п.), этот довольно популистский ход мог быть сделан в чьих-то политических интересах. Дополнительно на эту мысль наводит скоропостижная отставка — почти за год до окончания контракта — бессменного главы АСВ Александра Турбанова, место которого займет депутат Юрий Исаев. Эту отставку, пожалуй, можно отнести к числу самых несуразных событий года на финансовом рынке.

Светлана ДЕМЕНТЬЕВА