Россия не хочет подчиняться финансовому диктату США

02.01.2012 20:45

В спорах об американском законе о налогообложении иностранных счетов (FATCA) она нашла поддержку лишь у Бразилии

О том, что члены БРИКС никак не могут определить общую позицию в вопросе о заключении соглашения по применению американского закона о налогообложении иностранных счетов (Foreign Account Tax Compliance Act; FATCA), «Известиям» рассказал источник в Минфине. По закону FATCA, иностранные банки, работающие с американскими налогоплательщиками, должны заключить с Налоговым управлением США (IRS) специальные соглашения, в соответствии с которыми банки обязаны идентифицировать источники средств на счетах граждан США и отчитываться об этом перед IRS. Американские банки давно и регулярно предоставляют сведения о своих клиентах. Теперь предполагается создать систему сбора информации об американских налогоплательщиках в глобальном масштабе. Если это требование не будет исполняться, американские налоговики могут принудительно удерживать 30% от сумм операций с участием американских контрагентов.

Чтобы сократить риски, возникающие при заключении банками прямых соглашений с IRS, некоторые страны (Франция, Великобритания, Германия, Италия, Испания, Нидерланды, Швейцария и Япония) заранее (сам закон заработает с 1 января 2013 года) объявили о намерении заключить с США соглашения по применению FATCA на межгосударственном уровне.

Россия принципиально готова последовать их примеру, вопрос только в том, в какой форме. Как рассказал источник «Известий», в октябре министр финансов Антон Силуанов при личной встрече на заседании МВФ и Всемирного банка в Токио предложил коллеге из США Тимоти Гайтнеру проработать проект многостороннего соглашения под эгидой ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития, в которую входит 34 государства) по аналогии с многосторонней Конвенцией о взаимной административной помощи по налоговым делам. На это Гайтнер сообщил, что считает оптимальной схемой реализации FATCA форму двусторонних соглашений. При этом он подсластил пилюлю, пообещав максимально учесть российские предложения по формату двустороннего соглашения между двумя странами. Эту позицию подтвердила в конце октября на Глобальном форуме по транспарентности в Кейптауне заместитель Гейтнера Манал Корвин. В частном порядке она сообщила российской стороне, что многостороннее сотрудничество возможно только в вопросе разработки единого формата обмена налоговой информацией в автоматическом режиме. А эта работа уже давно идет и в ОЭСР и в ЕС.

Повлиять на позицию США могли бы консолидированные усилия стран-членов БРИКС (группа из пяти быстроразвивающихся стран: Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика), но единения в стане коллег России нет. И в Токио, и в Кейптауне тема обсуждалась с делегациями стран БРИКС. По словам источника в Минфине, Россия оказалась в меньшинстве — ее позицию поддержала лишь Бразилия. Хотя все пять стран согласились, что надо обсуждать возможные последствия вступления FATCA в силу и недовольны американским давлением, только Гвидо Монтега, коллега Антона Силуанова из Бразилии, выразил поддержку многостороннего соглашения. Впоследствии эта позиция неоднократно подтверждалась на разных уровнях.

Индия же, Китай и ЮАР настроены на заключение двусторонних соглашений, как предлагает Америка. По словам источника, чиновники из налоговой администрации Китая заявили, что многостороннее соглашение не решит проблему FATCA, поскольку сами США дали понять, что не намерены вступать ни в какие межправительственные союзы и предпочитают работать тет-а-тет. По словам заместителя гендиректора по международному налогообложению Государственной налоговой администрации Китая Вана Венцина, его правительство уже вовсю готовится к принятию условий, выдвинутых североамериканской стороной.

К Венцину примкнул глава управления международного налогообложения Минфина Индии Санжай Кумар Мишра, который и вовсе считает, что FATCA — «всего лишь маленький шаг в правильном направлении» — а именно, в направлении внедрения стандартов автоматического обмена налоговой информацией. А беспокоит Индию лишь несоразмерность предоставляемых странами друг другу данных — и только это мешает немедленному заключению двустороннего соглашения. Практически то же самое заявлял в Кейптауне глава юридического управления налоговой службы ЮАР Кози Лоув.

Заместитель директора Института Латинской Америки Борис Мартынов уверен, что Китаю, чья экономика уже практически сравнялась с американской по силе и возможностям, и Индии так будет проще наладить равноправный диалог тет-а-тет. А Россия и Бразилия как значительно более слабые участники БРИКС, которые пока не могут рассчитывать на паритет в общении с США, в свою очередь, склоняются к коллективной схеме, внутри которой им будет проще взять переговорное преимущество в том или ином вопросе «весом».

Ситуации, в которых у стран-членов группы БРИКС нет единой выработанной позиции, случаются, хотя бы потому, что это не официальное объединение, говорит Борис Мартынов. Но молчаливый дискурс, направленный на выработку единых позиций, идет постоянно.

— В долгосрочных интересах всего объединения иметь согласованную политику. А накопление противоречий между странами не способствует укреплению позиций блока, — считает Борис Мартынов.

С тем, что действовать в одиночку Китаю и Индии будет легче, не согласен глава Национального платежного совета (НПС) Андрей Емелин.

— Скорее всего, эти страны решили просто пойти по кратчайшему пути, тем более что времени на раздумья осталось совсем мало: определиться с подходом к заключению соглашения нужно уже до конца года, — рассказал Емелин «Известиям».

Концептуальное изменение индивидуальной модели соглашения на многостороннюю было бы совершенно правильным, хотя оно и потребует серьезной проработки с учетом различий в правовом режиме стран, чтобы выработать приемлемое для всех решение, уверен Емелин. При этом многосторонний договор формировал бы унифицированный подход к взаимному обмену информацией между всеми присоединившимися странами. С другой стороны, международная конвенция носила бы более рамочный характер, а частности — такие, как методы сбора фискальной информации, способ ее передачи — решались бы национальным законодательством каждой из стран, к ней присоединившихся. В нынешнем варианте FATCA, будучи национальным законом США, почти не оставляет пространства для маневра для других стран — поэтому этот казалось бы формальный вопрос носит и международно-правовой, и политический характер, причем для всех стран мира, а не только членов БРИКС, говорит руководитель НПС.

У России было время подумать и выступить со своими предложениями на уровне правительств США и России: FATCA был принят более двух лет назад. Но, по словам одного из участников рынка, несмотря на то, что письма с предложением вплотную заняться этой проблемой направлялись к тогдашнему премьеру Владимиру Путину, начиная с 2011 года, руки у кабмина дошли до этого только сейчас. В Минфине сегодня на запрос «Известий» не ответили.

Мария КУНЛЕ