Российские деньги мешают Кипру получить международную помощь

18.07.2010 08:50

Международные кредиторы не оправдывают надежд киприотов и не дают им обещанные 17 млрд евро даже после того, как островитяне проголосовали на президентских выборах за угодного свободному миру кандидата от правых сил Никоса Анастасиадиса. Отговорка проста: мол, Кипр стал прачечной для «грязных» денег из России, неправильно заставлять расплачиваться за эти махинации честных немецких и других налогоплательщиков.

Европейцы не спорят, что финансы Кипра оказались заложниками греческого долгового кризиса, тесная связь кипрской экономики с греческой известна и понятна. Логично, что коль Европа и международные кредиторы взялись помогать Греции, то надо помочь и Кипру, тем более что объем помощи необременителен.

Но дальше обещаний дело не шло и не идет. Сначала Европа решила, что отвечать на запрос Кипра следует не раньше, чем там пройдут президентские выборы.

Хотя серьезные аналитики сразу не считали серьезным довод о том, что коммунистический президент мешает дать денег Кипру.

Но вот уже две недели прошло с того дня, как киприоты проголосовали за Никоса Анастасиадиса, а помощи все нет. Больше того: вместо того чтобы просто дать денег Кипру, министры финансов еврозоны, в которой Кипр состоит с 2008 г., договорились проверить систему борьбы с отмыванием денег, которая существует на острове.

Речь, конечно, не идет о государственном кредите в 2,5 млрд евро, который предоставила
Кипру Россия. Речь идет о причинах, по которым Россия так легко выделила эти деньги не самому политически и стратегически близкому государству. Вот вопрос о выделении кредита союзной Белоруссии решался долго и «со скрипом».

Вскоре последовали заявления от представителей европейских властей, в которых они уже откровенно разъясняли, почему они не могут выполнить свои обещания и дать Кипру денег.

Например, австрийский министр финансов Мария Фехтер прямо так и спросила: почему Европа должна пускать деньги своих налогоплательщиков на спасение банков, через которые русские и их подставные компании отмывают «грязные» средства?

А германский оппозиционный политик Карстен Шнайдер заявил, что будет изо всех сил противодействовать выделению германских денег на гарантирование «грязных» русских средств в кипрских банках. Тут стоит помнить, что «грязные» деньги — те, которые незаконно, как сокрушался недавно председатель ЦБ РФ Сергей Игнатьев, выводятся из России, просто говоря — разворовываются.

Кипр пытался возражать, утверждая, что он больше всех в Европе борется с отмыванием. Но против этого утверждения работает целая индустрия — юридическая, в которой создаются сотни формальных компаний и трастов, через которые российские и не только российские граждане управляют активами по всему миру. Недаром же именно крошечный Кипр занимает первое место по прямым инвестициям в Россию — до четверти всех средств.

Пока четких доказательств отмывания российским бизнесом значительных денег через кипрские офшоры нет, в отличие, например, от денег покойного югославского лидера Слободана Милошевича. Как показало расследование Гаагского трибунала, военные действия в постсоветской Югославии финансировались именно через кипрские финансовые учреждения.

Но есть исследования авторитетных организаций, которые нельзя игнорировать. Например, в начале февраля американская международная исследовательская организация Global Financial Integrity, которая отслеживает перемещения по миру нелегальных денежных средств, представила доклад «Россия: нелегальные финансовые потоки и роль теневой экономики», в котором проанализировала размеры нелегальных финансовых потоков в 1994—2011 гг., а также их влияние на российскую государственную политику. По оценкам доклада, объем теневой экономики в России, которая включает в себя контрабанду наркотиков, торговлю оружием и людьми, составил 46% от ВВП за 18 лет. За это время из России нелегально вывезено самое меньшее 211,5 млрд долл. А основным способом нелегального вывода денег из России авторы доклада считают использование учрежденных российскими коммерческими структурами дочерних компаний в Европе и ряде офшорных зон, которые выводят деньги из страны под видом экспортно-импортных операций. При этом в последние годы на первое место и среди получателей, и среди источников российских прямых иностранных инвестиций вышел Кипр. «Россия уже долгое время использует республику в качестве „прачечной» по отмыванию незаконных средств», — заявил исполнительный директор GFI Раймонд Бейкер.

Немецкая разведка представила своему правительству доклад, в котором говорится, что общая сумма размещенных в банках Кипра финансовых средств составляет 28 млрд евро, и это при том, что ВВП островного государства не превышает 18 млрд евро. Кипр является крупнейшим источником прямых иностранных инвестиций в Россию в период 2009—2011 гг. По данным МВФ, в 2011 г. размер инвестиций из Кипра в Россию составил 128 млрд долл.

Исполнительный директор GFI Р. Бейкер комментирует российско-кипрское сотрудничество так: «…когда вы управляете экспортирующей стороной, импортирующей стороной, а ваш собственный банк проводит такие сделки, вам может очень многое сойти с рук. То, что мы наблюдаем, — следствие плохого государственного управления… Российское государство потеряло сотни миллиардов долларов, которые можно было бы использовать для инвестиций в здравоохранение, образование и инфраструктуру».

Радиостанция «Коммерсант FM» приводила комментарий по этому поводу от директора Института проблем глобализации Михаила Делягина: «… этот показатель вполне правдоподобен. Я бы даже считал его оптимистичным. Посудите сами, расходы на сочинскую Олимпиаду за пять лет выросли в четыре раза, достигли 1,4 трлн руб., почти 1,5 трлн руб. Расходы едва ли не превысили все, что потрачено на все прошлые Олимпиады. Понятно, что там достаточно существенна коррупционная составляющая. Понятно, что значительная часть этих расходов должна учитываться как теневая экономика».

Вопрос о выделении финансовой помощи Кипру начал вскрывать маршруты передвижения «грязных» денег, что, кстати, никак не желали бы ни европейские, ни российские политики — это может осложнить отношения между ЕС и РФ. Но 22 февраля поступили сообщения о том, что службы шести стран Евросоюза, занимающиеся финансовыми преступлениями, договорились объединить свои силы в расследовании отмытых денег группой российских чиновников, которые, по утверждениям погибшего юриста Сергея Магнитского, делали это через европейские банки. То, что в этом расследовании охотно приняли участие Эстония, Латвия и Литва — не удивляет. Но теперь к ним вынужден присоединиться и Кипр. Речь идет о расследовании, как сообщают западные СМИ, дела о предполагаемом переводе на счета фирм, находящихся в этих странах, огромных денег, осуществленном «группой Клюева», которая состоит, предположительно, из высокопоставленных российских чиновников. Считается, что с помощью налоговых махинаций через банки России и Молдавии им удалось «увести» около 230 млн евро. Инициативу объединить несколько расследований в одно подали члены еврокомиссии, которые присутствовали на собрании Платформы финансовых разведок.

Очевидно, что расследование по делу Клюева — взрывоопасная тема для российско-европейских отношений (Дмитрий Клюев являлся владельцем Универсального банка сбережений, через который проходил незаконный возврат налоговых платежей на сумму более 3 млрд рубл.). Проверка была инициирована в декабре 2012 г. по запросу юристов инвестиционного фонда Hermitage Capital Management.

Клавдия ВАСИЛЬЕВА