Российский банковский сектор стабилен, но отдельные риски растут

26.08.2011 05:31

Российская банковская система в целом чувствует себя нормально, учитывая позитивный рост, хорошую доходность и стабильное качество активов, а также ограниченные риски рефинансирования. Однако некоторые тенденции, прежде всего бум необеспеченного потребкредитования, снижение капитализации и рост заимствований от государства, вызывают у нашего агентства опасения.

Кроме того, мы отмечаем увеличивающееся расслоение банков по темпам роста, качеству активов и прибыли, в то время как раньше эти показатели в большей степени одинаково отражали экономическую ситуацию. Так, до кризиса многие банки быстро росли, неплохо зарабатывали и мало теряли, а в кризис, наоборот, столкнулись с замедлением роста, снижением прибыли и качества активов. Но на выходе из кризиса не все смогли одинаково хорошо справиться с его последствиями. И в то время как одни все еще заняты решением старых проблем, их более успешные коллеги, воспользовавшись ситуацией, захватывают долю рынка.

Поэтому при рассмотрении основных текущих тенденций нужно иметь в виду, что показатели отдельных банков могут очень сильно отличаться от средних по сектору.

Общий темп кредитования заметно снизился до 15 процентов за 9 месяцев 2012 года в сравнении с 29 процентами за весь прошлый год, что вызвано главным образом двумя причинами. Первая — это давление на капитал, так как после кризиса активы банков росли быстрее, чем они успевали зарабатывать прибыль, да еще и ЦБ с этого года ужесточил методику расчета достаточности капитала. А вторая — дефицит ликвидности из-за замедлившегося притока вкладов, заставляющий банки более активно прибегать к доступным инструментам господдержки, в результате чего даже такой средний по историческим меркам кредитный рост оказался наполовину профинансирован деньгами государства. Мы полагаем, что по итогам года рост составит 15—20 процентов. При этом верхняя граница прогноза достижима в случае увеличения притока вкладов или предоставления банкам дополнительных государственных средств.

Качество кредитов, главным образом корпоративных (их больше 75 процентов), все еще не полностью восстановилось после кризиса, хотя экономическая ситуация остается благоприятной из-за высоких цен на нефть. Доля просрочки в 4,7 процента хотя и не выросла с начала года, но, по нашему мнению, не отражает в полной мере реального положения дел из-за большого объема пролонгаций и взысканного имущества должников и быстрых темпов роста. В этой связи мы оцениваем текущий размер резервов в 7,1 процента от портфеля как недостаточный.

Как было отмечено, за вышеупомянутыми средними цифрами скрывается разнонаправленная динамика. Так, среди госбанков Сбербанк демонстрирует устойчивый рост, в то время как ВТБ и Россельхозбанк отстают и к тому же проигрывают по качеству активов и капитализации. При этом вопрос дополнительного фондирования актуален для всех.

Иностранные банки сдают позиции — большинство лишь незначительно (на 3—5 процентов) выросли с начала года, да и то преимущественно за счет розницы. Среди причин — рост конкуренции за качественных корпоративных заемщиков и, возможно, ограничения по росту активов на групповом уровне.

Среди крупнейших универсальных частных банков сильнейшим, на наш взгляд, является Альфа-Банк, сохраняющий хорошие темпы, притом что конкурировать за наиболее качественных заемщиков ему приходится и с госбанками, и с «иностранцами». Неплохо развивался НОМОС-БАНК, но дальнейшие перспективы становятся более неопределенными из-за продажи ФК «Открытие» и планов по слиянию с ее дочерним банком. У Промсвязьбанка рост сдерживается низкой капитализацией, а УРАЛСИБ и МДМ все еще обременены старыми проблемами.

В сегменте необеспеченного потребительского кредитования настоящий бум — рост за 9 месяцев 2012 года превышает 30 процентов, доходя в отдельных случаях до 70 процентов и более, что может привести к проблемам с качеством активов из-за ослабления некоторыми банками стандартов выдачи, прихода в этот сегмент новых игроков без необходимого опыта и существенного увеличения закредитованности населения. Эта тема сейчас вызывает, пожалуй, наибольшее внимание как аналитиков, так и регулятора, поэтому стоит на ней остановиться более подробно.

По нашим расчетам, сегодня на каждого работающего россиянина приходится около 100 тысяч рублей банковского долга (до кризиса было около 70 тысяч), на обслуживание которого уходит около 10 процентов совокупного дохода. Пока это еще не так много по сравнению со многими другими развивающимися рынками, не говоря уже о более развитых странах. Но это в среднем, а так как кредитами пользуются далеко не все, получается, что у тех, у кого они есть, долговая нагрузка может быть существенно выше. К тому же рост доходов не поспевает за ростом задолженности населения, и есть риск, что люди, переоценив свои финансовые возможности, попросту не смогут нормально обслуживать свои обязательства.

