Рубль на доверии

04.04.2013 14:47

К концу 2013 года рубль может укрепиться до уровня 28 руб./$, утверждают авторитетные инвестбанкиры. Помогут война с Ираном, дорогая нефть, количественное смягчение и импортозамещение.

Ставка на укрепление

На прошлой неделе один из крупнейших инвестбанков в мире, Goldman Sachs, удивил весьма оптимистичным прогнозом для России. А главное — тем, что его аналитики ожидают к концу 2013 года укрепления рубля до 28 за доллар.

Рубль укрепляется уже некоторое время: с начала года он прибавил к доллару 3%, а по отношению к евро — всего 1,5%.

Но с пика весенне-летней коррекции на рынках рубль укрепился по отношению к доллару на 10%, по отношению к евро — на 5%. Такая разница в соотношении объясняется динамикой евро по отношению к доллару и укреплением евро на фоне отсрочивания долговых проблем в еврозоне.

В целом за четыре месяца рубль укрепился к бивалютной корзине на 7%. Тенденцию эксперты заметили уже давно. Например, аналитики другого ведущего инвестиционного банка, JP Morgan, еще в начале сентября при долларе 31,6 предлагали открывать короткие позиции с целевым ориентиром на 29,5. Напомним, сейчас курс — 30,7 руб./$. Говорили об укреплении до 30 руб./$, но показатель 28 впервые прозвучал именно в отчете Goldman Sachs.

Аналитики Goldman Sachs полагают, что до конца года рубль останется на существующих уровнях по отношению к доллару, а в следующем году начнет заметно укрепляться. К апрелю 2013 года — до 29,2, к осени — до 28,8 руб./$. Таким образом, годовое укрепление может составить 7%. Главным источником укрепления, если такое и случится, станет дорогая нефть. За первые десять месяцев года средняя цена на нефть марки Brent составила $112 за баррель. Аналитики Goldman Sachs прогнозируют, что в первой половине 2013 года нефть может подорожать до $123, а к концу года — до $130.

Помимо дорогой нефти поддержку рублю должен оказать приток капитала. Авторы прогноза отмечают, что с прохождением острой фазы кризиса инвесторы проявляют все большую готовность к рискам, в том числе в развивающихся странах. Одним из подтверждений стал тот факт, что фондовые индексы развивающихся рынков в третьем квартале росли активнее развитых. Бразильский Bovespa и индийский CNX 100 прибавили почти 10%, за это время американский Dow Jones и британский FTSE 100 выросли всего на 3—4%.

Повод для оптимизма дает и новый раунд количественного смягчения, проведенный ФРС и ЕЦБ по обе стороны океана. В следующем году в мировую финансовую систему вольется несколько триллионов долларов, которые перетекут на фондовые и сырьевые рынки. Должно перепасть и России.

Способствовать притоку капитала может и рост заимствований российских банков и корпораций на международных рынках, тем более что европейский и американские регуляторы держат ставки практически на нулевом уровне (ставка рефинансирования ФРС — 0,25%, ЕЦБ — 0,75% годовых). Если информация о приобретении «Роснефтью» доли российских и британских участников ТНК-ВР подтвердится, такая сделка не обойдется без кредитования, в значительной степени и со стороны пула западных банков. А так как цена вопроса — $55—60 млрд, осуществление только этой сделки способно существенным образом повлиять на отток-приток капитала в счете капитальных операций в торговом балансе.

Российские регуляторы, кстати, ставки, напротив, повышают. ЦБ поднял ставку рефинансирования в середине сентября до 8,25%. И аналитики Goldman Sachs, и многие российские участники рынка уверены, что эта тенденция продолжится. В результате доходность рублевых активов и российских бумаг оказывается выше. Что также по идее должно способствовать притоку капитала и усилению позиций рубля.

В случае дорогой нефти и притока в страну капитала на усиление рубля сыграет и начинающийся в 2013 году уход ЦБ с валютного рынка. Уже со следующего года ЦБ отменит валютные коридоры и фиксированные ограничения курса рубля, а в торги будет вмешиваться только для противодействия шоковым явлениям. Но в условиях макроэкономического штиля приток нефтедолларовой выручки поможет укреплению рубля.

Может усилить рубль и резкое замедление темпов роста импорта. В первой половине 2012 года они выросли всего на 4,5% против 42,7% в такой же период 2011-го. Аналитики Goldman Sachs в качестве причины такого стремительного (фактически в десять раз) замедления называют окончание эффекта посткризисного бума потребления и выход темпов роста импорта на уровень внутреннего спроса.

Впрочем, последнее почти эквивалентно стагнации реальных доходов населения. Но если опять вырастет поток нефтедолларов, а отток капитала сменится притоком, логично было бы ждать и ускорения роста доходов, и возникновения новой волны спроса на импорт.

