Сколько еще пенсионных реформ нас ожидает

30.10.2011 15:58

Расчеты чиновников, что граждане начнут добровольно копить на пенсию, вряд ли оправдаются

Не прошло и двух лет после последней пенсионной реформы, проведенной в 2010 году, а правительство уже готовит новые серьезные изменения в пенсионном хозяйстве. Они действительно необходимы, прежде всего потому, что нас, как и все без исключения страны мира, ожидает старение населения. Если сегодня на 100 работников, уплачивающих взносы, приходится 87 пенсионеров, то уже к 2030 году их число сравняется, и затем соотношение продолжит расти. К 2050 году на 100 работников будет приходиться уже 135 пенсионеров. Без реформ доходы пенсионеров начнут падать по сравнению с зарплатой (хотя по покупательной способности они и будут увеличиваться). Другая опасность — правительство решит поддержать уровень пенсий, просто направляя в Пенсионный фонд все новые средства.

Но тогда деньги будут отвлекаться от других не менее важных задач — таких как развитие здравоохранения или образования.

В проекте новой реформы, подготовленном Министерством труда и социальной защиты, признается серьезность демографической угрозы. Но, к сожалению, анализ показывает, что предлагаемые меры недостаточны для решения проблемы старения. Более того, некоторые из них создают дополнительные риски. Это касается, например, реформы накопительной части пенсий. Здесь предлагается, во-первых, передать часть взносов в распределительную систему, а во-вторых, предоставить работникам выбор, направлять оставшуюся часть средств либо в накопительную либо в распределительную систему. Причем в первом случае, вероятно, потребуется дополнительно вносить еще 2% заработка. В результате накопительная система окажется если не свернута, то серьезно сокращена. Что это означает для пенсионеров и что значит для экономики в целом?

Пенсионеры теряют серьезный дополнительный источник доходов. Накопленные на индивидуальных счетах средства с учетом ежегодных поступлений от инвестирования могли бы компенсировать будущее ухудшение баланса между числом работников и пенсионеров. Экономика теряет источник «длинных денег», на нехватку которых так часто жалуется бизнес. Минтруда объясняет свое предложение тем, что доходность пенсионных накоплений была низкой, заметно отставала от темпов инфляции. Можно согласиться с тем, что такая ситуация делает накопления бессмысленными, однако сначала нужно разобраться, почему она сложилась и не может ли быть изменена? Опыт других стран показывает, что в среднем за длительный срок практически во всех странах доходность пенсионных накоплений существенно превышала инфляцию. Скажем, в Бразилии превышение составляло 6% годовых, Казахстане — 8%, Польше — 9%, Аргентине — 10%. Судя по этим данным, проблемы не в накопительной системе, а в способах управления средствами, которые установило наше правительство. Притом это не самая сложная задача из тех, которые нужно решить для создания у нас успешной экономики, ведь с ней справились все, даже не самые продвинутые страны.

Логично предположить, что сейчас, когда не отработаны новые правила игры и доходность накоплений низка, немногие выберут участие в накопительной системе. Соответственно ПФР получит дополнительные средства, облегчив себе жизнь сегодня, но увеличатся и пенсионные обязательства перед сегодняшними работниками. Однако по мере развития финансовых рынков и расширения круга инструментов для инвестирования пенсионных денег, все большее число граждан будет проявлять интерес к накоплениям (как постепенно все большее их число переводило свои деньги из государственной управляющей компании ВЭБ в негосударственные). Тем самым к моменту, когда придет время расплачиваться по увеличившимся пенсионным обязательствам, средств для этого у ПФР окажется не больше, а меньше.

Позиция правительства по накопительным пенсиям вызывает много вопросов. Нужны ли нашей экономике инвестиции? Есть ли сферы применения, где они могут окупаться и приносить ощутимую прибыль? Если такие места есть, то почему правительство добровольно отказывается от серьезного источника особо ценных — долгосрочных — инвестиционных ресурсов? Если капиталу в нашей экономике нет приложений, то каким образом мы намерены (в соответствии с указом президента от 7 мая) наращивать уровень инвестиций, доведя его до 27% ВВП к 2018 году? И как будут решаться все другие поставленные задачи: создание к 2020 году 25 млн высокопроизводительных рабочих мест, увеличение за семь лет производительности труда в 1,5 раза, повышение доли продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей?

Министерство труда предполагает, что место обязательных накоплений займет добровольное частное и корпоративное пенсионное страхование. Думаю, здесь желаемое выдается за действительное: даже среди наиболее развитых стран, имеющих значительно более зрелые финансовые рынки и несопоставимо более высокую финансовую грамотность населения, лишь в единичных случаях добровольные пенсии играют заметную роль.

Иногда можно услышать: «Зачем нам беспокоиться о том, какими будут пенсии через два или три десятилетия, когда у нас и сегодня немало серьезнейших проблем». Это глубоко ошибочная позиция. Во-первых, получателями пенсий в это время будут сегодняшние пенсионеры и работники и правительство обязано думать, как обеспечить им достойную пенсию. А во-вторых, если мы не будем заботиться о своих перспективах, то негативные последствия почувствуем очень быстро. Уход от решения пенсионных проблем в условиях старения населения означает, что с большой вероятностью правительству придется решать их самым «простым» способом — за счет увеличения налогов. Собственно, это уже было продемонстрировано, когда в 2011 году были резко повышены ставки социальных взносов. Дружные протесты бизнеса заставили правительство частично смягчить это решение, но прецедент создан. И теперь «дыры» в будущем пенсионном бюджете, как и опасный разрыв между пенсиями и зарплатой, будут восприниматься инвесторами как предвестник повышения налогов, снижающего доходность инвестиционных проектов. Меньше инвестиций — медленнее рост экономики: в проигрыше окажутся и пенсионеры, и остальные граждане.

Так что если правительство не решится на более серьезные меры в пенсионной сфере, нам придется снова и снова возвращаться к реформе. До тех пор пока мы не займемся ей с полной ответственностью и политической волей.

Евсей ГУРВИЧ

Автор — руководитель Экономической экспертной группы, заместитель председателя Общественного совета при Министерстве финансов РФ