Российские предприниматели: «Кипра больше нет — теперь это просто песочек и море»

18.09.2011 09:09

Кипр продолжает поставлять горячие новости: так, вчера на остров из Германии прилетел самолет с 5 млрд евро наличными (их перевезли в хранилище Центробанка под охраной спецназа). И пока эксперты оценивают абстрактные миллиарды, потерянные экономикой, предприниматели считают свои кровные. Slon попросил российских коммерсантов, которые были связаны с Кипром, рассказать, чем в итоге обернулся для их бизнеса кризис офшора и что они будут теперь делать.

Максим Фалдин, сооснователь WikiMart: «Мы больше ни одного доллара держать на Кипре не будем»

«Мы — фактически кипрская компания. Когда-то даже рекомендовали Кипр как офшорную зону знакомым. И теперь многие люди потеряют деньги.

Главный вывод, который мы сделали из всего случившегося, — кипрская юрисдикция для российских пользователей умерла.
Чего российские предприниматели меньше всего хотят — так это нести риски за пределами Российской Федерации. Нам своих банков хватает, чтобы еще и чужих бояться.

Второй вывод — европейское содружество показало, что, в отличие от США и даже Азии, оно может переложить часть своих проблем на плечи тех, на чьи деньги оно жило. Они просто говорят: «У нас дырка в 17 млрд евро, десять мы наскребли, а остальное извольте взять с тех людей, на чьи деньги экономика и существовала». Они принесли в жертву те банки, где были деньги, — в отличие от США, которые, стремясь сохранить финансовую систему, закрывали нежизнеспособные компании. Понятно, что инициатива принадлежала ЕС. Но такое действие даже российским властям в 1998 году в голову не пришло.

Дальнейшие наши действия очевидны. Выводить компании оттуда, если ты их уже создал, дорого. Если еще у тебя компания нулевая, без оборотов, то закрыть ее обойдется в не очень большие суммы — тысячи или десятки тысяч евро. Но из-за особенностей местного налогообложения, если у тебя компания хотя бы с годовой деятельностью, то это уже гораздо дороже, а если работаешь 3—4 года, то уже запредельно дорого. Однако спасением является то, что, имея компанию на Кипре, не обязательно держать там счета. Этот вариант для нас — мы больше ни одного доллара держать на Кипре не будем. Соответственно, хоть мы и стали заложниками их юрисдикции, мы не стали заложниками их банковской системы. Свет клином на Кипре и Европе не сошелся — так просто исторически сложилось. Есть, например, Сингапур, туда никто не смотрит, а там неплохие условия.

Дмитрий Шашкин, CEO Mallstreet: «Когда ты незаслуженно теряешь деньги, они всегда большие»

Наша компания находится в ожидании очередного раунда инвестиций, а так как часть денег инвесторов находится в Laiki, то мы две недели держим пальцы крестиком, как и все остальные места тоже, не зная, сколько в итоге от них останется, — ведь когда ты незаслуженно теряешь деньги, они всегда большие. К слову, чтобы понять, насколько российский бизнес был на принесенных в жертву Laiki и Bank of Cyprus, могу сказать, что других серьезных банков там просто нет. Сама Mallstreet имеет там обычный расчетный счет, который применялся для оплаты услуг кипрских юристов, и получается, что он тоже попадет под обложение вместе со счетами всех российских бизнесменов, получавших через них предоплату за товары или услуги (в английском понимании deposit подразумевает не только деньги, вложенные под проценты). Последняя информация, которую выдает нам система интернет-банкинга: «У нас технические проблемы, операция невозможна».

На вопрос об экстренных мерах могу ответить только одно — на танках туда, увы, не доехать, потому что вода посередине, а к самолету, который привез 5 млрд евро наличными, мы, увы, не успели.

Кипра больше нет — теперь это просто песочек, пляж и море, причем не самое лучшее.

Что наиболее абсурдно — ЕС будет помогать Кипру в долг. Красивая манипуляция: вы всех киньте, но деньги все равно не навсегда. Даже Исландия — молодцы на этом фоне, всех кинули, но хоть деньги в долг не стали брать.

Точно могу сказать, что в «православные» и «католические» страны а-ля Испания, Греция, Португалия и так далее никто больше вкладываться не будет никогда. Пока ситуация не прояснится, искать другие варианты для ведения расчетных счетов рано. Решение, которое лежит на поверхности, — Британские Виргинские острова.

