С чувством просроченного долга

12.06.2010 23:45

Законопроект о банкротстве физических лиц, о необходимости которого говорят с прошлого века, дошел до Госдумы. Если он превратится в закон, многие долги будут списаны. Впрочем, должники и сегодня могут игнорировать кредиторов — позиции коллекторов все слабее.

В сентябре 2012 года на коллекторском рынке случилось событие из ряда вон выходящее: Столичное коллекторское агентство (СКА), которое входит в десятку крупнейших игроков, публично объявило о массовом прощении части долга неплательщикам. Почти 30 тыс. счастливчиков, оказавшихся в портфеле СКА, получили письма, в которых коллекторское агентство предложило оплатить им задолженность с учетом существенного дисконта — в среднем от 30% до 50% суммы долга.

И хотя в СКА объем списания не называют, можно грубо подсчитать, что с учетом средней рыночной величины банковской просрочки, которую передают коллекторам (30 тыс. руб.), СКА может простить неплательщикам порядка 300—450 млн руб.

До истории с СКА коллекторы преимущественно рассылали клиентам не «письма счастья», а письма с угрозами. По крайней мере, в этом не первый год старается убедить общественность Роспотребнадзор. На сайте этого ведомства можно ознакомиться с письмами граждан, столкнувшихся с работой коллекторов, которые «угрожают жизни, здоровью и изъятием имущества» им и их родственникам.

А СКА разослал добрые письма. И в агентстве говорят, что делали так и раньше. «Мы проводили подобные, хотя и более локальные акции. Это оказалось экономически выгодно, поэтому было решено провести более масштабную акцию»,— поясняет пресс-секретарь СКА Вера Панова логику коллекторов. В СКА поясняют, что речь идет о банковских заемщиках, долги которых коллекторы выкупали в рамках так называемых договоров цессии (переуступка прав требований). Неплательщикам, с которыми СКА работает по агентской схеме, оно не предлагает скидок — простить таким должникам что-нибудь может только сам кредитор, но никак не агентство.

Коллеги по цеху считают акцию СКА небесполезной для репутации всего рынка. Виновником того, что коллекторы выглядят, мягко говоря, неоднозначно, они называют все тот же Роспотребнадзор и лично его главу Геннадия Онищенко. Кропотливыми трудами этого ведомства коллекторский рынок недавно пропустил серьезный удар: в июне 2012 года Верховный суд вынес постановление, которое признало фактически незаконной продажу долга третьему лицу, не имеющему банковской лицензии.

В результате суды общей юрисдикции, ориентируясь на решение ВС РФ, стали отказывать коллекторам в приеме исков по взысканию приобретенных у банков долгов физлиц, признавая такие сделки незаконными. Единственное условие, при котором ВС посчитал продажу долгов возможной,— наличие в договоре банка с заемщиком пункта о том, что банк заранее указал возможность передачи прав долга третьему лицу. Коллекторы утверждают, что на их бизнесе это пока не отразилось. Но то, что шанс должников не платить по долгам постановление ВС явно повысило, на рынке не отрицают. «Это очень удобно, спокойно смотреть на то, как крупнейшие госбанки продают коллекторам портфели просрочек, а другой рукой бить по голове коллекторов, демонстрируя свою социальную ориентированность. Тема-то социально острая: выйди в каком-нибудь регионе с плакатами о беспределе коллекторов. Вот тебе и социальный взрыв, и отличный пиар»,— говорит один из топ-менеджеров крупного коллекторского агентства.

При этом долги граждан, как и прежде, расходятся на рынке как горячие пирожки, несмотря на то что судебная практика складывается явно не в пользу их кредиторов. Так, 12 сентября конкурсная комиссия Сбербанка утвердила список из 18 крупных коллекторских агентств, с которыми банк планирует начать работать со следующего года. В январе этого года СМИ писали о тендере на продажу части просрочки Сбербанка на сумму 10 млрд руб. На вопросы, будет ли банк продавать просрочку или передавать коллекторам по агентской схеме портфель должников и если будет, то на какую сумму, в самом Сбербанке отвечают витиевато: «Речь идет о выборе компаний, к услугам которых при необходимости банк будет обращаться». Но так или иначе, согласно отчетности Сбербанка на 1 июля 2012 года, объем просроченных кредитов составил у него 278 млрд руб. А для банков продажа просрочки крайне важна: банк обязан формировать резервы на возможные потери по ссудам, то есть в случае с просроченным кредитом фактически изымать из бизнеса свои деньги. Это справедливо и по отношению к другим банкам. В 2011 году коллекторы получили долги на 100 млрд руб. Из госбанков первым продал портфель просрочек граждан, который оценивается от 4 млрд до 6 млрд руб., ВТБ 24 еще в 2010 году.

Триллион мечтаний

Впрочем, к услугам коллекторов прибегают не только банки. Так, в сентябре 2011 года МТС первой из тройки лидеров на рынке сотовой связи объявила тендер на выбор коллекторов в рамках пилотного проекта по продаже долгов клиентов. В результате, по данным СМИ, компания Lindorff купила у оператора просрочку 600 тыс. клиентов на сумму около 900 млн руб. Кроме того, коллекторы планировали расширить бизнес за счет неплательщиков по ЖКУ, чьи просрочки Минрегион оценивал в прошлом году почти в 580 млрд руб., а рост тарифов увеличил бы эту сумму в 2012 году еще на 50 млрд руб. Неудивительно, что коллекторы оценивали объемы портфелей просрочек, которые могут получить в этом году, почти в 1 трлн руб. И такие прогнозы выглядели вполне реалистично.