К другой причине замедления импорта аналитики банка относят импортозамещение. Речь идет о перемещении в Россию иностранных производств, прежде всего автомобилестроения. В качестве примера приводят легковые машины и грузовики, доля которых в импорте снизилась в первой половине 2012 года до 7% с 12% в такой же период 2011-го. Произошло это, отметим, именно благодаря открытию сборочных производств и их выходу на высокий уровень локализации. На прошлой неделе губернатор Калужской области Анатолий Артамонов не без гордости рассказал, что заводы Volkswagen и PCMA уже стали производствами полного цикла.

В не меньшей степени это касается производителей косметики, продуктов питания и средств личной гигиены. По мнению аналитиков Goldman Sachs, импортозамещение продолжится и в 2013 году, что поддержит рубль.

Прогноз в кустах

Прогноз, надо сказать, весьма жизнеутверждающий. И даже оптимистичнее, чем прогнозы российских властей и регуляторов. ЦБ, например, в качестве самого позитивного для экономики сценария на будущий год закладывает цену нефти $121 за баррель. Аналитики Goldman Sachs уверены в $130 к концу 2013 года. Да и в вопросах роста экономики банк куда оптимистичнее правительства — и, похоже, реальности. Если Минэкономразвития ожидает темпы роста ВВП по итогам года на уровне 3,5%, а МВФ — 3,7%, то Goldman Sachs прогнозирует 4,1%. Прогноз Goldman Sachs на 2013 год — 4,3% против прогноза МВФ 3,8%.

Самое хрупкое место в таком оптимизме — уверенность в дорогой нефти. Причем не просто в дорогой, а в растущей. Именно от ее динамики в подавляющей степени зависит курс рубля. На пике коррекции, в мае-июне, когда баррель откатился ниже $100 за баррель, рубль дошел до 33,7 за доллар. При нынешнем уровне $113 рубль укрепился до 30,7.

В качестве главного обоснования дальнейшего подорожания нефти аналитики Goldman Sachs приводят ожидаемое сокращение поставок иранской нефти. К этому можно добавить и ожидания войны с Ираном, перекрытия Персидского залива и новой волны революций на Ближнем Востоке, что отправит нефть к заоблачным уровням.

Причины для такого оптимизма и комплиментарности по отношению к российским властям не вполне ясны, особенно при нависшей угрозе замедления роста мировой экономики. Может, Goldman Sachs знает что-то такое, чего не знаем мы, например что война с Ираном уже решенный вопрос?

Долю сомнений в такой прогноз вносит и то, что не далее как в конце сентября Goldman Sachs выступил практически с обратными заявлениями. Россию наряду со странами Ближнего Востока отнесли к категории высокорисковых стран, которые значительнее всего могут пострадать от изменений в мировой экономике. Причина в двойной зависимости — от экспорта энергоресурсов и импорта продуктов питания.

Не меньше сомнений вызывает и прогноз Goldman Sachs об улучшении ситуации с оттоком капитала. Российские власти регулярно прогнозируют приток, а ЦБ даже при развитии негативного сценария для российской экономики с падением нефтяных цен до $73 за баррель ожидает сокращения оттока. Хотя последний раз приток капитала был в 2007 году, тогда он составил $81,7 млрд. После этого сплошной отток: в 2008 году — $133,9 млрд, в 2009-м — $56,9 млрд, в 2010-м — $38,3 млрд, в 2011-м — $84,2 млрд. И это при дорогой нефти и стабильном курсе рубля.

Впрочем, Goldman Sachs весьма аккуратен в оценках, в отличие российских властей: банк не дает прогнозных значений по размерам притока-оттока капитала в следующем году, а говорит лишь о наметившейся к изменению тенденции. Тем более что, как показывает опыт, показатель этот малопредсказуемый. Но в чем произошло изменение тенденции, понять сложно: в этом году в Минэкономики ожидают, что отток частного капитала снова превысит $80 млрд.

Однако даже если приток капитала в Россию увеличится, надо понимать, что он окажется краткосрочным и спекулятивным по характеру. Количественное смягчение, конечно, поддерживает аппетит инвесторов к развивающимся рынкам, но, как правило, недолгосрочный. Деньги приходят не в качестве инвестиций в производство, основные фонды, новые проекты, а на фондовые и валютные рынки. И при первой же коррекции, вызванной падением сырьевых цен или долговыми проблемами в еврозоне, капитал мгновенно устремляется обратно, своим резким оттоком только усиливая падение на рынках.

Для обычного человека, казалось бы, каждое такое колебание — как минимум нервотрепка. Если верить Goldman Sachs, нервничать не стоит. По крайней мере тем, у кого сбережения в рублях,— можно смело нести их на банковский депозит. Если сейчас положить в банк $100, предусмотрительно переведя их в рубли, через год при доходности 10—12% по рублевым депозитам они превратятся почти в $120. А вот тем, у кого зарплата все еще номинирована в долларах, стоит уговорить начальство стать патриотичнее.

Евгений СИГАЛ