Пять лет на вырост

24.02.2010 05:25

Минэкономразвития предсказало два новых кризиса

Следующий мировой кризис начнется через пять лет, рассчитало минэкономразвития. Он вновь приведет к падению цен на нефть, замедлению российской экономики и ослаблению рубля. Потери будут меньше, если к этому сроку Россия успеет слезть с «нефтяной иглы», уверяет министерство.

Сценарий повторения глобального кризиса эксперты Минэкономразвития просчитали в прогнозе социально-экономического развития страны до 2030 года. Избежать очередного удара, дают понять они, практически невозможно: это предопределено «волнами мирового развития». И ждут паузы роста или рецессии в районе 2018 года, а потом еще и в 2027—2028 годах.

Так что в ближайшие 17 лет нам предстоит пережить целых два мировых кризиса.

Цены на нефть во время первого снизятся со 115 до 75—80 долларов за баррель, во время второго — до 123 долларов, подсчитало министерство. В 2018 году отечественный ВВП может потерять 2—3 процентных пункта и скатиться примерно к 2 процентам, курс рубля — понизиться на 20 процентов. Но через десять лет отечественная экономика станет более устойчивой к кризисам, надеется министерство. Темпы ВВП замедлятся всего на 1 процентный пункт и составят 2,8—3 процента, а затем вновь вернутся к 4—4,5 процента. Рубль потеряет всего 10—12 процентов. Получается, удар в обоих случаях будет намного слабее, чем в 2008—2009 годах, когда экономика ушла в минус на 7,8 процента. «Диверсифицированность экономики и надежность финансовой системы значительно снижают потери от кризисов», — рассуждают авторы прогноза.

И, рисуя три варианта развития экономики — консервативный, инновационный и форсированный — министерство явно склоняется к двум последним. В консервативном сценарии доля нефтегазового сектора снизится с 20 процентов до 16, производство инновационного вырастет с 11 до 15 процентов. В инновационном эти показатели должны составить соответственно 10 и 17 процентов, в форсированном — уже 8 и 20 процентов. Чтобы нарастить долю инновационного сектора, куда министерство включает науку, связь, образование и здравоохранение, а также машиностроение, надо увеличить расходы на эти отрасли, считают авторы. Цена вопроса до 2020 года — дополнительно 6,4 триллиона рублей. Кроме бюджетных денег, минэкономразвития предлагает задействовать на возвратной основе средства Фонда национального благосостояния, долгосрочные инвестиции пенсионных средств. От выбора сценария будет зависеть и благосостояние граждан — самые высокие зарплаты в форсированном варианте (см. инфографику), а также состояние здравоохранения и образования.

Определить дату следующего кризиса сложно, говорят эксперты «РГ». После войны у них стал плавающий период, вероятность того, что кризис произойдет через три, пять или десять лет — примерно 30 процентов для каждого срока, поясняет главный экономист Центра развития НИУ «Высшая школа экономики» Валерий Миронов. «Речь вообще может идти не о новом кризисе, а о витке старого. Все причины, вызвавшие кризис 2007—2008 годов, сохраняются: перепроизводство денег, пузыри на отдельных рынках», — считает председатель комитета по инвестиционной политике Торгово-промышленной палаты Антон Данилов-Данильян. «Великая депрессия» тоже имела несколько волн, напоминает он. Тогда экономику спасли госзаказы, поступившие с началом Второй мировой войны, сейчас драйвером может стать смена научно-технологического уклада, появление какого-то совершенно нового товара.

Готовиться к возможным потрясениям на мировых рынках России нужно, укрепляя «подушку безопасности», советует Миронов: «Пока она слабая, рыхлая, при такой падать будет тяжело». Резервный фонд следует нарастить до 6 процентов от ВВП, но параллельно надо изменить политику ЦБ — больше поддерживать реальный сектор, одновременно борясь с инфляцией. «Новые несырьевые производства могут быть созданы только гибкими компаниями, которые получают дешевые кредиты. Сейчас средняя ставка по кредитам — 13 процентов, а рентабельность в обрабатывающем секторе промышленности — 8 процентов», — говорит Миронов. «Чем более развита экономика, тем лучше она справляется с кризисами», — соглашается Данилов-Данильян. Российские производители, уверен он, способны создавать любые продукты, главное условие для этого — даже не госинвестиции, а инвестклимат.

Елена КУКОЛ