Шведские банки в погоне за российскими деньгами

13.03.2013 12:04

Четыре шведских финансовых холдинга в разное время предпринимали попытки выхода на российский банковский рынок. По-настоящему успешная попытка оказалась только у одного из них

Исторически сложилось, что крупнейшими зарубежными инвесторами в российский финансовый сектор стали итальянские и французские финансовые банки: их проекты — «Юникредит банк» и Росбанк стабильно входят в Топ-10 крупнейших кредитных организаций страны. Попытки выхода на российский рынок предприняли и шведские финансовые компании. Впрочем, далеко не все из них оказались успешными.

Как и абсолютное большинство зарубежных инвесторов, шведские компании использовали для выхода на российский рынок стратегию слияний и поглощений. Например, SkandinaviskaEnskildaBanken приобрел Петроэнергобанк и затем переименовал его в «СЭБ Банк».

Шведская HansabankGroup приобрела «Квест-Банк» и затем стала развивать его под брендом Сведбанк. Другой скандинавский инвестор — NordeaGroup купил «ОРГРЭСБанк» и переименовала его в «Нордеа банк».

Схожие стратегии скандинавские инвесторы использовали и в дальнейшем для развития своих приобретений: все три банка сделали ставку на обслуживание корпоративных клиентов и практически не стали развивать розничный сегмент. Основными источниками фондирования стали средства материнских компаний.

Как пишет BFM.Ru, во всех этих сделках есть несколько примечательных моментов. Во-первых, приобретаемые банки оценивались не менее чем вдвое выше, чем имеющийся на тот момент у них капитал. Несмотря на столь высокий мультипликатор, такие инвестиции едва ли были для большинства игроков стратегическими из-за небольшого размера. Например, капитал «Квест-Банка» перед сделкой составлял всего 48 млн рублей, а Петроэнергобанка — 130 млн рублей. Для сравнения, капитал Импэксбанка, приобретенного группой Raiffeisen, перед продажей составлял 6 млрд рублей.

Во-вторых, из-за небольшого размера «СЭБ Банку», и Сведбанку с самого начала требовались значительные инвестиции для развития, единственными источниками которых могли стать средства от головных компаний. Но ни в том, ни в другом случае этого не произошло.

«Россия не является для Swedbank домашним рынком, мы пришли сюда вслед за своими клиентами. Мы довольны работой российского офиса, но не строим планов по дальнейшей экспансии на российский рынок», — подтверждает представитель Сведбанка.

В итоге, хотя оба банка по-прежнему работают, их едва ли можно назвать крупными игроками и по величине активов они находятся за пределами первой сотни.

Еще одной не слишком удачной попыткой выхода шведских инвесторов на российской рынок стала история «СвенскаХандельсбанкена». Банк был создан с нуля SvenskaHandelsbanken на базе местного подразделения, открытого еще в Советском Союзе.

Кредитная организация позиционировала «дочку», как банк, обслуживающий российские подразделения зарубежных компаний. Отчасти из-за кризиса такая стратегия себя не оправдала и в сентябре 2012 года SvenskaHandelsbanken обратилась к Центральному банку России с просьбой аннулировать лицензию. Регулятор просьбу удовлетворил.

Инвестиции с нордическим характером

Особняком на этом фоне стоит «ОРГРЭСБанк», приобретенный NordeaGroup. Его покупка стала единственным по-настоящему крупным вложением шведских инвесторов в российский финансовый сектор. Сумма сделки составила 9,5 млрд рублей. Буквально через несколько дней, после закрытия сделки, новый инвестор увеличил капитал банка путем допэмисси, а затем провел ребрендинг в Нордеа банк.

Меры себя оправдали. За 2007 год банк вошел в тройку лидеров среди российских кредитных организаций по темпам роста активов. Одновременно у Нордеа банка появились новые клиенты из компаний первого эшелона — ОК «РусАл», Evraz, СУ-155, «Энель ОГК-5» и др. Кредитование крупного и среднего бизнеса до сих пор остается основным направлением деятельности банка.

Такая стратегия имеет как свои плюсы, так и минусы. С одной стороны процентная маржа банка уступает конкурентам. По оценкам экспертов, у Нордеа банка этот показатель может составлять 4—5%. (Сама кредитная организация официально своей процентной маржи не раскрывает). Для сравнения, у банков, работающих на рынке потребительского кредитования, показатель может составлять 10% и более. Зато и просрочка у Нордеа банка ниже и составляет 1,1%,в то время как у розничных банков она может достигать 4—5%.

Руководство группы довольно тем, как развивается российское подразделение, заявил BFM.ru председатель правления Нордеа банка Игорь Буланцев. «Группа Nordea, по сути, сама является результатом очень долгой запланированной череды слияний. И, конечно, выход на новый рынок был стратегическим шагом. Российский банк приносит прибыль, несмотря на конкуренции, повышение требований регулятора к финансовой устойчивости банков», — отмечает топ-менеджер.

Сейчас активы Нордеа банк составляют более 274 млрд рублей и по этому показателю он входит в top-25 в России. В масштабах всей Nordea Group это достаточно небольшая величина. Доля российского подразделения в активах и прибыли головной компании составляет лишь 1% и 2,4% соответственно.

«Российский бизнес для Nordea в большей степени инвестиция на перспективу. Отечественный финансовый сектор по-прежнему отстает в развитии даже от стран Восточной Европы и покупка местного банка стала для шведского инвестора своеобразным опционом на будущее», — отмечает аналитик ИК «Совлинк» Ольга Беленькая. По ее оценкам, с 2007 года средний темп роста активов Нордеа банка составлял 32,8% в год, что более чем вдвое выше темпа роста бизнеса головной компании — 13,5% в год.

Дмитрий ЛАНИН

см.  СЭБ Банк
, Сведбанк
, Нордеа Банк