Росфинагентство потеряет форму

11.10.2011 03:15

По мнению депутатов Госдумы, управлять средствами Резервного фонда и Фонда национального благосостояния (ФНБ) должна госструктура, а не «какое-нибудь» ОАО. Правда, какой именно орган исполнительной власти имеют в виду депутаты, пока непонятно. На чаше весов помимо ведомства Антона Силуанова находятся Минэкономразвития (МЭР) и Банк России, считают эксперты.

Комитет Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству обнародовал свои поправки ко второму чтению законопроекта о создании Росфинагентства. Одна из главных новелл парламентариев гласит, что управление средствами Резервного фонда и ФНБ должно осуществляться «уполномоченным органом исполнительной власти», а не ОАО, как первоначально предлагал Минфин. Именно таким образом, по мнению депутатов, получится обеспечить сохранность накопленных государством средств.

По состоянию на 1 февраля 2013 года объем Резервного фонда и ФНБ составляет около 5,3 трлн руб. (8% ВВП). Таким образом, фонды оперируют «огромными суммами», принадлежащими по сути государству, то есть налогоплательщикам, говорит один из авторов поправок, депутат Игорь Игошин. «Раз деньги государственные, значит, и управлять ими должно государство», — считает он.

Если Росфинагентство заработает в форме ОАО, то не получится справиться и еще с одной основной его миссией — эффективным управлением госдолгом, уверены депутаты. «Объем одного только внутреннего долга к началу года составил без малого 5 трлн руб. Абсолютно непонятно, как можно обеспечить эффективный контроль бюджетных средств, если ими управляет организация, неподконтрольная Госдуме и Счетной палате», — добавляет председатель комитета Госдумы по экономической политике Игорь Руденский.

Предлагают депутаты и еще ряд значимых новшеств. Так, по их мнению, средства фондов могут быть использованы для развития реального сектора — например, в качестве госгарантий по кредитам. «Цель — через различные механизмы, институты развития, госгарантии сделать так, чтобы коммерческие банки могли выдавать предприятиям реального сектора займы по низким ставкам», — поясняет Игорь Руденский. Это могло бы привести, например, к снижению ставок жилищных кредитов, можно было бы направлять средства и на развитие инфраструктурных проектов. Контроль за сохранностью средств могла бы обеспечить Счетная палата, считают в Госдуме.

Впрочем, эксперты в депутатских идеях видят несколько подвохов. Так, с одной стороны, передача полномочий по управлению средствами фондов госоргану действительно снижает риски того, что деньги будут использоваться не по назначению. «Однако не факт, что госгарантии будут предоставляться действительно нужным проектам, а не будут связаны с лоббированием интересов», — говорит главный экономист УК «Уралсиб Кэпитал» Алексей Девятов.

«Необходимо ответить на вопрос: что мы вообще собираемся дальше делать со средствами Резервного фонда и ФНБ. Если мы их хотим тратить, то вопрос, где — в России или за границей. Если оставляем старую конструкцию, грубо говоря, накапливаем, то с этим прекрасно справляется и Банк России», — добавляет заведующий ЦСИ Института Гайдара Алексей Ведев.

На данный момент (в соответствии с Бюджетным кодексом) средства фондов находятся в управлении Минфина, размещаются фонды на валютных счетах ЦБ. Нынешняя версия законопроекта предлагает дать Минфину право передать средства в управление спецорганизации — Росфинагентству, созданному в форме ОАО. Как ранее отмечал замминистра финансов Сергей Сторчак, сотрудникам новой организации «не надо быть чиновниками», а их функционал должен быть ближе к функционалу инвестбанкиров, правда, работающих с ограничениями.

Какому именно органу исполнительной власти предлагается передать полномочия по управлению средствами фондов, пока непонятно. По словам Игоря Игошина, это определит «само правительство». «Если говорить о том, что эти деньги будут использоваться в качестве госгарантий, то здесь роль МЭР возрастает. Возможна некая кооперация между Минфином и МЭР», — предполагает г-н Девятов.

Юлия СИНЯЕВА