Рост без вины

31.05.2010 14:46

Ни в одном из резонансных случаев аномального поведения котировок крупных компаний проверка ФСФР не выявила манипулирования или инсайдерской торговли

Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) провела проверки, в том числе на предмет выявления возможного манипулирования ценами акций «Роснефти», «Ростелекома», «Алросы» и концерна «Калина», рассказал «Ведомостям» представитель ФСФР. Ни в одном из этих четырех случаев манипулирование не подтвердилось (см. врез).

Котировки акций «Роснефти» и «Калины» значительно росли перед объявлением о важных корпоративных событиях. Бумаги «Роснефти» подскочили на 9% за два дня перед подписанием соглашения о стратегическом партнерстве с ExxonMobil в августе прошлого года. Акции «Калины» в сентябре — октябре 2011 г.

 показали еще более впечатляющий рост — примерно на 75% за две недели перед тем, как стало известно о поглощении компании (82%) Unilever.

Поведение бумаг «Алросы» и «Ростелекома» тоже вызвало много вопросов на рынке. Первые в начале декабря за одну торговую сессию подорожали почти на 40%, потом еще два дня росли примерно такими же темпами, после чего резко упали. Котировки «Ростелекома» — одной из самых ликвидных российских фишек — в июне за один день взлетели на 30% при повышенном объеме торгов. На следующий день рост продолжился при открытии торгов, а затем котировки обвалились.

В случаях с «Роснефтью» и «Калиной» ФСФР запросила данные у бирж и участников рынка, но не обнаружила неправомерного использования инсайдерской информации.

Хорошо, что регулятор пытается изменить ситуацию, проверяет, но инсайд на российском рынке есть — и в больших количествах, а опыта у ФСФР немного, объясняют итоги проверки инвестбанкиры и брокеры. Выявить его очень сложно, признает один из собеседников «Ведомостей»: «Приходит заказ на покупку, а через пару дней становится известно о сделке — вот и думай, что это было», а «лишних вопросов никто старается не задавать».

Непонятно, что не понравилось ФСФР в истории с «Роснефтью», недоумевает трейдер крупного инвестбанка, уверенный, что это «яркий пример чистого инсайда на огромном объеме»: «Бумага очень ликвидная, люди много заработали». А вот сделку с «Калиной» он считает «почти чистой»: акции покупала сама компания и инсайдеров там «практически не было или с небольшими деньгами».

Инсайд инсайду рознь, рассуждает другой инвестбанкир: зачастую грядущее событие настолько очевидно и ожидаемо, что клиенты начинают готовиться к нему заранее. То же с манипулированием, продолжает он: «Есть покупатель, но нет продавцов, бумага сильно вырастает, а сделка, по сути, самая обычная».

В последнее время ситуация улучшилась, рынок стал прозрачнее — например, манипулирования стало меньше, отмечают два собеседника «Ведомостей». Это происходит в том числе и потому, что никто не хочет связываться с регулятором, который очевидно заинтересовался этим вопросом, да и сам рынок стал более прозрачным, отмечает один из них. Жаль, что регулятор никак не предъявит конкретный случай, когда он поймал инсайдера за руку, это помогло бы, говорит другой: «Нужно показать неотвратимость наказания». Участники рынка не понимают, в чем проблема. «Пусть приходят, требуют документы, установить бенефициаров не так уже сложно», — говорит один из них.

Почему не нашли

В ряде случаев не было выявлено «существенных» отклонений при сделках, юридически относящихся к манипулированию, в других при наличии «существенных» отклонений не выполнялись условия отнесения совершенных сделок к манипулированию, отмечает представитель ФСФР. Служба анализирует все значимые изменения основных показателей торгов на российской бирже в соответствии с законом об инсайде. С его применением есть проблемы, но, чтобы его менять, нужно накопить практику по его применению.

Антон ТРИФОНОВ