Этой проблемой озабочен и ЦБ, который для того, чтобы остудить рынок потребкредитования, собирается повысить минимальные уровни резервирования по некоторым категориям розничных ссуд и существенно ужесточить требования к капиталу банков, кредитующих население по высоким ставкам. Это позволит снизить риски в среднесрочной перспективе, но проблему в корне не решит. Ведь она не столько в темпе роста кредитов у отдельных игроков, что может быть просто из-за их относительно небольшого размера, а в том, что люди и дальше будут наращивать свою кредитную нагрузку.

Кардинальным решением проблемы, по нашему мнению, могло бы быть установление ограничений на выдачу кредитов людям, если выплаты по их обязательствам будут превышать некоторую величину от их доходов. Подобная практика уже какое-то время успешно применяется в ряде стран. К сожалению, введение ее в России сегодня было бы затруднительно по причине отсутствия единой базы кредитных историй и все еще высокой доли незадекларированных доходов. Однако решение этих задач не только позволило бы снизить кредитные риски, но и, возможно, вывело бы часть серых доходов из тени, что само по себе неплохо. Переходя к теме фондирования, Fitch видит риски в зависимости банков от достаточно дорогих депозитов физлиц (32 процента от всех обязательств на 1 октября 2012 года), а также росте заимствований от государства, объем которых вырос на 1,3 триллиона рублей с начала года до 3,4 триллиона (или 9 процентов от всех обязательств), что лишь немногим менее пиковой величины во время предыдущего кризиса.

Как уже было отмечено, приток вкладов замедлился, составив лишь 4 процента за 9 месяцев 2012 года, причем росли в основном депозиты физлиц (плюс 8 процентов), в то время как размещения корпоративных клиентов практически не изменились. Примечательно, что на основные розничные банки, несмотря на их скромный размер (всего 3 процента от активов сектора), пришлось более 20 процентов от общего роста розничных депозитов. Это отражает политику высоких кредитных ставок, что позволяет банкам привлекать более дорогие ресурсы, а также равные права доступа к системе страхования вкладов. Очевидно, что они еще более выиграют от планируемого в 2013 году увеличения суммы страхового покрытия до миллиона рублей. Между тем власти рассматривают различные варианты регулирования ценовой конкуренции, например, через дифференцирование страховых отчислений в фонд страхования вкладов, неполное страхование высокодоходных депозитов или ограничение уровня ставок, по которым банки, привлекающие застрахованные депозиты, смогут выдавать кредиты.

Что касается госзаимствований, то пока не стоит слишком волноваться по этому поводу, так как в отличие от предыдущего кризиса, когда основной объем приходился на беззалоговые кредиты ЦБ, сейчас львиная доля таких привлечений — под залог активов, да и тому же около 80 процентов от всей суммы приходится на госбанки. Поэтому риска изъятия этих средств фактически нет. Плюс у банков еще остается существенный запас рыночных активов, около 2 триллионов рублей, под залог которых можно получить дополнительное рефинансирование в ЦБ. Хотя нужно иметь в виду, что распределены они неравномерно. Однако риски могут существенно вырасти, если банки и дальше будут финансировать рост, закладывая ликвидные активы. В этой связи некоторое беспокойство вызывает высказывание первого заместителя председателя ЦБ РФ Алексея Улюкаева, что объем госфинансирования сектора может удвоиться в течение ближайших трех лет (по нашим оценкам, с учетом роста активов — до 15 процентов от всех обязательств). Учитывая, что свободного рыночного обеспечения для этого явно недостаточно, пока непонятно, в какой форме это финансирование будет предоставляться и кому.

Между тем сокращение притока вкладов и конкуренция, особенно со стороны розничных игроков, уже привели к общему росту ставок на 1—1,5 процента с начала года. Даже Сбербанк с ВТБ24 не удержались и в октябре подняли ставки по депозитам, поэтому говорить о стабилизации пока не приходится.

Удорожание ресурсов отрицательно скажется на прибыли банков, которая по итогам 9 месяцев 2012 года достаточно высокая (возвратность на капитал около 18 процентов в годовом исчислении). Сокращение прибыли в свою очередь будет сдерживать дальнейший рост активов с учетом текущей умеренной капитализации (13,1 процента в среднем по сектору при минимуме в 10 процентов), а также новых требований ЦБ по резервированию и расчету капитала.

Снизившаяся капитализация — это еще одна тема для беспокойства, ведь у многих банков фактически нет подушки безопасности на случай кризиса, а заложенные в проект бюджета на будущий год 150 миллиардов рублей на случай экстренной рекапитализации (путем выкупа привилегированных акций) составляют всего 3 процента от суммарного капитала сектора.

Александр ДАНИЛОВ, Fitch Ratings