До выпуска постановления ВС, признающего передачу банковских долгов незаконной без указания в договоре такой возможности, суды ориентировались на информационное письмо президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 года. В нем, наоборот, подчеркивалось соответствие законодательству уступки прав требования долга граждан третьими лицами без соблюдения каких-либо дополнительных условий.

Ситуация упрощается для коллекторов благодаря тому, что должники не идут в суды в массовом порядке. Но если это произойдет, дело наверняка примет совсем иной оборот. «На сегодняшний день, по нашим сведениям, еще ни одно коллекторское агентство не возвратило купленный портфель прав требований в связи с признанием сделки цессии недействительной на основании постановления ВС РФ. Однако такой исход событий представляется вполне вероятным в случае негативной позиции президиума ВС по данному вопросу»,— не исключает генеральный директор агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн» Елена Докучаева.

Проблемы взаимодействия должников и кредиторов, включая коллекторов, могли бы быть урегулированы соответствующим законодательством. Идею создания закона, регулирующего коллекторскую деятельность, давно и активно лоббирует Роспотребнадзор. Проект ФЗ «О деятельности по взысканию просроченной задолженности» был разработан Минэкономразвития к лету прошлого года. Однако до Госдумы документ не дошел, попав в Генеральную прокуратуру.

В том, что Генеральная прокуратура способна везде много чего найти, в принципе можно не сомневаться. Но коллекторский рынок, где регулярно случаются громкие скандалы, это особенный случай. В прошлом году журналу «Деньги» даже пришлось выручать одного из абонентов МТС, невольно оказавшегося участником вышеупомянутого пилотного проекта. В разработку коллекторского агентства абонент попал после того, как купил у МТС SIM-карту, как оказалось, принадлежавшую злостному должнику.

Результаты проверки деятельности коллекторских агентств, опубликованные Генпрокуратурой в июле этого года, оказались вполне ожидаемы. Ведомство нашло более 3,5 тыс. нарушений закона, вынесло 967 представлений, объявило 33 предостережения, предъявило 654 иска и привлекло к административной ответственности 645 должностных и юридических лиц, а также возбудило в отношении коллекторов 55 уголовных дел. После этого Генпрокуратура направила в Минэкономразвития свои поправки к законопроекту.

Судьба этого документа, который, по словам президента Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Александра Морозова, находится на доработке в Минэкономразвития, между тем довольно туманна. «По нашей информации, есть вероятность, что в конечном счете мы увидим не единый законопроект, а набор поправок к действующим законам. Каково будет содержание новой версии, пока неясно. Мы ждем, когда документ будет согласован внутри Минэкономразвития и направлен на согласование другим ведомствам»,— говорит Морозов.

Банкрот и гражданин

Гораздо больше шансов, что впервые за долгие годы на рассмотрение депутатов Госдумы попадет законопроект о банкротстве физических лиц. На прошлой неделе документ был направлен на рассмотрение в первом чтении, которое назначено на 26 сентября. Несмотря на то что законопроект получил множество замечаний профильных комитетов и общественной палаты, это, безусловно, сенсация. Впервые о необходимости закона о банкротстве физлиц заговорили еще в прошлом веке. В последние годы СМИ неоднократно писали о том, что вот-вот документ поступит на рассмотрение в Госдуму. Однако за всю более чем десятилетнюю историю своего существования документ не дошел даже до рассмотрения в первом чтении Думы.

Нынешняя версия проекта закона предполагает, что граждане и их кредиторы смогут объявить себя (или должника) банкротами в случае невозможности вернуть долг 50 тыс. руб. Тогда должник сможет реструктурировать долг в течение пяти лет и не потерять при этом последнее жилье и имущество.

На этом особенно настаивает Общественная палата. В своем заключении к документу она выражает обеспокоенность уязвимостью малообеспеченных должников, которые могут лишиться последнего в случае использования недобросовестными лицами процедуры банкротства. В целом же, по данным Общественной палаты, потенциальное число банкротов-физлиц в нашей стране составляет 2 млн человек. И только в первые несколько лет процедура банкротства, по оценкам Федеральной налоговой службы, коснется 200—250 тыс. человек.

Впрочем, правильнее будет оценивать законопроект после первого чтения. А значит, кредиторам и должникам нужно разбираться между собой по старинке. И если с коллекторами должнику не повезло, как в случае с СКА, ему можно смело идти в суд — практика такова, что суды принимают сторону злостного неплательщика.

Более того, благодаря Роспотребнадзору у должников в судебных спорах с кредиторами появился еще один свежий аргумент. «23 июля 2012 года Роспотребнадзор опубликовал письмо, в котором отметил, что условие кредитного договора о праве банка передать полностью или частично права требования по договору третьему лицу можно оспорить по ст. 178 ГК РФ как сделку, совершенную под влиянием заблуждения,— рассказывает советник адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Тугуши.— Иными словами, Роспотребнадзор предлагает заемщикам ссылаться на то, что, подписывая договор, в котором содержится условие переуступки права требования долга третьему лицу — коллектору, заемщик не понимал, что речь идет именно о коллекторе, а не, к примеру, о другом банке».

Мария ГЛУШЕНКОВА