Семь лет застоя

15.08.2010 11:46

Улучшение макроэкономических показателей России не компенсирует деградацию институтов, инфраструктуры и эффективности рынка: конкурентоспособность страны год от года снижается, следует из рейтинга Всемирного экономического форума (ВЭФ)

В рейтинге глобальной конкурентоспособности ВЭФ Россия заняла 67-е место из 144 стран, за год опустившись на одну строчку. Конкурентоспособность рассматривается как комплекс институтов, политики и практик, определяющих уровень производительности, от которого в свою очередь зависят процветание граждан и норма прибыли от инвестиций.

За этот год в России резко улучшилась макроэкономическая ситуация — по этому показателю она поднялась с 44-го места на 22-е благодаря вышедшему в профицит бюджету и низкому госдолгу. Но это не компенсировало влияния других факторов — слабых институтов (133-е место), неэффективности товарного (134-е) и финансового (130-е) рынков, низкого уровня конкуренции (136-е), обусловленного неэффективной антимонопольной политикой (124-е), высокими таможенными барьерами (137-е) и слабой защитой прав собственности (133-е). Все это способствует крайне неэффективному распределению обширных ресурсов России и препятствует росту производительности, говорится в отчете за 2012 г. Ровно такая же ситуация была год назад: прорыв по макроэкономике в силу быстрого посткризисного восстановления, но снижение в рейтинге из-за ухудшения институциональной среды.

Рейтинг базируется на 111 показателях, объединенных в 12 групп (институты, инфраструктура, технологическое развитие и др.). Итоговый показатель формируется сначала в баллах по 7-балльной шкале, затем страны ранжируются в зависимости от оценки. В 2012 г. в четвертый раз рейтинг возглавила Швейцария (5,72 балла), в тройку лидеров вошли Сингапур и Финляндия.

Оценка России последние шесть лет стабильна — 4,2 балла (кроме 2008 г., когда было 4,3). В 2006 г. это соответствовало 59-му месту, в 2010 г. — 63-му, в 2011 г. — 66-му, место в рейтинге-2012 стало новым антирекордом. Россия по-прежнему ниже Китая (29-е место), Бразилии (48-е), Индии (59-е), а также Казахстана, Чили, Мексики, ЮАР и ряда стран Восточной Европы. Позиция крепкого середнячка (оценка России почти неизменно соответствует среднему баллу рейтинга) оказывается невыгодной, поскольку остальные участники не стоят на месте: все прошлые годы конкурентоспособность развивающихся стран росла (см. инфографику), от коллег по БРИК Россия отставала все сильнее. Можно назвать это стабильностью, можно — застоем, рассуждает партнер Strategy Partners Group, координатор программ ВЭФ Алексей Праздничных. Но есть и тренд, и он отрицательный, отмечает Праздничных: слабые стороны — уровень институтов, конкуренции, финансового рынка — становятся все слабее, сильные почти не улучшаются, в то время как другие страны развиваются более агрессивно.

Сильные стороны России тоже неизменны: помимо низкого госдолга это размер внутреннего рынка (9-е место в мире), распространенность высшего образования (12-е) и количество мобильных телефонов на 100 человек населения (5-е).

Исследование Ernst & Young (EY) инвестиционной привлекательности России, сделанное на основе опроса 208 руководителей международных компаний, подтвердило, что именно это и ценят инвесторы: наиболее привлекательным в России 74% назвали внутренний рынок, 65% — уровень образования, 64% — телекоммуникационную инфраструктуру (все это непривлекательно соответственно для 18, 25 и 23%). На противоположном полюсе — политическая, законодательная и административная среда, непривлекательная для 62% опрошенных (привлекательна для 27%), инициативы правительства по обеспечению устойчивого развития не нравятся 43% (нравятся 35%). Плюсы России для многих нивелируются ее неблагоприятной репутацией как страны, где ведение бизнеса сталкивается с коррупцией, бюрократизмом и непонятными законами, заключает EY.

Иностранные инвестиции не несут в Россию новые технологии — в рейтинге ВЭФ Россия по уровню влияния прямых иностранных инвестиций на технологический прогресс на 135-м месте. Инвесторы ориентированы в основном на внутренний рынок и на ресурсы, считает Праздничных, в отличие, например, от регионов Восточной Европы, обладающих компетенциями, конкурентными в международном масштабе. Поэтому инвесторы развивают там производства, ориентированные на экспорт, а в России — на внутренний рынок, сравнивает он.

Россия обладает огромным потенциалом для роста, приводит EY слова президента группы компаний «Лафарж» в России (производство стройматериалов) Алекса де Валухоффа. Однако ей не удалось преодолеть зависимость от нефти, входной билет на рынок — самый дорогой среди 64 стран, где работает «Лафарж», из-за высокой коррупции и неэффективности, перечисляет он минусы: «У России сохраняются проблемы с имиджем, из-за чего нам крайне сложно быть убедительными на заседаниях советов директоров».

Главным конкурентным преимуществом России 43% назвали нефть и газ, хороший экономический потенциал при этом видят только 5%. Россия и в 2020 г. в глазах инвесторов будет привлекательна прежде всего за счет сырьевых ресурсов, выяснило EY: 56% видят ее лидером энергорынка. Еще 18% видят Россию через восемь лет проигравшей в конкуренции более динамично развивающимся странам, 16% считают, что Россия споткнется о проблемы, связанные с социально-экономической моделью.

Не до конкуренции

ВЭФ, составляя рейтинг, делит страны на пять групп в зависимости от уровня ВВП на душу населения, а факторы конкурентоспособности — на три: базовые условия, эффективность, инновации. Чем страна богаче — тем больше значат эффективность и инновации. Россия отнесена к четвертой группе стран. Их экономика — если судить по доходу — должна переходить на новый уровень конкуренции за счет инноваций, характерный для самых богатых стран. В 2012 г. по уровню базовых условий Россия поднялась с 63-го на 53-е место, немного улучшила эффективность (54-е против 55-го), а по инновационности провалилась на 108-е (было 97-е).

Ольга КУВШИНОВА