Михаил Рейдер, совладелец HipClub: «Для многих российских бизнесов это будет смертельный удар»

Как повлияют проблемы банковской системы Кипра на наш бизнес, пока не совсем понятно. Когда все счета были фактически заморожены на 100% (проблем, правда, это вызвать не успело, так как суммы были незначительные), мы думали: «Если будет deposit levy («стрижка депозитов». — Slon), то это, конечно, неприятно, будут потери, но, наверное, все выживут. Если эти идиоты не договорятся с Европой и / или Россией, то банки ждет практически немедленное банкротство. Тогда для многих российских бизнесов это будет смертельный удар. Так что лучше уж levy, чем отсутствие решения».

Теперь решение принято, и оно намного жестче, чем то, что обсуждалось вначале. Путин договорился, чтобы не трогали российские дочки, поэтому были «слиты» только вкладчики Laiki и Bank of Сyprus, в одном из которых есть счета и у нас. Так как наша сумма была на границе 100 тысяч евро, с тех пор как банки открылись, деньги доступны. Хотя пока не могу с уверенностью сказать, когда их можно будет полностью вывести. В любом случае — понятно, что деньги на Кипре мы больше держать не будем. Вполне возможно, что компанию там оставим, если, конечно, они совсем не обнаглеют и не придумают еще что-то. Но скоро у нас следующий транш инвестиций, и я не знаю, на какие счета мы его будем получать.

В случае венчурных инвестиций иностранная юрисдикция не имеет альтернатив, инвестиционные деньги на стартап держать в России просто нельзя.

Например, в нашем случае инвесторы вкладывают средства абсолютно официально и прозрачно, но в России это слишком сложная процедура. Кроме того, они должны предусмотреть вариант, что им придется со мной судиться, соответственно, нужна юрисдикция с прозрачной правовой системой. Юрисдикцию можно оставить и на Кипре, а вот счета нужно куда-то переводить. И куда — непонятно. В Латвию идти страшно, хотя они зовут, у Азии специфические требования (например, в Сингапуре надо лично являться при открытии счета, плюс — иметь местный бизнес), с другими вариантами еще предстоит разобраться.

Таким образом, предприниматели признают, что закрыть компанию на Кипре крайне сложно — но можно вывести деньги, что все и намерены сделать (мнения разделились лишь в том, куда двинуться). Slon попросил юриста объяснить, как можно переместить деньги, не закрывая компанию.

Борис Брук, советник Salans: «Я советовал клиентам не паниковать»

Неудивительно, что возникали призывы поставить на Кипре крест. Нам приходилось видеть выписки со счетов кипрских банков, в которых знаменитый, но так и не прошедший одобрение кипрского парламента налог с вклада был уже зарезервирован. Поэтому к нам приходили представители западных компаний с предложениями разработать схемы по переводу активов из Кипра в Ирландию, Люксембург и так далее. Но я советовал клиентам не паниковать и продумать пути вывода из Кипра компаний без ликвидации (так как это очень дорого).

Международное налоговое планирование предоставляет большое количество инструментов для перевода активов из одной юрисдикции в другую. Например, изменение налогового резидентства кипрских компаний — в этом случае в другую страну переводится место управления кипрской компанией. Делается это просто: закрываете офис одной компании, увольняете директоров, открываете офис в другой стране, нанимаете людей там, получаете статус резидента (естественно, надо выбирать те страны, где хотя бы одним из критериев налогового резидентства выступает место управления компанией). Компания формально остается кипрской, но налогообложение ее общемировых доходов уже подчиняется правилам той страны, налоговым резидентом которой она стала.

Есть другой вариант: трансграничные слияния и присоединения к компаниям из других юрисдикций — вы от того же акционера открываете параллельную структуру, никак не завязанную на Кипр, к примеру, в Голландии или Люксембурге. После чего присоединяете одну к другой. Что называется, «брюки превращаются в элегантные шорты».

Ну и, наконец, есть просто перевод компании из одной юрисдикции в другую — юридическое лицо, образованное по законодательству одного государства (в данном случае кипрская компания), становится лицом, образованным по законодательству другого государства, без ликвидации — в странах общего права такой институт перехода из-под одной юрисдикции в другую часто именуется понятием continuation. Не все страны это позволяют делать, но, к примеру, тот же Люксембург разрешает делать это даже в отношении компаний, созданных в странах, не являющихся членами Евросоюза. Это непростая корпоративная процедура, но как вариант имеет право на существование.

Маргарита АРАНОВСКАЯ